Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 23.07.13. Ничто не предвещало беды.


23.07.13. Ничто не предвещало беды.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название:
Ничто не предвещало беды.

Дата и время:
23.07.13. Обед.

Участники:
Eric Leffler, Yanush Wojciech

Место действия:
Шибусен, столовая.

Описание:
Ничто не предвещало беды: спокойный, ленивый даже, день; столовая; все голодные.
Но кто-то помешан на чистоте.
А кто-то ленивая задница постоянно откладывал поход к парикмахеру.

Отредактировано Eric Leffler (2014-08-31 12:50:13)

0

2

Столовая - самое ужасное место в этой школе, без сомнения. Трудно найти еще одно помещение, где столько людей собираются одновременно. Ученические классы тоже отвратительны, но там хотя бы все сидят и никто не пытается схватить что-нибудь съестное. А тут же - каждый только за тем и приходит, чтобы ухватить кусок пирога. А ведь многие, да что там - почти все, даже руки не моют перед едой! Руки! Не моют! Яну было больно смотреть, как они хватают куски хлеба этими немытыми руками, а потом его даже едят! Сразу хотелось пойти и принять душ, или окунуть всех этих чумазуль в бочку с обеззраживающим расствором по самую макушку. Именно поэтому ходить в студенческую столовую Януш не любил. Готовил обычно себе сам, но когда наступал конец месяца и деньги на продукты заканчивались, ничего не оставалось, кроме как зажмуриваться и идти в это ужасное место, пригибаясь ниже обычного, чтобы не вписаться лбом в притолоку.
  Дождавшись, когда основная толпа народа поест и разбежится, а со столов уже успеют убрать крошки, Ян, привычно горбясь и втягивая голову в плечи, медленно спустился в просторное светлое помещение, не касаясь пальцами перил лестницы. Вспомнил про притолоку, нагнулся и не ударился - хороший знак! А то синяк на этом самом лбу не успевал сходить. Но сейчас, похвалив себя за предусмотрительность, парень даже улыбнулся, но бросая взгляды из стороны в сторону, он все равно был похож на древнюю мрачную птицу. Даже кристально-белый костюм не спасал. Его крючковатый, с горбинкой нос дополнял картину, походя на клюв, которым он и хотел бы клюнуть всех этих людей, но они наверняка утром не принимали душ. Остановившись на пороге, парень оглядел столовую и понял, что народа здесь было неприятно много.
  И откуда они все набежали сюда... Я специально ведь опоздал, - подумал Ян, хмуро поглядывая на толпящийся у стола раздачи народ. Можно подождать, но есть хотелось уже так, что голова начинала кружиться, а упасть в обморок - не самое приятное, будет много грохота разбросанных костей, и такую двухметровую тушу вряд ли быстро унесут - Януш успеет на свой белоснежный костюм насобирать весь мусор с пола, а уж чем он будет дышать! Тогда он точно, абсолютно точно заболеет чем-нибудь ужасным и умрет. Умрет в расцвете сил, его положат в грязный гроб и зкопают под кишащую паразитами землю. Ну нет, такого допустить никак нельзя, аж мороз прошелся по коже. Именно потому парень пригладил немного волосы и скользнул вперед, колонной возвышаясь над большинством присутствующих здесь людей, стараясь мягко их обходить, чтобы в него никто не врезался. Особенно вон тот, шибутной, рыжий, патлатый одноклассник. Он наверняк когда-нибудь повзрослеет, научится пафосно курить на готичных помойках и будет говорить всем, что: "это не имеет значения", а пока что он крутился туда-сюда и совершенно не смотрел по сторонам, рассказывая товарищам анекдоты. На Януша вообще постоянно все везде натыкались, не замечая высоченного парня, наверное, потому что не видели лица, вечно утыкаясь носом в угловатые плечи.
  Однако, без происшествий проскользнув по залу, Януш подошел к столу. Поколебавшись немного, даже взял в руки поднос. Правда тут же достал из кармана влажные салфетки и старательно протер ими абсолютно всю поверхность цветной пластмассы, приподняв повыше, чтобы не ударить им по голове снующую туда-сюда детвору. Это могло бы продолжаться бесконечно долго - у Януша было много салфеток, к тому же тюбик геля и баночка спирта - если б женщина-буфетчица не окликнула: "Войцех! Ты созрел?". Парень даже вздрогнул, рефлекторно вскинул голову, неловко ударился затылком о висящий на стене стенд с меню, чудом не разгрохав стекло, и шагнул вперед, не заметив подвернувшийся под ногу организм.

0

3

Эрик не очень любил столовую. Даже не так — Эрик не очень любил еду, что подавали в столовых, но. Эрик любил проводит время здесь. Это такая же перемена, только более длинная. А Эрик любил перемены. Не то чтобы уроки мешали вести себя так, как ему больше всего хочется — удивительно, что Леффлера просто не погнали из Академии куда подальше: он поступал так, как считал нужным, без особых угрызений совести или ещё чего. Хочешь — делай. Пожалуй, это главный принцип его жизни. Ещё мальчишка, максималист, он пытался выжать из жизни всё: совершая ошибки, смеясь ошибкам, отмахиваясь от них, набивая синяки ими.
Тем не менее, в столовую он, конечно же, ходил — дурак он что не ходить туда, где собирается едва ли не вся академия, за исключением некоторых индивидуумов?
Сегодня был … неплохой день. Да, неплохой. Не идеальный, но что-то Эрику всё не давало покоя: какое-то неясное, щекочущее ожидание. Словно что-то должно было случиться. Но что может случиться в столовой? Самое страшное — уронит учителю на голову свой суп, который, наверняка, не съест и наполовину. Но разве это страшно? Глупости. И скажет он в такой ситуации какую-нибудь глупость. Все посмеются и забудут. Но чувство никуда не девалось: неприятно щекотало, дразнилось, обнажая клыки, снова пряталось и Эрик невольно начинал раздражаться. Делал длинные паузы, зависая, смеялся над собой же, говоря какие-то очередные бесконечные слова, отмахивался, мол да ладно вам и направлялся к своему столу.
Ничто не предвещало беды. Ощущение медленно обгладывало его изнутри, оставляя только это тягучее чувство ожидания, Эрик тяжело вздыхал и думал, что хочет пива. Пива, солёного арахиса и домой. Да, идеально. А потом Леффлер наступает на собственную косу — вот знал же, что нужно сходить к парикмахеру, что пора уже, да ленился. Мысленно говорит «блять», чувствуя, что беда неизбежна, глухо, насмешливо, сам себе — смеётся, сталкиваясь с чем-то или кем-то. Отвратительный суп оказывается на чужой,  идеально белой — идеально выглаженной! Что не скажет о Леффлере — форме и Эрик только и может, что сперва подумать: охуеть, блин, попал — зато есть не придётся. Здорово, не правда ли? Нет, Леффлер, ни разу не здорово. Ты пролил жирный суп на чью-то форум. И эта форма говорит, что человек, по меньшей мере — аккуратный. Мало того — Эрик не просто проливает суп на форму в районе живота — утыкается носом в чужую грудь. Пахнет мыло и спиртом. Почему он пахнет спиртом — алкоголик что ли?
Ойупс, — многозначительно, исчерпывающе отзывается Эрик, поднимая взгляд на громилу и ну просто до невозможности очаровательно улыбается — ну разве я не хорош? Хорош же! — Леффлер узнает парня: тот, учился с ним в одном классе и, видя его так близко, думает, что на алкоголика всё-таки похож — он вообще спит? — слушай, ты прости меня за прямоту — но ты вообще спишь? — Леффлер прямолинеен и не любит держать в себе волнующие вопросы, — выглядишь как отстой, — доверительно делится, несколько неловко отстраняясь от него, раздражённо убирает поднос в сторону — толку-то от него? — на стол: удивительно, что чашка не грохнулась на пол, — я могу заплатить за химчистку! Или хозяйственного мыла куплю, хочешь? Хозяйственное мыло — очень полезная вещь в бытовом плане! Каких только свойств у него нет, — тараторит. — Понимаешь ... волосы. — Говорит тоном, словно этот … Я … Ян … Ян-какой-то-там непременно должен понять, — я наступил на них! Представляешь? Так что, если подумать — испачканная форма ничто в сравнении с волосами по которым прошёлся собственными ногами ... о~ооох … с другой стороны, волосы можно обрезать, — задумчиво продолжает размышлять, не давая шанса дылде-наркоману сказать хоть слово, — это был знак, я уверен! Слушай … Ян! Спасибо. Пришло время!, — широко, обаятельно улыбается, заглядывая в чужие глаза: ох, и как же это неудобно! — шея затекает.

0

4

Ой, нет. Нет-нет-нет! Ян покачнулся, как береза, которую никто все никак не мог заломать, и едва не упал, когда ему на живот пролилось отвратительно жирное, отвратительно горячее, отвратительно пахнущее и горячее… не мыло! Ааа! Самый страшный сон воплотился, парень растерянно блуждал взглядом по лицу шибутного рыжего и через приступы паники пытался понять, что он там пытается ему так быстро говорить.
– Сплю? – медленно переспросил, выцепив из бурного потока слов одно, он и тут же нахмурился, еще сильнее став похожим на мрачную, суровую птицу. – Это, – он встряхнул лохматой темной головой и дрожащими пальцами отстранил от тела ставшую мерзкой форму, – это похоже на сон, по-вашему? Это отвратительно! Вы, сэр, – Ян всегда был предельно вежлив, вот и сейчас, не смотря на одноклассника, пытался жестоко сверкать глазами, но получалось только раздувать на него ноздри, а это было не очень-то внушительно. Мерзость растекалась по всему животу, по всей форме, и от ужаса захотелось крикнуть что-то неприличное, грубое. – Вы, сэр, пролили на меня свой мерзкий суп! И вы ходите по своим волосам! – Януш сразу даже не смог определить, что хуже, потому с немым ужасом просто смотрел на парня, он так просто об этом говорил. Как так можно?! Он что, не знает, что может случиться?! – Это отвратительно, сэр, отвратительно! – доверительно сообщил Войцех, как будто большую тайну раскрыл. – На ваших ботинках может быть грязь, столбняк, гепатит, вши-и, – страшно округлил глаза парень, хотя он и так был большеглазым. – Они побегут по вашим волосам, и будут грызть вас по ночам!  Отгрызут уши! Отойдите от меня! – парень и сам уже отшатнулся в ужасе, случайно пройдя руками по жирному в супе животу. Ааа, ну как же отвратительно! Надо срочно хотя бы вытереть, хотя бы протереть, иначе паника превратиться в манию и тогда целый день будет потерян – уж он-то точно знает.
– Вы поступаете отвратительно, – не переставал парень говорить, исподтишка поглядывая на Эрика. Они никогда не общались, Ян ему даже ручку никогда не давал. – Вы можете заболеть и умереть. Умереть в мучениях! Будете лежать на потной простыне, – ооо, какой ужас! Это на восьмерку по десятибальной шкале, если девятка – мерзотный суп! Ай-яй-яй, парень брезгливо отстранял от себя одежду, а потом начал расстегивать куртку – пусть это столовая, пусть не душевая, и не его комната, стоять в этой одежде он не может, даже если все преподаватели Академии будут осуждающе коситься. – Никто не придет к вам на помощь,  никто! Потому что невежливо говорить людям, что они – отстой. – Не-е-ет, Януш не обиделся, он вообще никогда не обижался, просто делал выводы.  Закусив губу, он старательно расстегнул форму, снял с себя куртку, аккуратно сложил в квадратик,  и, сгорбившись, положил на стол. Снял майку, оставшись в одних брюках, так же сложил в идеальный квадратик, положил на стол. Положил… нет, неровный квадратик! Януш взял куртку и снова ее переложил. Потом еще раз, чувствуя, что с каждым новым разом ощущение мрази на руках и животе становится таким сильным, что даже начинает тошнить. Он же просто хотел раздеться и протереть живот салфетками, чтобы дойти до душа! Но нет, вместо этого он стоит тут и со стоном раз за разом складывает свою форму в идеальные квадратики. С ним такое бывало: он мог сотню раз мыть руки, он мог две сотни раз перекладывать шкаф с одеждой, он мог полтора часа расстегивать и застегивать свою форму, безбожно опаздывая и приводя людей в недоумение. С ним бывало, но почему сейчас?! Он перекладывал форму и не мог остановиться, а ощущение гадливости никуда не девалось, только усиливалось до дрожащих пальцев и обиженно закушенной губы. Аааа! Януш застонал, когда в пятнадцатый раз переложил куртку и квадратик ему снова не понравился, а руки уже все были жирные! Господи, святые угодники!
– Сэр! – беспомощно вскрикнула Януш, чувствуя, как его руки и голос дрожат. – Сэр Эрик, мне нужна ваша помощь! – умирающие от жажды в пустыне таким тоном не просят о глотке воды. Януш готов был умереть от стыда и пожирающего чувства грязи на своей коже. Казалось, он вот-вот расплачется от бессилия – ну не может он бросить эту проклятую куртку! Все разворачивает и сворачивает, разворачивает... – У меня в кармане брюк – влажные обеззараживающие салфетки. Прошу вас, помогите мне, протрите этими салфетками мне живот и руки! Прошу вас! В конце концов, это был ваш мерзкий жирный суп! – иначе Ян просто умрет. Прямо тут, на грязный пол упадет и умрет! Он уже чувствовал, что умирает.

Отредактировано Yanush Wojciech (2014-09-07 19:38:02)

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 23.07.13. Ничто не предвещало беды.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC