Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 08.10.1998. Здравствуй, Ма


08.10.1998. Здравствуй, Ма

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Название:
Здравствуй, Ма
Дата и время:
8 октября 1998 года, вечер.
Участники:
Сильвана, Спирит, ГМ за ведьму
Место действия:
Заброшенный храм на холме близ такой же пустой деревушки в Японии.
Описание:
Охота на последнюю сотую душу - душу ведьмы.

http://aniavatars.com/data/avatars/128/461.png http://aniavatars.com/data/avatars/128/458.png
имя: Кампанелла
тип: ведьма
ранг: ★★★

Тебя зовут КАМПАНЕЛЛА, и ты одна из старейших ведьм этого мира, заставшая и становление сына Шинигами богом безумия, увидевшая собственными глазами падение ведьмы Арахны и создание ей же демонического оружия. За столько лет ты набралась ума-разума и стараешься не встревать в бойни между ведьмами и академией, предпочитая более-менее спокойную жизнь вдали от этой суеты. Впрочем, однако, спокойная жизнь для тебя - термин многозначный, а потому ты без особого зазрения совести можешь вырезать целую деревеньку, посмевшую разозлить тебя. За то, что бы собственноручно убила посланца Мабаа-самы, ты была изгнана из общества ведьм и стала отступницей, что, впрочем, не мешает тебе и дальше жить в этом мире - попытки Шинигами убить тебя кончаются уничтожением посланцев, а Мабаа-сама всячески пытается выдать твое местоположение своему главному противнику. Ты прекрасный боец в рукопашном бою, помимо магии используешь также обыкновенный меч. Если признаться честно, то твоя магия слаба по меркам ведьм - ты можешь использовать только одно заклятие, но его сила настолько велика, что тебе и не нужны другие. В узких кругах ты известна, как ВЕДЬМА ПРОСТРАНСТВА, ведь благодаря своей магии ты способна перемещаться из одной точки в другую за считанные секунды. Единственное, что может выдать противнику твои намерения - маленькие зеленые молнии, однако... это все равно не спасает никого от смерти. Ты жестока, но не кровожадна. Холодна, расчетлива, не терпишь неудач и неповиновения. Один раз ты спуталась с мужчиной и родила дочь, названную Сильваной, к твоему сожалению она не переняла ни твоих магических способностей, ни твою собранность. Глупый ребенок бежал к Шинигами, а ты день за днем ждала, когда сможешь увидеть дочь лицом к лицу, чтобы попытаться вернуть ее. Когда до тебя дошли вести, что твоя дочь - больше не то хрупкое и невинное создание, а уже мать отродья одного из оружий Шинигами, ты была готова растерзать отца этого ребенка на кусочки. Ты немногословна, однако понимаешь, что скорее всего в этой битве тебе придется обходится не только мечом, но и словом - в конце концов, даже не смотря на связь с оружием, ты любишь свою дочь. В данный момент ты ожидаешь свою дочь в заброшенном храме перед деревней, которую ты вырезала за одну ночь.
Ты не можешь использовать магию, когда сильно ранена.

0

2

Когда тебе объявляют, что пора бы уже начать охоту на ведьму - это чертовски круто. Хотя, конечно, охота - это всегда чертовски круто, хотя и опасно, а тут целая ведьма. Не такая безмозглая, как обычные злые душонки, не такая слабая. Самая, что ни на есть, настоящая ведьма, с магией-шмагией и прочими свистелками! А еще после ее убийства тебя ждет слава, уважение, еще большое обожание со стороны прекрасного пола, и, возможно, даже звание косы смерти самого Шинигами-самы. Все те, кто успел завалить ведьму до Спирита, столько всего рассказывали об этом - а особенно о том, что ждало их после, из-за чего он ждал эту миссию с нетерпением, желая наконец убить одну из этих.. этих, и хвастаться перед другими своими приятелями, мол, а я то теперь не просто оружие, а прокаченное! К сожалению, именно эти байки и стали причиной его несколько неумного восприятия боя с финальным боссом - что это, якобы, очень просто. О том, что половина с таких стычек не возвращается, Спирит как-то не думал - то ли паршивые мысли от радости от предстоящей схватки куда-то исчезли, то ли они были вытеснены его прекрасной и ненаглядной Макой. Ну, дети, это же главное в жизни - даже если всего лишь год назад ты не был отцом и мужем.
Но радость от приближавшейся с каждым днем миссии поутихла с повесткой о том, кто их будущая жертва. Точнее, кем она приходится его ненаглядной супруге. Нет, конечно о ведьминских способностях его восхитительной и божественной Силь Спирит прекрасно знал, но вот как-то не подозревал, что Шинигами подложит им такую свинью. Конечно же это неприятно и подло, хотя и было весьма очевидно - как-то с образом чудаковатого существа с глупой маской и вечными шуточками забываешь, что этот чудак - сама Смерть со своими планами и желанием узнать, верна ли одна из приспешниц враждебной стороны ему самому. Делать нечего, приходится подчиняться.
И с вымученной улыбкой ты получаешь наконец злополучный билет на самолет и летишь в далекую-далекую Японию, где ждет ОНА. Если бы эта ситуация случилась с кем-то другим, то Спирит обязательно бы пошутил, дескать, свою тещу убьешь - себе же лучше сделаешь, а сейчас, вот, как-то не до шуток... А в Японии сейчас прохладно, облачно - неприятно, в общем, словно погода знает о том, что им с Силь предстоит, и специально так делает - чтобы не больно солнечным и радостным был тот денек, когда его ненаглядной... и так далее, пришлось убить собственную мать.
О НЕЙ Спирит знал лишь со слов Шинигами: очень крутая чика, ну ты же, Спирит-кун, поможешь своей ненаглядной Силь-тян ее укокошить, океюшки? Он то все шутки шутит, а Албарну становится страшно - ОНА то наверняка попытается его прикончит первым, потому что именно он в первую очередь виноват в том, что академия крепко держит Силь. Виноват в рождении Маки. Да и вообще виноват, что связался с ней. Расспрашивать о матушке свою ненаглядную и прекрасную Албарн побаивался - мало ли, что у нее на уме? Нет, ну конечно она его золотце прекрасное, но ведьмовские инстинкты - не шутка. Еще пошлет к чертям эту академию, возьмет Маку - и айда к их старшой, которую Мабаа-самой зовут. А у Спирита судьба в такой случае определена - смерть.
Ну это, конечно, лишь глупые страхи.
Деревня, около которой живет сама фрау Кампанелла, похожа на локацию из этих дурацких страшных фильмов, которые вовсе не страшные. И ладно там засохшая кровь кое-где - вокруг нет ни души. Даже птиц. Даже ворон. Даже каркнуть хочется, чтобы эту тишину прервать, но в свои то года каркать как-то несолидно уже... и глуповато. Спирит ежится - а ветерок то тут не слабый, пробирает до костей. Хотя, наверно, так только от страха кажется.
- Идем? - Спирит оглядывается и смотрит на Силь, а потом поворачивается к высокому холму, на котором стоит заброшенный еще до уничтожения деревни храм. Шинигами сказал, что ведьма ждет их там. Откуда он знает? Она передала ему послание? Не она ли назначила этот бой, а Жнец согласился? Столько вопросов, а ответов так таковых нет. Парень шумно выдыхает и виновато смотрит на Силь - если бы не тот факт, что она не первый его повелитель, то они могли бы сейчас сидеть дома и только мечтать о охоте на ведьму. И Силь не пришлось бы мучиться из-за такой цели - может, к тому времени Кампанеллу убили бы давно.
Он осторожно берет ее за руку и тянет за собой - к лестнице, ведущей к храму.
Ожидание перед боем - самое ужасное.
Может, им повезет, и Кампанеллы там не будет? Пусть там сидит какая-нибудь другая ведьма, ну любая другая, только не она. Спирит что угодно отдаст, лишь бы так и свершилось.
Но, наверно, не судьба.

0

3

Когда-то, в далекие-далекие времена, когда еще Царь Пушка, жуткая-прежуткая Коса Смерти, не была создана, а Русью правил Рюрикович, бывший еще не последним у трона, был такой дядька, Андрюшка Курбский. Но речь не о нем, а о том, кому он подложил свинью, а сделал это Дрон целому Ване. Ивану Четвертому, известному под кличкой "Грозный". Был у Ивана фаворит - Федор Лексеич Басманов. И вот знаете, сказал однажды своему опричнику царь, мол, отца убей - помилую. И убил Федя Алексея Даниловича - а царь как взревел "Отца убил - и меня предашь!". И вот Сильване, барышне умной, а умной, потому что зубрилка самокритичная, было довольно трудно - находилась она в такой же ситуации. И, по факту, тоже готовилась убить своего родителя. Да вот только заставляло сомневаться в собственной безопасности после дела знание истории,  впрочем, Шинигами - не буйный царь-смертный, а аж бессмертный. Да и не такой уж и буйный. Со странностями, но когда под твоей школой спит-посапывает Бог Безумия, волей-неволей начнешь сходить с ума. И легче это принять, чем этого бояться. Да и симпатизировали больше Шинигами-юмористу, пусть зачастую было и трудно понять, шутит демиург - или же говорит абсолютно серьезно. Если бы еще подобное сомнение могло закрасться в тот момент, когда сказали прикончить собственную мать, было бы замечательно, но вы что, думали, что в сказку попали? Нет, ошиблись, наивные хомячки. Одни вот осознали это прямо после того, как узнали об имени цели, а до этого этот кто-то вел себя идиотски, за что иногда ловил книжкой по голове. Отчего-то Силь с самого начала не питала особого энтузиазма к этой затее, старалась себя занять: то Маке книжку почитает, то пасьянс разложит, то на кофейной гуще погадает. маленькое хобби именно и внесло готовность к проблемам, кофе было вкусным, а предсказание паршивым: вас ждет коварный и опасный враг. Дуга из кофе не могла соврать - так отчего-то казалось. Да и обычно не врали предсказания. Опасность и коварность вообще присуща ведьмам, так что Сильва предпочла приготовиться, однако она и предположить не могла, что все будет настолько плохо. Неприятно. Жутко.
Следы от ногтей маленькими царапинками на нежных ладонях не сходили еще несколько дней. По четыре маленьких дуги на руке. Если бы это было кофе - можно было бы сказать об опасности.
Прохлада нравилась. Непогода устраивала. День материубийства не должен относиться к тем, о которых скажут "какая погода сегодня, загляденье!" Пусть бушует шторм, холод всегда мне был по душе. Больше туч, темнее небо. Нет, Сильвана была слишком боевой женщиной, ведьмы вообще сочетают в себе умело сексуальность и силу ядерной бомбы, чтобы сказать, что в дожде прячут слезы - нет, уберите из ваших юных голов эту ересь. Оплакивают погибших, а все пока были живы. Хотя мать и могла снести к чертовой матери, каламбур века, самолет, но она умело воздержалась. Спасибо и на том. А уж своего супруга в руки мамаши совушка не собиралась отдавать - слишком много чести. Слишком хорошо Вана помнит все. Такая вот деревенька была далеко не первой на её памяти - материнские навыки прививания жажды разрушать были слишком знаменательны, забыть оторванные головы вообще крайне трудно. До такой степени трудно, что живот едва не выворачивает, а нос непроизвольно морщится. Говорят, что плохое забывается. Так вот - врут безбожно. Зато можно было смело надеяться на Спирита. Просто современный Геракл, храбрый и грозный защитник слабых и униженных. Неуютно, видимо, ему. Бывает, боевой друг, бывает. Сама же Сильва была удивительно безучастна по отношению к непокорному ветру, не воспринимала звенящей тишины - всю её наполняло до одури знакомое чувство. Дочери так любят матерей - еще бы у ведьм это была любовь.
-Я её чувствую. Безумие какое-то, - Сильвана тяжко выдохнула. Дело дрянь. Все это описывалось именно безумством: прикончить собственную мать в храме, конечно, символично, но символы - последнее, на что хотелось отвлекаться. Если так подумать, то лишь ведьма знает ведьму, особенно ту, с которой делит кровь. Во многом Шинигами можно понять. Только вот доказательства преданности уже порядком утомили. Да все утомляло. Не время ныть - оборвала себя на печальных мыслях совиная колдунья, расправляя плечи. Грудью на амбразуру так грудью на амбразуру, только бы об оной, не груди, о ней и так все знает, а об амбразуре, рассказать кавалеру, приостановив оного за все ту же руку и заглянув внимательно в глаза - донести информацию стоит предельно ясно, - Спирит. Послушай меня. Очень внимательно послушай. Моя мать чудовищно опасна. Она не будет сыпать в тебя проклятьями и не превратит в лягушку, не высосет твоей жизни и не отравит, не лишит тебя глаз - если, конечно, не выцарапает их самолично. Она в пространстве перемещается. Так что прикрой меня, ладно? - улыбаться выходило слабо, оттого выходило "зубоскальство" болезненным и отрешенным.
Глаза совиные устремились к храму. Видимо, мать любила все еще святые места. Забавно. Ожидает, должно быть, как её дочь поднимется, окутанная траурным покрывалом туч, кинется ей на шею, скажет, что возвращается. И тут грянет гром, а отсвет от молнии отразится от золотых локонов её милой девочки - и будет она прекрасна в своей ужасающей мощи. Если бы все было так хорошо. Если бы Вана приняла ведьмовство. Если бы она еще была милой девочкой. "Если бы я была чуть более благодарной дочерью" - Сильвана хмыкнула своим мыслям даже. Недобро так. Она ведь тоже представляла себе встречу с матерью. Но не так. Она не шла за руку с мужем по душу родительницы, она была рядом с матерью, помогавшей людям. Тут уж очередная ошибка представлений, но со стороны блондинки - трудно было вообще подумать о том, как Кампанелла кому-то помогает. Несоответствие взглядов обещало стычку матери с дочерью. И от этого легче шагать по лестнице не становилось.

0

4

Ответить нечего. Остается только молча кивнуть и внять просьбе Силь прикрыть в случае чего. Спирит, конечно, без повелителя плохо сражается, коса то - форма явно не предназначенная для одиночного боя, но выбора нет. Оружию то во время боя всяко легче - все удары обыкновенно приходятся по повелителю, а ты превратись себе, да не мешай мастеру бороться со злом, а тут... И ведь без ее просьбы он все равно прикрыл бы - правило есть такое, негласное, что повелителя защищать надо любой ценой, даже если этот повелитель чокнутый пацан. Хм, Штейн. А чтобы он предпринял против такой опасной ведьмы?
Лестница к храму высока, словно издевательство. Или им еще дается время на подумать-поразмыслить-сбежать? А можно ли сбежать, не скажет ли чего по этому поводу Шинигами? Храма еще не видно, но ведьма там наверняка почувствовала их, это напряжение и ожидание витает в воздухе. Хоть вой во всю глотку.
- А может... к черту твою матушку, давай улетим обратно в Неваду? - Спирит останавливается на лестнице, в глаза не смотрит, ну, по крайней мере пытается - глупо все это, вот так вот отказываться и бежать. Страшно. До этого ему почти сотню раз приходилось сражаться, а вот до дрожи в коленках как-то никогда не доходило, ну там то, наверное, потому что были не ведьмы, а послабее... Он выдавливает из себя виноватую улыбку и качает головой. - Попросим дать другую цель, чтобы далеко-далеко от Японии была, убьем ее и будем жить нормально. А то родную мать убить - это же сложно, да и не по правилам, хоть она и ведьма...
Хотя кого он обманывает. Кампанелла от них так просто не отстанет, если они убегут сейчас. Раз уж пришли, то нужно действовать, а не трястись и убегать. Где-то в голове возникает мысль, что, ну пожалуйста, матушка Силь одумается, не станет их атаковать, они мирно договорятся, в конце концов у нее теперь и внучка есть, да?.. Спиритова матушка говорила, что это очень радостное событие, ну не может же эта ведьма быть такой бессердечной и ужасной.
- Х-хотя ладно... Не слушай меня, я, наверно, чушь несу, - Спирит нервно смеется и идет следом за Силь вверх по лестнице. А та все не кончается, иди себе и думай о том, что наверху ждет. Какая эта Кампанелла? А как она выглядит? Похожа ли она на Силь, или они совсем разные? А... нет, нет, стойте, хватит вопросов, пора бы на битву настроиться. Что же это такое, в конце концов. Давай, тряпка, соберись, ты почти коса смерти, лучше думай о том, что будет после бойни!
Силь говорит, что ее матушка прыгает в пространстве. Нет, конечно, это совсем не то, что ожидал Спирит, потому что ему все ведьмы виделись старухами, которые стояли на месте и просто атаковали противника заклинаниями. Ну ладно, не все ведьмы так представлялись - Спирит косится на Силь и радуется, что она не читает его мысли, а то еще разругаются перед боем, а там неизвестно, как синхронизация пойдет. А эта ведьм, Кампанелла то, она другой магией владеет? Силь же говорила, что сыпать ими заклятиями не будет... Албарн честно надеялся, что нет, ладно то прыжки в пространстве, а то если она еще и заклинаниями бросается, то это же совсем плохо - телепортируется тебе под нос, наколдует... А там и не увернешься.
Кстати о магии - насколько Спирит знал, его восхитительной Силь было запрещено ею пользоваться. А в случае крайней опасности? Как насчет сражения с Кампанеллой?
- Ты будешь полагаться только на оружие, или же попробуешь использовать магию? - неожиданный вопрос, Спирит умеет их не к месту задавать. Ну да ладно, надо же заглушить любопытство, а то во время боя Силь использует вдруг магию - это же внезапно, а о таких внезапностях лучше заранее знать. - Шинигами разрешил тебе снять ограничитель души?
В тайне Албарн надеялся, что им магия его восхитительной Силь не понадобится. Пусть Кампанелла окажется слабой, ну пусть ее прыжки почти ничего значить для них не будут! Черт подери, как же хочется осуществления этих дурацких желаний, но знаешь же, что все это наверняка окажется неправдой. Не будет его Силь предупреждать об опасности матушки, если она слаба.
Уже виден конец лестницы. Пожалуй, пора.
- Превращаюсь, - в руках у Силь спокойней как-то, да и в форме оружия вообще спокойней. На лезвии мелькает отражение Спирита. - Давай поскорей закончим с ней, а потом, ну, дома, я тебя куда-нибудь свожу. И мы отпразднуем победу над ведьмой, получение сотой души, становление меня косой смерти и...
А потом Спирит замолкает. Потому что сегодня Силь сделает еще и четвертое - убьет свою мать.
На холме рядом с разрушенным почти до основания храмом пустырь. Вокруг звенящая тишина, кажется, что нет никого...
А потом Спирит видит ведьму.

0

5

Одно дело - что предпримут другие. Другое - что предпримешь сам. Довольно трудно было вообще помыслить о том, что как бы ты идешь не на чаепитие, не по душу жалкого кишинёнка обнажаешь оружие - забавный каламбур, учитывая, что Спирита его благоверная видела обнаженным во всех смыслах. Хорошо, что брать фантазию в узду у собранной когда-то-в-девичестве-Стрикс выходило хорошо - мать была бы просто вне себя от радости и гордости. Чтоб ей пусто было, грязная ведьма. Только вот если в последнем сомневаться стоило, то отсутствие у Сильваны плана не могло быть подвергнуто сомнению. Именно поэтому шла зубрилка буквально на иголках. К резонансу она была готова, дело привычное, отработанное, только вот использовать, скажем, Охоту на Ведьм - дело крайне тяжелое, пусть прежняя форма и восстановлена, да вот только предел остается пределом. Да и как можно составить план, если соперница прыгает в пространстве? Как-то. Трудно себе это представить, но действовать нужно - стоять и ждать своей участи совушка не намеревалась. Как минимум глупо подвергать опасности жизнь своего оружия - так еще помножим это на то, что никакая мать в здравом уме не оставит своего ребенка без отца. Если это, конечно, не Кампанелла. У той при дочери отпускались шутки вроде "Сегодня я ела женские пальчики, но не виноград", отчего воспоминания о маман был крайне скверные. И это не мешало инстинктам сопротивляться убиению родительницы! Столь же древний, сколь человеческий род, столь же древний, сколь ведьмовство, он истошно вопил об аморальности выбора молодой ведьмы, убить ту, что тебя выносила, - нарушить законы ковена, которым они, мать и дочь, когда-то были. Только вот сейчас приходилось выбирать - Шинигами, старый проказник, знал толк в подборке и проверке кадров. Оставалось только надеяться на собственную реакцию. Собственно, именно она была продемонстрирована вместе с лютейшим скепсисом, выраженным выгибанием тонкой брови - так еще и остановилась лишь тогда ходячая энциклопедия, когда встала на несколько ступеней выше, отчего смотрелась грозной амазонкой. Где-то в душе, сокрытой и ограниченной, Вана Спиритом восхищалась. Да, он немного балда, несерьезный - про таких говорят "с ним каши не сваришь", да вот только последнюю совиная колдунья не любила. Во всем же остальном супруг демонстрировал себя чудесно, пусть иногда и приходилось его направлять. В этом ведь и заключается прелесть замужества? Тыкаешь здоровенному мужику в ошибки и огрехи, заставляешь его мусор выносить, рубашки ему гладишь, а ночью прижимаешься носом к крепкой груди - и ничего тебе за это не будет. Если обладатель этой груди, хотя взаимодействие с оной вообще трудно сопоставимо с графой "за это избивают до смерти", дома, конечно. В противном случае используешь подушку. Подушка хоть не говорит уже битый час о том, что сейчас его хрупкую супругу ожидает самое роковое событие в её жизни, но и не греет.
-С тобой случается, - Силь тихо рассмеялась, мастерски унимая дрожь в руках, - и не сдавайся так просто. Я в тебя верю.
Она слишком хорошо помнила маман, чтобы думать о ней в хоть сколько-то душеспасительной форме. Сильвана вообще с матерью была в напряженных отношениях. А тут вот такая нежданная развязка семейного конфликта. Фразу "убить мать" она старательно избегала, стараясь вовсе не думать о родстве, которое, на деле, лишь усугубляло ситуацию. Вообще, как-то зашла у них речь об именах. Так вот, знаете, женщину, которая сначала хотела назвать тебя Ураленсисой, вообще трудно любить. Да, это очень иронично, назвать дочь Длиннохвостой Неясытью, все те, кто знают латынь, просто подохли бы от смеха - особливо биологи. Хорошо, что что-то от разума в этой женщине, но осталось. Тем страшнее было идти к ней - а если в этот раз её замкнет так, что никакого разума не хватит? Это изрядно пугало, но Вана старательно держала себя в руках. В моменты, когда было страшно, она начинала просто перечислять названия сов на разных языках. Обычно это как-то отвлекало - сложные слова вообще всегда отвлекали от ненужных мыслей, помогая привести голову в порядок. А зачастую именно его не хватало. Нужно быть правильной девочкой. Пока это устраивало почти всех - едва ли "правильность", "праведность" и "доблесть", привитые не Кампанеллой, а Шинигами, понравятся первой. А еще то, что её милая дочурка пришла с косой. Но это так, пустяки. Гораздо важнее проблемы с воспитанием.
-Нет. Не разрешил. Он мне пока не доверяет, видимо. Я его понимаю, - блондинка прокашлялась, после старательно копируя голос самой Смерти что жутко, богохульно, но прикольно, - мы делаем не ведьму из тебя, Силь-тян, а Косу Смерти из Спирит-куна, так что покрошите там все без магических штучек, океюшки?
Да что говорить, повелительница самого крутого на свете оружия (по мнению самой косы) явно всячески стремилась разрядить обстановку. Ей не нравилась ни разрушенная деревня внизу, ни затихшая природа, ни сосущее чувство в груди. Еще и дурацкая лестница кончилась столь некстати: совушка как раз вновь ударилась в печальные мысли, а напридумать достаточно сложных слов времени уже и не было. Трагедия. Зато оружие легло в руки привычно, прохладой стали коснувшись чуть дрогнувших ладоней.
-И мой уход на заслуженную пенсию, - а тебе еще батрачить практически беззлобно выдохнула про себя Вана окончание мысли. Тут или пенсия посмертно - или просто отставка, ребенка надо воспитывать, а не за душами гоняться с косой наперевес, а так не каждая женщина бегать сможет. Когда у тебя чудовищная физическая сила, мамино наследие, многое оружие кажется легким. А уж когда дыхания душ совпадают, так вообще прелестно.
При взгляде на Кампанеллу взгляд ведьмовской буквально вспыхивает в печальных сумерках. Совиные, пронзительные, хищные, глаза впериваются в практически не изменившуюся мать - явно не такой убегала от матери когда-то запуганная Сильвана. Сейчас-то она держится легко, пусть и не внутренне, то хотя бы внешне: легкий наклон головы, непринужденная поза с основным упором веса на правую ногу. Одни скажут, что нечего бедра показывать, и то, что талия хороша, тоже не стоит демонстрировать - а вот черта с два. Из такой позы удобнее всего быстро выставить свободную ногу вперед и пригнуться, перемещая вес. Все продумано уже скорее телом, чем мыслью - оной нужно бы сосредоточиться. Тяжко выходит, правда. Зато за спиной лезвие косы, едва не касающееся каменной кладки, от времени потрескавшейся и изрядно позеленевшей. И именно оружию более всего доверяет такая неправильная ведьма. Обе, наверное.
-Здравствуй, Ма...Матушка, - обращение Сильвана из себя буквально выдавливает, так, словно называть стоящую перед ней женщину матерью - труд неописуемый, только вот напряжение выдает то, что блудная дочь сдавливает оружие в руке с такой силой, что костяшки, бледные и без дополнительных спецэффектов, становятся еще бледнее. Голос отвратительно отказывается слушаться, тело омерзительно не желает подчиняться, но ведьма упрямо держала осанку. Да черта с два она склонится, хоть огнем Инквизиции перед носом води - не выйдет.

0

6

http://aniavatars.com/data/avatars/128/461.png

     Она так долго ждала этого момента... Момента, когда сможет вновь увидеть свою дочу, пусть даже в сопровождении косы Смерти. Но, она никогда не забывала о ней. Это ее родная кровь, ее дитя, которое оступилось и свернуло не на ту дорожку. Но,  Кампанелла верила в то, что она вновь встрети ее, уже повзрослевшую, и не девочку, которая, казалось бы, только вчера сбежала из дома матери, а настоящую женщину, сильную и опасную. И вот, этот момент настал. Ведьма сидела в центре полуразваленного храма на старом, каменном троне, спинка которого, практически отсутсвовала, будто кто-то откусил кусок. Рядом находился ее меч, который находился в ножнах. Она не хотела его использовать против дочери, но, сердце того, кто посмел явится сюда с ней, и кто был отцом дочери ее, она с радостью проткнет. Сначала, она не могла поверить в то, что Сильвана завела семью с тем, кто должен охотится на ведьм, на их сестер. Это было недопустимо. Да, Кампанелла не очень хорошо отночилась к другим ведьмам, всячески их игнорируя, но, она не могла допустить, чтобы ее родная жочь опустилась жо такого. И, теперь, единственный выход, это смерть.
- Здраствуй Сильвана, -с едва заметной улыбко сказала ее мать, не сводя глаз с нее, - Значит вот кто отец твоей дочери... Теперь взнляд ведьмы был привялан к косе, которую держвла ее дочь. Слегка склонив голову, она смотрела на нее, будто пытаясь увидеть там лицо этого мерзавца, который был не достоен того, чтобы быть с Сильваной. Как же она хотела внутри себя вонзить свой верный меч в грудную клетку этого оружия, чтобы услышать его последний вздох и увидеть, как в его глазах испаряется жизнь. Но, чтобы сделать это, ей придется как-то заставить дочь отпустить его. - Я так рада, что ты вернулась, хоть и в твоих руках сейчас никчемное оружие... Жаль, что данные обстоятельства вынуждают меня взять в руки меч, но, это для твоего же блага... Кампанелла медленно встала, немного опустив голову, и взяла в левую руку меч. Он все еще находился в ножнах.
- Ты действительно хочешь дратся со своей матерью? Это был последнеий вопрос, который сделает начало битвы.

Отредактировано GAME MASTER (2014-08-10 14:14:27)

0

7

А они не похожи. Ну вот совсем не похожи, хоть тут тресни. И взгляд у этой ведьмы-то совсем недобрый, прощай-прощай хрупкая надежда на то, что им удастся договориться, что они не убьют эту ведьмы, что все завершится тихо, мирно и... Нет, ну взгляд правда страшный, пробирает-то как, и даже в форме оружия, когда эта ведьма, казалось бы, тебе вреда не может причинить, все равно неуютно, мерзко, страшно. Ужасное это чувство, страх. А если страшно ему, то каково сейчас Силь? Она, конечно, сейчас кажется сильной, но в душе то все ясно - мать убивать тяжело. Даже если она ведьма. Даже если она хочет убить тебя. Для Спирита это лишь незнакомая женщина, которую он больше никогда не увидит - либо они убьют ее, либо она убьет их, а Силь жила с этим человеком многие годы, и, наверно, она то для его прекрасной и ненаглядной значит слишком много. Сейчас бы обнять ее и утащить подальше от этого места, но это им не позволят. Ни ведьма, ни Шинигами. Возвращаться домой ни с чем будет позорно, а для Силь - еще и опасно.
А ведьма то не промах, ишь, как сладкими речами пытается переманить дочь на свою сторону. И зубы то как заговаривает, для ее блага, ну конечно! К несчастью для Спирита произносится фраза про никчемное оружие, которая выводит его из себя. Конечно он признает, что порой он ведет себя, как полный дурак, но это никак не помогает его исправлению, вот и сейчас - не просто мелькает в отражении, не просто ворчит что-то себе под нос или пытаясь хоть как-то прибодрить Силь - не-е-ет, Спирит решает трансформироваться обратно в человека, решает высказать ведьме не только то, что о ней думает, а еще и то, что думает о ведьмах вообще. И о ее сладких речах, Кампанеллы то. И о ее пафосной стойке, мече, и о ее магии, и о... перечислять можно до бесконечности, верно? Ну как же это глупо, и где-то в глубине души Спирит это понимал, но дурость - она наследственная, а род Албарнов никогда не отличался логикой действий.
Выпрямившись и загородив собой Силь, Спирит начал одну из самых больших речей в его жизни. И одну из самых глупых и безрассудных. Это в будущем он будет со смехом это вспоминать, а сейчас ему кажется, что это все до жути серьезно, и что его слова то наверняка донесут до этой дуры-ведьмы всю правду и смысл их прихода. Накипело, как говорится. Албарн никогда не был человеком настолько эмоциональным и легко заводимым, но сейчас как-то получилось. Указав на Кампанеллу пальцем, Спирит громко цыкнул и скривил лицо.
- Да что ты все заладила?! Совсем дура что ли, тебе, черт подери, больше восьмисот лет, а ты задаешь такие идиотские вопросы, на которые ответы очевидны настолько же, как и то, что небо голубое, а трава зеленая! - парен взмахнул руками и фыркнул. - Ну разумеется она не перейдет на твою сторону, потому что ты, старая карга, довела родную дочь до того, что она сбежала к Шинигами, которого ведьмы боятся, как огня! Ты понимаешь, да?! Захотела бы моя ненаглядная вернуться к тебе - она бы вернулась одна, ну или хотя бы с дочерью, а не со мной! Тем более зачем ей нужна ты, когда у Силь есть дочь, есть академия с кучей приятельниц, да даже я у нее есть, черт подери, и мы не такие жлобы, как ты, и мы не скупимся на нормальное отношение к ней, мы то не ты, у нас нет этих ваших ведьминских заморочек с дочерьми!.. Хотя, о каких ведьминских заморочках я могу говорить, когда ты, карга, можешь только одну способность использовать! - смотря на лицо ведьмы, на котором явно читалось, что сейчас кому-то достанется, Спирит как-то не задумался, что пора бы превратиться в оружие, да и вообще замолчать... - Ты думаешь, раз у тебя есть меч, то ты можешь заменить им свои ведьминские способности? Пф, не смеши меня, да такую слабую ведьму, как ты, мы одолеем в два счета! Ясное дело, почему тебя другие ведьмы не любят, потому что не можешь ты ничего, старая карга, колдовать не умеешь, детей нормально воспитывать - тоже! Хотя нет, я все же должен сказать тебе спасибо, если бы не твоя неспособность нормально вырастить дочку, то я бы сейчас не был женат на моей ненаглядной Силь.
Ой-ой, мистер Албарн, кажется сейчас кто-то схлопочет лезвием в живот. Ведьм лучше не злить, особенно если у них есть опасные острые оружия и способность к прыжкам в пространстве. И особенно ведьму не стоит раздражать, если ты увел у нее ее родную дочь и только что высказал ей свое неудовольствие в такой грубой форме. Тут была бы уместна шутка про тещу, если бы ситуация не была столь опасной и плачевной. И как-то в голову Спириту вот совсем не пришло, что надо бы перекинуться в оружие, потому что после такого ведьма точно не даст дочери шанс ответить, а сразу же кинется в бой.
И стоило одному болтуну взглянуть на свою невесту в поисках поддержки и улыбки, мол, ты все правильно сделал, Спирит видит только страх и ужас, а потом сам понимает, что он только что наговорил. И былое негодование меняется на страх, а в голове всего один вопрос.
Что же ты наделал, идиот?!

0

8

Сильная Силь - звучит, да? Восхитительная анафора как ничто другое способна описать состояние, к которому совушка стремилась со всей своей мощностью ограниченной души - это как разгонять старенький нетбук до игры в третий фар край на максимальных настройках. И желать отсутствия лагов. То есть что-то на грани мистики. Но ведь ведьмы такие мистичные, почти как отчеты о доходах и расходах у некоторых особо дорогих индивидуумов. Но все было не так просто. Сила физическая в здоровом теле у неё имелась, мама постаралась, видимо, чтобы дочь могла головой сшибать стены, просто ремейк Халка, только вот ворожея, вопреки ожиданиям, не становилась зеленой, а ведь канон Волшебника Изумрудного Города упрямо говорит о том, что ведьмы - обладательницы цветовой гаммы Шрэка, носы у них длинные, вроде носа Сквидварда, только меньше, а воды они боятся. Халк ничего не бояться, Халк крушить, Халк не нуждаться в коса. А вот Вана нуждалась. А еще нуждалась в силе духа, с которой вышла заминочка. Махонькая такая, но ощутимая. Не сказать, что упадок моральный так уж сильно влиял на дело, просто страх - это очень плохо априори. Но она старалась, за что мы ей похлопаем. Так она старалась, что от материнского голоса не дрогнула. Пока вступать в разговор не было нужды: матушку стоило любить за понятливость в определенного рода вопросах. Вот как сейчас. Правда, прилива нежности не испытала блудная дочь. Скорее какое-то чувство такое. Неприятное. Словно вот-вот какое-то дерьмо, иначе не скажешь, случится. Где-то внутри она себя успокоила, что просто боится убивать мать и что то самое "что-то очень плохое" - кровопролитие. И уж готова была ответить на материнский вопрос краткое и жесткое "да", расставив все точки над ё, как начался армагеддец - вперед выступил Спирит. Силь еще осторожно так коснулась его плеча и привстала на цыпочках для лучшего обзора, только вот дальнейшее поверглодовело её едва ли не до хватки Кондратия, инфаркта миокарда и приступа вселенской эпилепсии. Разом.
Сильвана и Василиса Премудрая были схожи по ряду параметров: они, во-первых, обе колдуньи. А во-вторых - замужем за дураками. И вид один лишь совушкин говорил "Что же ты наделал?", совсем так же говорила одна лягушка-трап своему благоверному. И уж лучше бы Спирит лягушачью шкурку сжег. Немыслимый героизм (на грани идиотизма) был много опаснее скорее у Албарна, чем у Царевича-выпендрежника. И не стоит считать, что коль царевич, то не дурак. Еще какой дебил. Те, кто на ведьмах женятся, вообще народ странный. Вот у косы присутствующей, например, был напрочь отбит инстинкт самосохранения. И да, это действительно смешно - говорить в лицо ведьме подобное. Будучи как бы виновником того, что Силь уже не стоит перед ней на коленях, моля разрешения вернуться под опеку Ведьмы пространства. Иногда, анализируя отношения Мабаа-самы и собственной матери и их способности, в голову совуньи закрадывались смутные опасения по поводу того, что яблоко от яблоньки - и, черт возьми, о своей семье Вана никогда не расспрашивала, разве что об отце. Сейчас она проклинала свою неосведомленность. Но более всех тут был профан в делах семейных, видимо, Спирит - во всяком случае, в делах ведьм. Можно было сказать многое в ответ на тираду Албарна - и не только Кампанелле, но и её наследнице. Например, "Не дай Шинигами дочь пойдет умом в тебя" - это был бы высший пилотаж иронизирования и сарказма, а Стрикс и Страйдер - оба на "с", так что ирония у совы была в крови. Можно было бы вскрикнуть "Спирит, даунито, что ты несешь?!" и ударить книгой - впрочем, практика показывала, что подобные методы воспитания никогда не имели свойства повышать интеллектуальный уровень. Зато прекрасно затыкали. Иногда. А причиной всему этому "легкому" неодобрению было то, что у Сильваны имелось кое-что такое, чего на данный момент (и чаще всего в принципе) не приходилось замечать у её рыжего спутника - здравый, мать его, смысл. Логика, едрить Кампанеллу налево. Трезвый взгляд на вещи, корабль мне в бухту! И вот блондинка-то осознавала, что мать сейчас как минимум в страшном гневе, готова устроить такой геноцид, что Гитлер забился бы в самый далекий уголок, равно как и все население планеты - ведьмы в гневе страшны от слова "очень". Выходит, очередная причина прикончить мать? Вообще, да - и это для блага Сильваны, Спирита, Маки, Академии - да всех! Включая ведьм. Оттого испуганное выражение лица сменилось на гневливое - глаза недобро прищурились, сверкнули зловеще, сама ведьма аж нахмурилась, что как бы выражает её готовность к делу. И пока Албарн тормозил, явно довольный своей неоправданной, но практически успешной попыткой самоубийства, солирующая позиция сменилась в пользу повелительнцы, что должно хоть немного повысить их шансы на выживание.
-Кретин, - лаконично. Но сказано было так, что за каждой буквой стояло еще с десяток ругательств - и, что для Силь характерно, все они возвращали с небес на грешную землю - раз, являлись литературными - два, и три - не предвещали ничерта хорошего. Одновременно с рычащим описанием всего поступка одним словом совушка рванула со всей своей ведьмовской дури мужа за руку, заводя себе за спину - было ожидаемо, что мать эту балду заколет своим шампуром - а после сделает из него шашлык на нем же. Так что оставалось только прикрывать и перекидывать мужа, прохлаждающегося в состоянии аффекта, ожидая чужой прыжок из пространства.

Отредактировано Sylvana Strix (2014-08-21 20:47:22)

0

9

http://aniavatars.com/data/avatars/128/461.png

    Кампанелла не слушала Спирита. Все его слова шли в пустоту, пока ведьма не могла налюбоватся на свою взрослую дочь. Сколько всего она пропустила в ее жизни, пусть она и жила не по уставу и законам ведьм. В этот момент материнское сознание перебаривало любую ненависть и желание дратся с Сильваной. Ей больше хотелось обнять ее, но, слова ее оружия, как якорь, не давали далеко уплыть в свои мечтания. И, стоиломкосе Смерти заикнутся о воспитании, как лицо Кампанеллы тут же изменилось. Нет, какой-то особой гримасы внезапной ярости и ненависти вы бы вряд ли увидели на ней. Могло показатся, что она спокойна, как камень, но, в ее глазах был виден огонь и агония смерти. Спирит только что подписал смертный приговор самому себе.
- Воспитание... А ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ О ВОСПИТАНИИ, ПАПАША?! Казалось, что еще немного, еще маленький толчок, и храм развалится от крика ведьмы. Она не злилась, она вскипела от столь наглых слов незнакомого ей человека, который был еще и мужем ее дочери и отцом внучки. - Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о Сильване так, как знаю я... За такие слова мало вырвать твой язык, его еще нужно запихнуть тебе обратно в глотку с обратной стороны. Ведьма исчезла из глаз, стоило ей закончить свои слова. Тонкая линия зеленой молнии блеснула прямо над Спиритом и Кампанелла уже появилась над его головой с обнаженным клинком. Сила, которая была в ударе, могла бы расколоть пополам любой камень или сталь, которая бы встретилась ей на пути. Плюс, ее ненависть к оружию Сильваны было настолько сильным, что она не пожалеет сил, чтобы заставить замолчать его навсегда.
- Уйди с дороги, дочь, -грубым и командующим тоном прошипела ведьма, когда ее удар был заблокирован. На самом деле, она не хотела повышать тон на Сильвану, но, игнорировать слова Спирита тоже нельзя было. - Этот наглец должен получить по заслугам за все... Напор, с которым Кампанелла давила на оружие, которое держала ее дочь, был настолько сильным, что плиты под ее ногами не выдерживали такого давления, начиная трескатся и ломатся на мелкие кусочки. В глазах ведьмы было видно ее желание убить того, кто посмел оплодотворить ее дочь, и растерзать его тело на такие маленькие кусочки, что будет достаточно одного обычного мусорного пакета.

Отредактировано GAME MASTER (2014-08-16 13:43:05)

0

10

Кто-то сомневался, что язык - злейший враг будущего оружия Шинигами? Наивные! Об этом знали все, ну, может, только кроме глухих - потому что трепаться Албарн умеет и могет, и, к сожалению, это касалось не только приятелей и однокашников - ведьм тоже. Услышав угрозы Кампанеллы и ложно убедившись, что на самом деле эта ведьма ничего не стоит (почему он думал, что ужасные страшные ведьмы не разговаривают, а бьют сразу, не обращая внимания на оскорбления), Спирит решил продолжить этот цирк, который мог вызвать только мысленный шлепок по лицу у любого, кто слышал это переругивание между древней ведьмой и каким-то глупым юнцом, посчитавшим, что он то эту ведьму сейчас в словесной перепалке ка-а-ак одолеет. Наверно, Силь тоже хотела придушить женишка, но, к его же счастью, ей сейчас было не до этого. Разборки могут подождать до дома. Угрожающий взгляд Кампанеллы вынудил его обратиться обратно в оружие - ради безопасности Силь, конечно же, потому что это несолидно, когда девушка защищает парня. Да и не по правилам чести... впрочем, что Спирит о ней знал, о чести то. До того, как ведьма нанесла удар, Албарн мелькнул в лезвии - всего на несколько секунд, нагло ухмыляясь прямо в лицо. Нет, все правильно он сделал пару минут назад, надо было сразу высказать этой ведьме то, что он о ней думает.
- Ну давай, давай, расскажи мне еще, что ты сделаешь со мной, если доберешься, - он громко фыркнул и исчез в черноте лезвия косы. - До тебя мне довелось почти что сто раз столкнуться с кучей разных монстров, которые тоже мне зубы заговаривали тем, что растерзают меня и убьют вместе с повелителем. И знаешь, что? Знаешь? Никто из них этого не сделал, ха! Все померли. И ты будешь одной из них, старая гнусная карга!
Ну, на самом деле кое-кто нагло привирал, потому что несколько раз охота оказывалась провальной целиком и полностью, и тогда от смерти спасало только чудо. Впрочем, все эти разы, кроме одного, чуть не убивало лишь повелителя, а тот один раз предыдущему мастеру Спирита пришлось тащить свое оружие через лесок на плечах, позорно сбегая с поля боя - противник оказался слишком силен. Но разве эти разы имеют значение, когда ты показываешь ведьме свое превосходство? Пффф, конечно же нет. Совсем нет. Абсолютно не имеют никакого значения.
- За все? За что это все то, а, карга? - а вот и удар. Прямо по косовищу, ух-х-х, как неприятно то в самом деле. - Я понимаю, если бы я что-то плохое тебе сделал... в смысле совсем плохое, а ты так разозлилась только из-за моих слов? Пф-ф, разве ж могущественные ведьмы себя так ведут?! - пожалуй, именно с Кампанеллы началась та славная эпопея, когда, казалось бы, сильное оружие Шинигами не вело с противников острые перепалки, а скатывалось до банальной чуши, неся всякую пургу и выводя противника из себя. То же в скором будущем, возможно, ждало и среднюю из сестриц Горгон. Впрочем это уже другая история, не имеющая отношения к Кампанелле совершенно.
Под давлением меча ведьмы треснули и без того старые и частично разбитые плиты под ногами. Но это то не важно, Силь крепко держала удар, не давая ее ранить. Правда вот косовище еще обычного демонического оружия тоже не было супер прочным...
У каждого демонического оружия была своя особая анатомия, незримая глазу, и иногда нарушаемая частичным превращением, но все же. К примеру, древо копья или рукоятка с лезвием у обычного меча - это туловище, косы в этом плане не были исключением. А потому этот сильный удар, как бы это было неприятно признавать, пришелся прямо по спине, прямо по позвоночнику. И если в самом начале это давление можно было терпеть, то в конце, когда косовище неприятно затрещала, Спирит понял - все, больше он не может изображать крутого парня и просто невозможно какое сильное оружие, даже у него есть предел, а если сейчас этот предел будет преодолен, то... на этой площадке можно будет сказать счастливому будущему (да и вообще какому-либо) "прощай".
- С-с-силь... - лезвие - это очень удобно, ведь ты можешь появиться и дать своему напарнику многозначительный взгляд. Например о том, что нужно уходить в сторону. Точнее виноватый - Спирит то понимает, что это именно из-за него Силь сейчас сражается с матерью. - Пожа-а-алуйста, у-уходи в сторону, а то у тебя оружия не будет...
Он очень надеялся, что ведьма его не слышит. Очень.

0

11

Может, Спирита похитили пришельцы в детстве, поэтому он считает, что у него есть какие-то суперспособности, исключая превращение в косу? Может, какой-то зеленый гуманоид, разрушивший не один мир, назвал его своим Бро - и с тех печальных пор погибло еще с десяток вселенных, а Албарн считает себя неуязвимым? Может, он - искусственно мутировавший человек, который был когда-то блондином, а теперь лысый - и Спирит носит парик, дабы скрыть, что он теперь бессмертен и психован - и его регенерация восстановит ему все органы? Может, он - аналог Росомахи, вот у него лезвия из тела и лезут, а так он еще и может заживить себе любое ранение? Нет, просто Албарн дебил. А еще у него тестостерон зашкаливает. Конечно, покажи, что ты - альфа-самец, унизь женщину. Просто охренеть, какой великолепный план. Кто-то предвзятый, вроде Кампанеллы, сочтет превращение в оружие скорее отступлением и трусостью, а вот Сильвана восприняла благосклонно: видимо, разум еще остался у дражайшего оружия, раз он наконец-то сообразил, что его тело менее убойно, чем форма косы. Конечно, поспорить Албарн мог - наверняка бы начал, ведь он такой мужчина, просто обнаженное оружие, налетай, бабье, оторви кусочек счастья - и милая матушка была готова разорвать на эти самые кусочки своего зятя. Собственно, именно это она показала своей атакой, встретила которую Вана довольно резво для повелителя с ограничителями на всем, на чем только они могли быть. Это не помешало ей перенести вес вперед, на выставленную ногу, буквально напирая на меч собственной матери недурственной силой, которой позавидовал бы сам Святогор. На отчаянный треск плиток под ногами повелительница почти не обращала внимание, разве что печалила слабость поверхности - мордобой обещал быть не самым простым, так что крепость земли под ногами должна была быть. Спирит, видимо, просто не видел женщин в ярости. В подобной ярости. Вот нуб, да? Вот блонда замужняя все прекрасно понимала - именно поэтому не смела терять бдительность и отвлекаться на албарновское "ко-ко-ко" - его хребет нужно было спасать. К сожалению, маман уже была заведена, с дороги велела уходить. Ишь, раскатала губу. Получит он по заслугам только от своей законной жены, если выживут. Сам рад победе не будет.
-Только через мой изуродованный труп, - вон как шипит, вы погляньте! Верная жена, доблестно вставшая на защиту безмозглого, а тут иначе не охарактеризуешь, мужа, скорее костьми бы легла, а свое не отдаст - ох, уж эти ведьмы, одни беды с ними, то с мамой не делится человечинкой, то мужа погоняет на чем свет стоит! Трагично и жутко. Ведьмовская сущность так и хлещет из всех щелей - культурных, а не подъюбочных: зрачок острый и тонкий, волосья едва дыбом не стоят. Эй, мужики, вылазьте из кустов, срочно нужен ринг, желательно из грязи, две кошечки должны вырвать друг другу кишки и волосы!
На лезвие Сильвана не смотрит - ей не до этого. У её матери мощь просто чудовищная, сдерживать подобную атаку - дело тяжкое. Да и не хочет она отступать и бояться - что-то внутри щелкнуло. Сова устала бояться. Темно, жутко, близится ночь - самое её время. Да и меж двух огней будучи, думать о сем не хочется. Поэтому Вана думает о том, как бы сохранить здоровье и жизнь ненаглядному. О себе-то как-то не задумывается - и дело не в самомнении вовсе. Когда смотришь в глаза матери, вроде бы родные, вроде бы желанные такие, должно возникать потрясающе нежное и до безумства восхитительное чувство невероятной близости к самому родному на свете человеку. И этого не было. Совсем. Мать, все же, не изменилась - тупая жажда убивать сквозила из её души, из её действий, из некогда гладящих по волосам рук. Только вот в руках блондинки сейчас находится чужая жизнь - и это не метафора затасканная. И просьба была не столько воспринята зрительно, сколько услышана - может, это был и минус для повелителя, но совиная колдунья заботилась о своем оружии. Терять еще одно не хотелось. А еще боль ухудшает синхронизацию. Поэтому пришлось противостояние с матерью оставить: Вана, согнув колени, нырнула, вниз, что, впрочем, не избавило её от удара в скулу пропущенной атакой - зато Спирита успела убрать. А царапинка станет едва заметным шрамом, только вот шрамы со временем исчезают, вроде бы, по ним и не скучаешь особо, а вот по Албарну супруга его будет рыдать. Так что к черту, тем паче, что прекращать атаковать Сильвана не собиралась. Уперлась, значит, руками в потрескавшуюся дорожку - да как запустила мамке в челюсть пяткой, после из элегантной березки (шумящей не листвой, а юбкой, правда) вставая в защитную позицию с косой на изготовку, демонстрируя, что дочурка блудная находится в отличной форме - и до состояния бифштекса её придется постараться довести. Отрежет ногу девочке своей Кампанелла - так сделает Силь протез, позеленеет, зуб золотой вставит - и присвоит себе дворянский титул, после чего соберет банду и начнет беспределить, а отрежет руку - будет вместо неё крюк, и опосля Силь как пират ходить брутально станет. И трубку курить научится. И будет делать из женщин куртизанок, а Гарик Сукачев напишет про неё песню. Шах и мат, аметисты!

0

12

http://aniavatars.com/data/avatars/128/461.png

    Дочь осмелилась не просто не отступить, но и продолжала держать в руках это мерзкое создание, язык которого явно был слишком длинный. Насколько сильно можно разозлить Кампанеллу? Албарн рисковал узнать это в самое ближайшее время. Мало того, что он, отец ее внучки, оружие ее дочери и муж одновременно, так еще и заставил напасть ее, родную мать, на Сильвану. Да, он заслуживал на самую жестокую смерть, которую только могла сделать ведьма. Очень медленную и очень болезненную смерть. Как только меч перестал чувствовать сопротивление , его лезвие успело зацепить плоть девушки. В этот момент сердце ведьмы на секунду екнуло, будто она сейчас действительно могла убить ее. А ведьма не хотела этого. Единственное, что она сейчас желала, так это чтобы ее меч почувствовал вкус крови не ее дочери, а именно ее наглого мужа. Но, сначала нужно было приземлится от удара Сильваны. Сила была достаточной, чтобы разбить губу ведьмы.
   Кампанелла приземлилась идеально на ноги и вытерла кровь сгубы. Кровь за кровь, как говорится. Но, такого обычного удара было мало, чтобы остановить ее, и ведьма так просто не отступит от своей мести Албарну. Она, скорее, позволит убить себя, чем забудет о всех этих словах в ее сторону. Она хочет не просто убить его, ей нужнен его язык, который должен быть наколоть на ее меч, вместе с сердцем.
- Я убью тебя... И заберу у тебя дочь, как вы забрали мою... Ее голос был без емоций, без какой-то там зловещей интонации. Ее глаза на минуту стали пустыми, будто стеклышки. Она действитедьно собиралась сделать это и, тогда, она не сделает таких ошибок, которые допцстила с Сильваной. Вновь блеск зеленой молнии, но, ведьма не появилась сразу. Только через несколько секунд спустя, ее меч мелькнул за спиной ее дочери. И, как только удар был отбит, лезвие тут же исчезло и появилось спереди, потом слева от Сильваны. Этот град атак происходил со всех сторон. Предугадать их было почти невозможно, все они были равными по силе, точно такие же, как и первая атака Кампанеллы. Стоит пропустить, и рана будет как минимум глубокой. Но, ее главной целью оставалось оружие ее дочери.

0

13

- Заберешь? И что ты с ней сделаешь? - на мгновение, а если подумать. Что будет с их дочерью, если они не вернутся с задания? Что сделает с ней Шинигами? Убьет? Ведьмы и Шибусен не примерятся никогда, а их дочь - результат того самого "если" - примирения оружия и ведьмы, которые то уж обязаны ненавидеть друг друга, она просто не вписывается в ту жизнь, которую выстроил для академии Шинигами, не вписывается в главное правило - ведьм нужно убивать. А она же, их маленькая Мака, в конце концов несет в себе кровь ведьмы... даже двух, и одной страшной и ужасно сильной. В конце концов магические способности, как бы не ужасно было это осознавать, когда-нибудь, да проявятся, если их не сдерживать со стороны. Попытается ли Жнец вырастить из их дочери свою сторонницу или же... Хм, никогда не узнаешь, что на уме у этого старого чудака. А вообще, если уж совсем честно, то лучше и не знать этого. В конце концов за маской этого старого дурака может прятаться нечто неприятное и ужасное. Вот сейчас, например, на этом задании, Спирит в этом убедился. Это же надо - приказать убить собственную мать!.. У него бы рука не поднялась. Вот совсем. Ну, может, это потому, что у него матушка не ведьма. - Попытаешься вырастить из нее свою сторонницу? Замену своей дочери? Глупо все это, - он усмехнулся. - В конце концов, она будет напоминать тебе о твоей  неудаче, о том, что ты убила свою дочь, и о том, что та связалась с таким... как ты там говорила? Щенок из Шибусена, да?
Быстрые удары из самых неожиданных мест были не так сильны, как та самая первая атака, что не могло не радовать самого Спирита, одна-а-ако они были чертовски неожиданными, что в то же мгновение не могло не печалить. В конце концов весь урон от неудачного блока достанется Силь, а он может только наблюдать за этим и огорченно качать головой из-за собственного бессилия. Ну, может попытаться еще раз разозлить ведьму? Не так нагло, конечно, но колко, чтобы она не прыгала в пространстве, а старалась бить напрямую, по косе. Может, тогда то они ее и подцепят и убьют.
- Впрочем ты можешь не волновать об этом, знаешь ли. Тебе не предстоит смотреть на нашу маленькую Маку и терзаться мучительными воспоминаниями, тебе ВООБЩЕ больше не придется заботиться о чем-либо в будущем. Мы решим за тебя эту проблему. Быстро, легко... и, может быть, безболезненно.
Нет, ну может и не безболезненно, это смотря кто куда бить будет... Ну, ладно, это не совсем важно, сначала нужно разобраться с тем, как уйти от этой череды бесконечных атак из неоткуда, которые продолжают сыпаться с умопомрачительной скоростью. Можно было бы отпрыгнуть назад, но там недалеко до лестницы, а свалиться с нее во время сражения... что-то нет, не то это. Да и глупо. Да и... о, не отвлекаться, не отвлекаться! Да и не факт, что при прыжке назад их не настигнет Кампанелла, нужно что-то более действенное и опасное, например, например... Ах да, точно. То самое, что доступно только холодным оружиям, как его там...
- Сильвана, Силь, Силь, Силь, - Спирит старался говорить как можно тише, чтобы ведьма его не услышала, а повелительница наоборот. Опасливо покосившись назад на мелькнувшее в воздухе лезвие, Албарн поежился и вновь повернулся к повелительнице. - Я знаю, что мы его очень редко использовали... Ну, совсем пару раз, но, я думаю, сейчас самое время для него. Для резонанса и для "Охотника на ведьм".
Уж кому-кому, как не Силь знать о том, как опасен "охотник", ведьма в конце концов. А вообще как забавно то выходит: ведьма использует "охотник на ведьм", чтобы победить... ведьму. Хоть плачь, хоть смейся. А вообще резонанс душ с Силь - это круто, это тебе не обычный мастер, хотя, наверно, Спириту и говорить то об этом нечего - не было у него "обычных" мастеров: предыдущий то, Штейн, со своим безумией и манией все резать.... ух, нет, лучше о нем не вспоминать в данный момент, лучше не вспоминать.
Ух, а вообще хорошо, что эта Кампанелла только в пространстве прыгает, а то если она использовала бы какие-нибудь заклинания, то тут бы совсем плохо было, а так надежда на то, что миссия не окажется провальной еще есть. И не маленькая.

0

14

Примерно за всю фразу Албарна, мол, а кто ты такая и что имеешь на мою дочь, в голове у Сильваны пронеслись все ругательства по алфавиту. Альфа среди кретинов, балда, владыка Страны Олигофренов, Глупец, Дебил, Ершить твою пустую голову, Ёкарный бабай и далее. Это все, несомненно, от большой любви молодой супруги к рыжему спутнику жизни. Говорить до такой степени пафосно при полном отсутствии серого вещества в этой бетонной голове - так умел только Спирит. Поглядите, нет, вы только гляньте - он правда считает, что это безопасно? Конечно, он ведь не получит увечий, это Сильвана словно по мановению или, скажем, взрыву волшебного битка может лишиться, например, глаза - благо, мать не решила его самолично вырвать. Зато он лежал в её руках, послушный и близкий к сердцу. Показать пора матери, что их любовь сильна. Ну, сейчас, во всяком случае. Это Спириту потом подобное, видимо, войдет в тягость - и скатертью дорожка. А сейчас они, вроде бы, полны любви и обожания. Ну, а еще неоправданной тяги к двойному самоубийству.
-Хочешь угробить детство и ей? - у Силь голос даже дернулся - колко так, броско, словно декольте расстегнуть перед толпой возбужденных монахов-отшельников, которые не имели возможности видеть женские прелести лет этак дцать. Так еще и взгляд явно дополняет фразу емким "Да не пошла бы ты, бабушка, "Клона" смотреть да беляши от Ловетт печь?". Хорошо, когда глаза могут так много сказать. У Шинигами вот глаза ни о чем не говорят. Сбежали из глазниц. Наверняка у них пожизненный медовый месяц. Везет!
Серию атак Вана ожидала - никакая нормальная женщина попросту не стала бы терпеть серии оскорблений вроде "старая/гнусная карга" или "дура". Обиднее всего, конечно, старая карга. Скорее всего, Кампанелла уже после "старая" ничего не слышала. Да вот только дикие удары приходилось отбивать Сильване. Тут помогли ведьмовские инстинкты, которым Шинигами обыкновенно не препятствовал - пользуйся своими природными данными. Самые заметные "дары природы" у Силь, на деле, в первые годы учебы были плоскими - так маленькая была! А потом хоп - и расцвела. А вот инстинкты были всегда и в бою помогали исправно. Удар со спины был прочувствован буквально кожей и встречен резким разворотом и звонким ударом лезвия в перехват чужому мечу. Атаку спереди, а для блондинки уже скорее сзади, она отбила, с очередным разворотом выставляя вперед косовище. Так она стабильно старалась отразить атаку, хотя одну едва не пропустила, не успев отклониться в достаточной степени - и оттого получив довольно неприятную рану на плече - все из-за того, что буквально мантрой начал едва ли не эротично шептать Спирит, отчего было трудно не отвлечься. Но идею он подал здравую. Надо же, у него что-то есть в голове. Что-то, исключая панталончики, конечно.
-Само собой. Просто велик шанс прыжка. Есть план - должно получиться, - Силь едва шепчет, хмуря тонкие брови в уклонении от очередной атаки, после сдувая упавшую на лоб прядку, добавляя с этим выдохом несколько беспечно и обреченно-весело, - в теории.
После она сосредоточилась, хотя куда уж больше - но резонанс требовал этого. Касаться души Спирита всегда было в высшей степени интимно - но так надо, это довольно приятно. Вот что значит жить "душа в душу" - и если это значение истинно, то семьи душевные через примерно пятнадцать лет распадаются. Трагично. Но не время для этого. Нужно было провернуть задуманное максимально быстро - благо, что убойная мощь и скорость благодаря резонансу возрастали. Подготовка подготовкой, но открывать карты так быстро - не дело, на их стороне должна быть внезапность. Сначала совушка начала организовывать более удобную площадку путем отступления в процессе защиты от лестницы. В несколько прыжков-уклонов достигла зоны оптимальной, открытой и, в сущности, без особых мест для падения неловкого - и пока Ведьма Пространства делала очередной выпад мечом из дыры в материи окружающей, дочь непокорная нырнула под руку родительницы, перехватывая и утягивая на себя несчастную конечность - тут уж Кампанелла была открыта, рывок Сильваны должен был лишить её равновесия на жалкие секунды - но даже их хватило Силь для резкого удара в сторону матери с параллельным синхронизированием дыхания душ и активированием охоты на ведьм. Размахнись рука, раззудись плечо! Ну, размах удался. Главное - чтоб оружие в цель попало. Ну, а еще чтоб сомнения и нежелание смерти матери не сбили резонанса - рассинхронизация во время атаки была бы залогом смерти в один день.

0

15

http://aniavatars.com/data/avatars/128/458.png

- Уж лучше иметь при себе такое веское напоминание о своих ошибках, чем потом жалеть об упущенном, - монотонно проговорила Кампанелла. Светлое от резонанса лезвие стремительно приближается, грозясь отрубить голову, это усилие вызывает у ведьмы лишь слабое подобие улыбки, будто бы и не коса это вовсе, а лишь игрушка. Игрушка ребенка, ее дочери... Хм. Кампанелла закрыла глаза и резко выставила руку вперед, останавливая атаку, даже не согнув конечность в локте не смотря на силу. По руке потекла кровь от глубокой царапины на ладони. Все вокруг замерло и остановилось на мгновение после такой яркой атаки, а сама ведьма приоткрыла один глаз. - Ты выбрала неверное направление, Сильвана.
Кампанелла крепко сжимает лезвие в руке, не обращая внимания на боль в ладони и текущую кровь, а сама в это же время отводит меч в сторону для финального удара. Для нее это мгновение длится целую вечность, тянущуюся медленно и бесконечно, хотя на самом деле проходит всего пара секунд. И даже за этот, несомненно, малый отрезок времени ведьма успевает рассмотреть свою дочь ближе и замечает изменения, замечает того, что раньше в дочери отсутствовало. Откуда взялась эта уверенность во взгляде, проскальзывавшая ранее лишь в редкие-редкие мгновения? Куда делось уважение и страх перед своей родительницей, почему сейчас их нет, что случилось с ее маленькой хрупкой дочерью в академии дурака в черном плаще? Кампанелла резко ударяет лезвием в противоположную сторону по горизонтали, задевая в незащищенный сейчас живот. Кровь ударяется о расколовшуюся плитку, а ведьма молча наблюдает за тем, как падает ее дочь. Ведьма отводит взгляд в сторону и крепко сжимает рукоятку меча. Нет. Это не ее дочь, ее маленькая Силь умерла в тот момент, когда перешла на сторону Шинигами. Теперь эта девушка на земле просто один из многих противников, которым так и не удалось убить Кампанеллу по велению дурака Смерти. Коса со звоном ударяется о плитку при соприкосновении с землей.
Кампанелла делает шаг вперед и наклоняется к Сильване.
- Мне очень жаль, что мои способности не передались тебе... но... - она вдруг начинает улыбаться неприятной холодной усмешкой. - Говорят, что магия передается через поколение. Быть может, из твоей дочери все же выйдет толк, когда я заберу ее.
Кампанелла выпрямляется и отходит от дочери на безопасное для ведьмы расстояние, после чего разворачивается лицом к косе, указывая на него кончиком лезвия. Лицо ее искривляется из-за злости.
- Давай же, парень-коса, покажись! Ты слишком много болтаешь, пора платить за свои слова, гнилой червь. Я принесу Шинигами твою голову, как доказательство слабости его оружий.

0

16

- Сильвана!
Какой отвратительный момент, когда твоего повелителя ранят. Это ощущение бессилия и собственной слабости убивает, заставляет чувствовать себя никчемным и жалким, будто бы и не оружие ты вовсе, почти ставшее косой смерти, а лишь жалкая тень себя, не способная ни на что. Конечно, можно выпрыгнуть и защитить повелителя, но это "можно" не всегда успеваешь - как сейчас. С ужасом смотря на то, как по старым плитам заброшенного храма большой лужей растекается алая жидкость, у Спирита кровь стынет в жилах от ужаса понимания того, что только что произошло. Повелитель тяжело ранен. Повелитель вряд ли способен нормально сражаться против такой ведьмы. Выход остается только один - превратиться из оружия в человека и попытаться задержать Кампанеллу - Албарн твердо уверен, что Шинигами наблюдает за ними сейчас, и, быть может, пошлет помощь в случае чего. Наивно то как. Спирит медлит - превращаться не хочется, ведьма слишком сильна, а в рукопашном бою он ей точно не ровня - в крайнем случае только один удар меча сможет отбить. Но иного выбора не остается, Силь нужно защищать, а трусить и бояться перед ней - глупо и некрасиво, в конце концов она всегда рисковала своей жизнью больше его, пришла пора отплатить добром за добро. Может, у Албарна выйдет победить Кампанеллу... Ой, что-то я сомневаюсь, что эта глупая надежда сбудется.
Кампанелла словно поддержала его мысли о превращении своей гневной репликой, обращенной только к нему. В ее взгляде читается желание убить его немедленно без какого-либо сожаления, и это чертовски пугает. О-ох, черт подери, лучше бы он не предлагал Сильване использовать резонанс, быть может, они смогли бы продержаться чуть дольше и победить без Охотника. Спирит глубоко вздыхает и закрывает глаза. Ну, пора. Хватит бояться, мужик он, или кто?!
Превращение проходит быстро, Спирит выпрямляется и встает перед Сильваной, на ходу превращая одну руку в лезвие. Какое счастье, что он не огнестрельное оружие, так то хоть маленький шанс на лишние минуты жизни есть, а те частично превращаться не умеют. Как Азуса, например. Ну черт с ней, с Азусой, она сейчас в своем городе Смерти зубрит билеты к выпускному экзамену, ей не до частичного превращения.
- Ты хотела увидеть меня? Получай, - Спирит хмурится. - Решила играть грязно и выманить оружие на бой?
Приготовившись к скорой атаке, Албарн попытался встать в защитную стойку, приготовив лезвие для защиты от удара в грудь. Мало ли, куда она целится, лучше не рисковать. Быстро оглянувшись, он попытался подбодрить Силь улыбкой, но вышло как-то вяло и уныло, будто бы и сам Спирит не верил в удачу. А он и не верил, в общем-то, из таких ситуаций живыми выбираются лишь идиоты или счастливчики, последним он точно не был, а про первое можно было поспорить... Сглотнув, Албарн повернулся обратно и попытался сосредоточиться на противнице. Итак, ведьма. Прыгает в пространстве. Прыгает довольно быстро, насколько мог судить Спирит, легко может ударить со спины. Нужно выбрать такое место, где она не сможет появиться, то есть, где сзади есть преграда, но в то же время оказаться рядом со стеной было подобно тому, чтобы загнать себя в ловушку. И не факт, что Кампанелла не может появиться из стены, в конце концов пространство - штука такая, непонятная, эта ведьма то, поди, единственная, кто такой магией владеет. Стой, а единственная ли? Не говорила ли несколько мгновений назад ведьма, что их с Силь дочь могла перенять магию матушки Силь? Знает ли об этом Шинигами?
Думать о том, что это подстава ради получения и полного контроля над перспективной ведьмой не хочется. Шинигами, конечно, хранит много тайн, но не настолько, да и разве стал бы он посылать своих учеников на верную погибель только ради такого? Он же не такой... хочется верить. По крайней мере Спирит не помнил, чтобы на его памяти на заданиях кто-то умирал, ранения получали все, но вот погибнуть... так еще не было. Ах да, а они с Силь уже не ученики. И беспокоиться о них почти некому - семейству Албарн совсем не до сына, а матери Силь уж точно плевать на ее будущее.
Нет, все, стой! Хватит накручивать себя и думать о том, что это все подстава, нас послали сюда для того, чтобы убить эту ведьму и проверить верность Силь, и мы точно не проиграем! - из раскрытого рта маленьким облачком вылетает пар. На улице холодает, словно погода знает о предстоящей битве. Ну хоть не зима, и на том спасибо. Меч Кампанеллы вызывает сейчас больше всего опасения, нужно попытаться выбить его из рук...
Она должна напасть первой. Спирит не собирается атаковать ее, понимая, что это бессмысленное самоубийство.

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 08.10.1998. Здравствуй, Ма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC