Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 24.08.13. Охота: Демон Рэйни


24.08.13. Охота: Демон Рэйни

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ОХОТНИКИ:
★★ l 17 l Карл Кайзер l двуручный меч
★★ l 17 l Куро Масанори

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif http://aniavatars.com/data/avatars/198/708.jpg
имя: Демон Рэйни
тип: зарождающийся кишин
ранг: ★★

Тебя зовут ДЕМОН РЕЙНИ, и ты один из тех духов, что сначала исполняют три желания хозяина, после чего пожирают его душу и захватывают тело. Сейчас, кстати, как раз такой случай, тебе досталось тело какой-то милой спортивной девушки, которая и не догадывалась о последствиях своих желаний. Ты бесцельно бродишь по всему свету, ища себе новых жертв, однако пока что тебе нравится твое новое тело, и избавляться от него ты не собираешься. Во время боя ты в основном используешь свою демоническую руку, похожую на те, что у обезьян - она настолько сильна, что может пробить очень толстую стену за один удар. Это твоя основная тактика во время боя - наноси удары. Твоя главная слабость - твое тело. Если отрубить тебе твою руку, то ты будешь не сильнее той милой школьницы, которой принадлежит тело. Сейчас ты случайным образом забрел в ГОРОД СМЕРТИ, совершенно не представляя, что это означает.

0

2

Чудесный вечер, однако ~
По одной из шумных в дневное время улиц большого, странной постройки города в самом центре Невады уже несколько минут шагал молодой человек в потертых старых джинсах и помятой футболке василькового оттенка с целой охапкой разнообразных конфет, распасованных по многочисленным карманам. Уехав учиться к смерти на куличики, он уже не заботился о благосостоянии своей физической формы, полностью отдаваясь опустошению отмеченного галочкой в первый день приезда небольшого магазинчика с первоклассными сладостями на не шибко людной улочке. В прочем, обязательная чудотворная практика своих силенок, а вернее - тренировки под пристальным надзором многоуважаемых учителей и остальная дребедень похлеще вышеупомянутой вносили свою лепту и не давали Куро превратиться в шарик с торчащими конечностями.
А сам нерадивый ученик с полным отсутствием совести, успешно прогуляв очередную проверку полученных знаний обращения с демоническим оружием, слегка усталый после продолжительного торчания в наглухо запертой комнате мужского общежития бесцельно брел куда глаза глядят. Августовский холодный ветерок, коий разносился звонким эхом между строениями сего града, с каждым заворотом за случайный дом взвывая почище лютого волка, что бродит в глухих кромешных лесах. Златое солнце, заливаясь кровавыми подтеками, сходило на нет, обагряя встречные улицы рдяными и янтарными оттенками. Окрашивало крыши домов в пурпурно-синие цвета, растекалось упокоительным шарфанно-желтым по башням академии. Птицы, что гремели пронзительными криками над людьми, блеклыми тенями угмоздились на деревьях, а те, в свою очередь, шумно колыхали кривыми ветвями при каждом взлете встречного ветра, что не утихал ни на секунду. Жителей городка Смерти заметно поубавилось, рабочие места пустели, лишь изредка тревожили слух звонкие возгласы молодых студентов, не спешащих возвращаться в общежитие - день убывал, уступая законное место в сутках достопочтенной ночи с гипнотизирующими взгляд звездами. До такой степени неприветливо встречали сумерки своих запоздалых гостей, что отвратительное чувство тревоги растекалось липкой кашей по всему сердцу.
Однако... несколько беспокойное состояние природы вполне себе приветствовалось японцем, как никакая из чередующихся погод. Со скоростью света пролетел долгожданный сезон многих людей - греющее лето, со дня на день готовое смениться на ненавистную многими дождливую и слякотную осень с поразительными плясками бушующих листьев и красок. Побег от неумолимого августовского солнца привел Масанори прямо в лапы завораживающего пламенного заката. Угнетающее ощущение тревоги грозно росло на глазах, но по желанию Куро было отодвинуто на задний план, уступив первенство упоительному чувству святого любопытства, что внезапной волной охватило обладателя кошачьих глаз: взгляд привлекли возникшие из неоткуда багровые волосы незнакомца, что быстрым шагом утраивал дистанцию меж ним и Нори. - Sou desu ka? - фраза в пустоту безлюдной улицы, не беря в расчет того паренька с шухером на голове, она и не ждала продолжения. К слову, большей части учеников академии Куро не придавал значения, даже многие EAT-овцы были замечены единожды и отбрасывались в объемистую кучу человеческого мусора в голове японца. А вот этот разноглазый тип по имени Карл Кайзер светился в мозгах Куро значительно больше и с более серьезными целями, нежели обыденные пустые розыгрыши.
- Ooi! Ка-а-арл-кун! Подожди меня! - поспешно засовывая руки в карманы, дабы сохранить остатки псевдо-ужина сладостями, парень изо всех сил кричит, явно не заботясь о том, что его громкий голос может пустить волну негодования со стороны обитателей этой широкой улочки. Куро переходит на бег и через пару секунд нагоняет случайно встречного однокурсника. - Карл-кун, нам по пути. - льстивая улыбочка касается лица парня, а глаза хищно щурятся в знак такого своеобразного приветствия. Так вот, данный представитель угрюмой стороны класса EAT звался оружием, здоровенным таким двуручным мечом с начертанными на его лезвии рунами непонятного языка. И это тот самый демонический меч, который так яро жаждал черноволосый заполучить себе в напарники. В прочем, наглющий напор с его стороны стоически держался хладнокровием и незыблемостью Кайзера, который иногда напоминал просто льдышку, сосульку без доли положительных эмоций. Все шло как нельзя плохо, но парень всяческими способами старался попадаться немцу на глаза и привлекать его внимание. Сдаваться на пол пути Масанори не собирался даже под дулом пистолета; упорствовать в желании добиться своего ему не помешает даже столь морозящий душу взгляд. - А куда ты идешь? Общежитие ведь в другой стороне. - при последних словах Куро настороженно хмурится, изображая недоверие, но тут же расплывается в довольной улыбке. Прекрасная возможность поговорить с этим антисоциальным пареньком - уж ее он точно не упустит.

Отредактировано Kuroo Masanori (2014-09-22 22:02:32)

0

3

Чем так чрезвычайно провинились перед тобой окружающие люди из твоего потока, что ты срываешь на них коснувшуюся души опалу, силясь пронзать их яркие души остротой ледяного сердца? Почему узурпаторство вошло в твои постоянные, неизменные с теченинм времени предпочтения, что вереницей арктического морозного воздуха накладывали след в цветастых глазах? Есть ли смысл прилагать усилия, усердно биться за закрытое туманной пеленой будущее? Будоражащее сознание желание вырвать кому-то сердце и захлебнуться в хрипах своей жертвы - всего лишь минутный яркий всплеск накипевших эмоций за определенный присест или мерзкой слизью обволакивающее нерушимое состояние души, что угасает в своем уровне лишь в отдалении от человеческой расы? Что может быть неприятного и скверного в простой вечерней прогулке по опустевшим дорогам средь оживленных домов, словно ты беспрестанный неупокоенный призрак, докучавший жалобным воем окрестным зданиям?
Безустанно появляющиеся в измученном головной болью сознании вопросы делали существование немца на этом свете невыносимым до закрепившегося желания послать все к чертям. Заработанная, благодаря наследственный данным предрасположенность к приступам внезапной мигрени, играла с Карлом подлую шутку. Мигрень, иными словами - гемикрания, сопутствовала не только лишь рвотным позывам, но и сопровождалась односторонней, пульсирующей, словно, тысяча сердец, усиливающейся при даже легком движении, болью. Карл узнал об этом в слишком раннем возрасте, и теперь при каждом приступе зарождающейся головной боли рвался к таблеткам. Но большее разочарование постигло парня, когда попытка вчитаться в найденную в закромах маленькой комнаты книгу закончилась очередным головокружением. Именно в тот момент он понял, что перспектива провести оставшуюся часть вечера за бездельем ни к чему путному не приведет, Кайзер решился сделать вылазку на улицу, которую застелил багряный закат. А все потому, что ничем не занятый Карл - это мертвый Карл, и ничего здесь не попишешь. И теперь, попытавшись развеять скромный вечер краткосрочной экскурсией по простиравшемуся городку, он маячил в закоулках огненными волосами. Не шуткой был тот досадливый факт, что щепетильные вопросы ни коем образом не выходили из головы, набирая обороты.
Плюс находился в том, что преимущество немца заключалось в его неспособности задумываться над чувствами окружающих и наплевательском отношении к их словам. Дезинтеграция их класса никогда не влекла за собой большие последствия, чем невооруженные стычки, либо словесные баталии. И те, и те в скорейшем времени кончались одинаково - приходил учитель и наподдавал негодникам, аль сами подчиненные главы "темной стороны Шибусена" разруливали ситуацию. Сначала это казалось даже забавным, но по прошествии пары месяцев приобрело заурядный характер. Вообще, Кайзера не отличала ни лояльность к бесноватым сокурсникам, ни эмпатия к страждущим, так что бесстрастие с его стороны к агонирующим под давлением ребятам было гарантировано.
Наполненный порывами ледяного ветра воздух сбивал с тела бессознательно появившуюся сонливость, зародившуюся в силу долговременного бодрствования с разрывающей мысли болью в голове. Солнце медленно падало, и небосвод окрашивался в расплывчатые алые цвета, предзнаменуя скорое наступление холодов. Тень парня становилась все длиннее и тоньше и казалась совсем потерянной. Чуть вздрагивая, она вровень следовала за своим хозяином. Бессмысленность ее танца проникла в саму суть Кайзера...
"Кто еще там?" - внезапный оклик со спины разверз тишину уходящего дня, окрашивая слух эхом мужского голоса. Проклиная судьбу за все грехи, немец еле заметно повернул голову, косым взглядом замечая на заднем фоне фигуру молодого парня. Высокого парня. И потому настроение Карла упало во второй раз на дню. Как отлично гармонирует эта случайная до шалящих нервишек встреча с развернувшейся погодой. Не сумела бы такого рода случайность произойти в жаркий период летних месяцев.
Благодаря постоянным напоминанием о себе разноглазый ну очень хорошо запомнил этого человека - Куро Масанори, мастер, класс EAT. Этот персонаж отличался не только своей очаровывающей фантомасгоричностью, но и небывалым упорством, а так же врожденным желанием переступать любые общепринятые нормы и нарушать личное пространство людей. Это заставляло парня впадать в некоторое оцепенение при каждой встрече с этим колоритным кадром. Его дикая целеустремленность и наигранная серьезность комично смотрелись на обрамленном черной шевелюрой лице. - Добрый вечер, Куро. - холодящая интонация в знак приветствия обязана обозначить нежелание Карла начинать разговор,но на Масанори это, кажется, работает с точностью до наоборот. Да и тема с фальшивой улыбкой не пройдет... В первый день их знакомства театр одного актера был разромлен, и сам актер сразу же выведен на чистую воду. Это в некотором смысле обижало разноглазого, но больше, конечно, изумляло. Вот проницательный гад... - Это тебя не касается. - утрировал он так, чтобы слова достигли получателя, а сам надменным взглядом проскользнул по улыбающемуся лицу паренька. Спрашивать, что тот здесь делает - как-никак удаленный от школы и общежития уголок города - было глупо. Сам же глаголил, что не хочет продолжения. По-этому, воспользовавшись возникшим слева поворотом, Кайзер ловко заскочил в него, даже не осознавая неизведанности выбранного пути.

Отредактировано Carl Kaiser (2014-09-27 01:11:28)

0

4

И какой идиот посоветовал ему вперед завести разговор с этим скользким типом, постараться найти точку опоры дабы в дальнейшим практиковать свободное общение, а уж последующим действием, заполучив хоть толику уважения со стороны этого исконного жителя Йотунхейма, представить себя как возможного повелителя? Не откажет, если постараешься, говорили они в унисон. Хотя, в принципе их советчество показало себя с правдивой стороны - Карл ведь не отказал ему, ага? Всего на всего оборвал так и не начавшийся диалог резким словцом, уж всяко лучше, чем улепетывать от разъяренного оружия по всему городу. Его и до этого терзали смутные сомнения в плане предложения сотрудничества - во всяком случае Куро было известно, что ни один повелитель не задержался у этого тирана больше, чем на неделю, а большую половину душ Кайзер самолично набрал. Очевидно, что в глазах трезво мыслящих учеников академии японец выглядел с дуба рухнувшим, тут даже особых вывертов принимать не обязательно, достаточно проследить за их глазами. И совсем неважно, что самое ужасное, что парень сможет получить после многократных попыток договориться - заработать по всему телу мелких царапин, несколько подпортить свою одержу, а также оставить после себя чуток разрушенные зданица, подлатать и снова в бой. Пусть Масанори и твердит, что хорошо разбирается в природе людей и схватывает на лету слабости и достоинства оппонентов, решивших проявить инициативу и пуститься в разговор, но на один вопрос он и в данную секунду не сможет дать цельного ответа - а с какого перепуга ему понадобился этот разноглазый немец? Пожалуй, единственными оправданиями могут служить простой способ доказать себе, что его врожденные навыки донимания людей пока не исчерпали себя - до нельзя бесило Куро отрешенное поведение красноволосого к его ехидным шуточкам, какие бы способы тот не принимал, а немец либо пропускал все слова мимо ушей, либо хитро уворачивался от встречи с японцем. Вторым же поводом служило тяготение Нори к массивному крепкому оружию, которое в обилие встречалось в Шибусене, однако, не часто попадалось на глаза черноволосому.
Куро не испытывал радости от радушной встречи однокурсника, и он был бы счастлив укрыться от испепеляющего взгляда разноцветных глаз, что время от времени стреляли вострыми молниями в его сторону. Как ни посмотри, а настроение на разговор у парня стремилось в глубочайшую яму, а его холодность можно было бы сравнить с ледяной гладью, что покрывало одноименное королевство исполинов из чистого снега. В подобных "дружеских разговорах по душам" никак не было ничего сверхъестественного, в прочем, парню это становилось не в новинку, отнюдь. Обыденное занятие, если грубо говорить. Оно и верно, когда повседневные деяния не обходятся без заковыристых фразочек в спину сверстников, то даже несчастные остатки твоих доброжелателей в скором разбегутся с ненавистью в сердце и недоброжелательными, обливающимися кровью, глазами.
Не твое дело, ха? Хорошо, хоть не огрел сразу по голове чем-нибудь... На самом деле слова, что были сказаны с непоколебимой интонацией, в каждом звуке которые явственно брезжила неприязнь, были и похлеще оплеуха или чего еще там... и красноречиво советовали Куро отступить. Согласно этому парень должен был бросить хотя бы настойчивые попытки достучаться да Кайзера и, раз уж им одной дорогой следовать, то молчать в тряпочку. Но разве это реально?
- Карл-кун, не ершись и не будь такой букой! Может поделишься со мной парочкой советов, как заполучить твое расположение? Так, чтобы не вступать в перепалки... - с легкой ухмылкой на губах проговорил Масанори, неприятно щуря кошачьи глаза. Мерзкое, липкое ощущение терроризировало все тело, от чего у японца сложилось четко впечатление, что его окатили таким не хлипким ушатом с водой... возможно, даже с грязью. По сравнению с этим презирающим взглядом разномастных глаз, коий заставлял заметно напрячься, его щур казался более чем ничтожным. Но кто Куро такой, чтобы показывать на людях внутреннее переживание и легкое удивление от столь цепенящего взора? Посему парень просто прикрывает глаза угольными ресницами и удваивает полу-усмешку, в добавок замедляя шаг и утвердительно кивая, лишь ставя галочку на предположении, что эта задача будет не из легких. Однако, рассудок начал медленно заполняться подозрениями, как воздушной дымкой испарилось ощущение живого существа рядом с тобой. - Ой-вэй, Карл, ну постой же! Стой, стой! - Масанори изумленно распахивает глаза и устремляется за ускорившемся парнем, отчаянно размахивая руками. Ну, это несерьезно! Совершенно не обращая внимание на недовольную физиономию немца, Нори обгоняет и приземляется пред ним, делая из себя живую преграду. - Карл, какая, черт возьми, муха тебя укусила? Перестань тут строить из себя невесть что - я всего лишь хочу поболтать с тобой на кое-какую тему! И ничего более. Ты, как я вижу, никуда не спешишь, так что будь добр и остановись. - на неких возмущенных нотах сообщает японец, серьезным взглядом одаривая парня хмурым взором из-под опущенных бровей. Пусть оставит свои мечты при себе, отказаться в угоду его скверному нраву Куро не соглашался. Уж таким его наградили при рождение, простите, если что.

0

5

С точки зрения усталости Карл уже было хотел пересмотреть свои взгляды на проворность и говорливость черноволосого, раз отстал, то тут и говорить не о чем, разве что еще некоторый отрезок времени сетовать на потерю времени. А с другой стороны, он разве куда-то торопится, чтобы таким наглым образом отрезать вопросы японца? Отнюдь, возможно он и усердствовал доказать самому себе сей факт, забивая разум списком ненужных никому дел, которые якобы необходимо было выполнить, это называлось для него своеобразной панацеей, что работала безотказно, но скрыть действительности не получилось - его единственным желанием было, естественно, просто не ввязываться в разговор, встань на его пути хоть Куро, хоть сам Шинигами. Как чистокровному прагматику, ему совершенно не занимательно общение - опыт был, знаем. Для конструктивного диалога с Карлом достаточно всего двух вещей: первое - умение слушать и вникать, а также внушительный словарный запас, второе - серьезность или масса терпения выслушивать в свою сторону критикующие замечания. К сожалению, крохотная долька жителей города могла позволить себе эти качества, а вот мы и пришли к причине отсутствия у немца друзей - безнадежный айсберг в океане, не способный идти даже жалкое проявление компромиссов. Неизвестно, насколько это заметно невооруженным глазом, а Карл просто терпеть не может проявлять слабость по отношению к окружающим, идя на уступки, и смотреть на бездумную жертвенность людей в желании защитить кого-то. Для чего? Зачем? Если этот человек не может защитить самого себя, не говоря уже о сородичах, то есть ли смысл спасать его самого? Победа - это все. Лишь самые сильные решают дальнейшую судьбу этой планеты и остаются в ее истории раз и навсегда, а остальные исчезают из нее, даже не появившись. Такова природа и натура людского рода. Может, Кайзер и не сыщет себе достойного повелителя, что не окажется очередным безалаберным кретином, а совсем наоборот, поддержит его интересы, то собственными силами и разумом достигнет гордого звания косы смерти, как Джастин Лоу, например.
"Куро, из тебя отвратительный дипломат, а человек так совершенно ужасный... И что это за "Карл-кун"? До сих пор не можешь отучиться от своих японских замашек?" - с неким самодовольством прозвучал в голове собственный голос, которому вторила горделивая ухмылка, на мгновение появившаяся на губах. Вроде бы, первичное раздражение улетучилось порывом ледяного ветра, яро дувшего в спину и будто подгонявшего ускорить шаг, его душераздирающие завывания при неожиданном столкновение с возникшими на пути углами домов отдавались в ушах звонким свистом. Будучи уверенным, что никто не нарушит его штиль спокойствия парень продолжил шествовать по новому закоулку, скрыв замерзшие руки в теплоте карманов брюк и окончательно уйдя в пелену мыслей. Но вновь с небес на землю его возвратил знакомый голос однокурсника.
- Куро... - только собираясь прокомментировать весь набор комплиментов и лед возмущений, брошенных в его адрес, он страдальчески закатил глаза - мол, угомонись уже. - Не слишком удачная шутка из твоего перечня. Единственное, что тебе сейчас по силам - уйти долой с глаз моих. - Вроде бы он дал понять, что пора бы парню катиться колобком через дремучие леса да к старой Бабе-Яге, чем донимать его своими внезапными порывами чистого и непорочного любопытства. - в унисон со скепсисом, подуставшим от существа японца и его манер общения, заголосило распирающее негодование, сославшееся на преследование. Как внутреннее чутье и ожидало, Масанори так и так бы не оставил немца одного - буквально через толику секунды перед взором Кайзера образовалась массивная фигура черноволосого.
Изречения парня привели Карла на секунду в ступор, затем сменившейся на откровенное презрение в глазах. Продолжая держать маску предельной холодности и наигранного спокойствия, тот равнодушной интонацией изрек. - Во-первых, это тебя что-то несуразное укусило, и ты прицепился ко мне, словно пиявка. - после сказанного он сделал небольшую паузу, после чего торопливым нервным голосом продолжил раскрывать глаза так называемому собеседнику. В силу привычки беседовать с одним человеком в непринужденной обстановке или совсем не разговаривать голос получался чересчур резким и грубоватым, а пальцы то подрагивали - то ли от  нервов, то ли от холода. - И это тебе необходимо поумерить пыл и хотя бы не вставать каждый раз на моей дороге. - как само собой разумеющееся, приходит осознание, что единственное, чем он может воспользоваться - это тупо выслушать японца, разбрасывающегося такими берущими за душу словами, и вскоре бросить какой-нибудь отрицательный ответ. Сейчас в нем боролись два желания: вмазать этому самому идиоту, чтобы мозги на место встали, и терпеливо выслушать его, запечатлив на своем лице вечную гримасу недовольства, в конце концов отвязаться от него. И, конечно же, победило второе. - Все. Хватит выступлений, шут гороховый...  У меня нет времени на глупые игры. Говори уже, что ты хотел, или проваливай... Ну?

0

6

theme ~

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif

Внезапное появление монстра!
Демон Рейни наносит удар, бойтесь! Сейчас он в теле юной очаровательной баскетболистки, и его трудно победить!
Встречайте, демон Рейни, он стоит прямо перед вами!..

Ну пока не стоит. Сидит за углом, принюхиваясь. Его бывшая владелица загадала три простых желания, которые демон с радостью исполнил. Первое - стать первой на забеге - было совсем элементарным, учитывая, что расправиться с детьми было весьма легко, даже если не убивать их. Второе - отбить семпая (или старшую, как их тут зовут, в этой вашей Америке) у одного надоедливого парня - тоже не составило труда. Третье - вернуть расположение старшой к себе - еще проще! Пригрозишь ей - и она уже падает к тебе в руки. Жаль, правда, недолго там пробывает - по исполнению трех желаний демон забирает тело себе и удаляется бегать по стране, ища нового контрактора. Весела жизнь демонов, ой как весела!
Демон выходит вперед из своего укрытия прямиком к двум новым жертвам. Кушать хочется, а кушать нечего - а тут эти два школьника! Да убить их будет проще, чем парня старшой бывшей хозяйки этого тела! Обычные парни. Обычные люди. Даже не вампиры. Ням-ням-ням.
Демон Рейни не идет к ним, а просто останавливается посреди дороги, внимательно смотря на подростков светящимися глазами. Под капюшоном желтого плаща не видно лица. Это к лучшему.

0

7

Столько импульсивно вибрирующих ноток раздражения в чьем-то голосе Куро не улавливал уже, как минимум, года два: пускаться во все тяжкие он умел очень хорошо, но вопреки здравому смыслу оценкой его ядовитых слов служило лишь яркое недовольство жертвы и легкий румянец смущения, отвечающий на кавардак посыпавшейся критики, конструктивной иль беспричинной. Что же касается этого парня, негодование с его стороны совокупляло в себе тот щекотливый холод, масштабно расползающийся ледяными мурашками по спине, ровней которому не были даже арктические пустыни, и что-то еще... нечто непонятное - злостная ненависть с львиной долей примесей презрения и кончающегося терпения знаменовали "божественное" начало продолжительной дружбы. Всего лишь секунда - Карл уже был в состоянии вонзить в сердце японца свое лезвие. Секунда - а Куро уже был готов отступить на пару шагов назад, и если бы не равномерные удары человеческого сердца, можно было бы сказать, что бесстрашный наш испустил дух и окоченел от страха. Однако, насущная проблема заключалась абсолютно в ином чувстве, присущем любому человеку - удивление, стоящее на границе с неограниченном рамками изумлением. Именно по вышеупомянутой причине это странное ощущение зародилось в задворках души парня - встречать человека, по силам которому столь же виртуозно парировать напады, как и самому Масанори, доводилось в первый раз. Беспринципность и ядовитый нрав немца могли бы дать фору как и самому Куро, так и другим острякам здешних мест. Японца все больше обуревал подогретый на последних нотах интерес к персоне Кайзера, в прочем, он сразу же задвигался в потемки сознания нагрянувшим впечатлением от взгляда разномастных глаз, создающим чувство безысходности: Куро уже успевает подумать, что его однокурсник - монстр воплощения убивающей "всего и вся" ненависти.
Ну, и? Неужто боги снизошли ко мне, и этот черствый сухарь решил все же пообщаться? Язвительная мыслишка пробегает в голове, откликаясь на физиономии едва поднятыми уголками тонких губ, дарующими кривую усмешку. Нори пока еще толком не ведает радостна ли ему внезапная смена приоритетов Карла или, наоборот, он чистосердечно признает скрытое пренебрежение к ледяной интонации собеседника. Но Куро не привык питать сомнения при важных решениях  - не его это удел. О, боги... я убью тебя, если ты вновь попытаешься втоптать меня в грязь! Шут гороховый, как его секунду назад именовали, нервно изогнул брови уже в готовности получить в свою сторону пулеметную очередь из нечистот и каверзных фразочек. Он не пацифист ни на мгновение, его миролюбивостью даже бокал наполнить не получится. Но на сей раз не он сам себя втягивает в очередной конфликт, а его вынуждают пробудить в груди это темное, скверное чувство, что огненной жизнью разветвляется по жилам и закипает где-то в груди. Гнев. Не такой уж праведный, но воистину сильной - да, давненько никакой посторонний не доводил его до такого состояния.
- Охо-хо-хо? Спасибо, что хоть выслушать соизволил. Наконец-то его Величество подавил свою напыщенность, а я и не ожидал подобного героизма от столь высокомерного типа, как ты! - как же звучал его голос? Слегка слащаво и рисованно радостно. Спрятанная где-то глубоко в словах злость, словно в разбитом зеркале, бренчала в отголосках разума и откликаясь в случайных звуках, нервно и расплывчато. Колкая фраза в ответ усердно подавлялась взвывающей от напряга силой воли, а улыбка получилась какой-то натянутой, словно плохо выполненная подделка, и такой же кровожадной. А он продолжил бесконечную игру в гляделки, не прерывая прищуренным взглядом карих гневных глаз зрительный контакт, что затянулся уже на значимое время. - Та-а-ак, я хотел обговорить с тобой вот что... как тебе прекрасно известно, донесли некоторые лица, я думаю... сейчас я нахожусь в поисках оружия... - голос его, который уже сменялся на более равномерный, но все же  принужденный быстротечно затих, оборвавшись каким-то нечленораздельным звуком. Хитрый взгляд перестал впиваться в глаза Карла, угнетаемый надменной гримасой последнего, и медленно проскользнул за его спину. Человеческий силуэт в темном, как безлунная ночь, плаще бесшумно ознаменовал свое появление легким порывом ветра. Темная и враждебно настроенная душа пылала внутри этого существа, травимая чувством собственной важности. Как жаль, что оружия не способны лицезреть души - Кайзеру бы понравилось.
- Кто это? Сзади... тебя, Карл-кун. - и плевать, что он уже ведает, что это за существо и даже больше - что им вместе или поразнь придется с ним сражаться.
Одаривая парня взглядом пристальным и угрюмым, Куро внимательно следит за реакцией немца. Злость, томимая стечением обстоятельств, расплывается в довольной ухмылке и подначивает разум "хей, давай воспользуемся ситуацией! двойную же пользу извлечем!", заговорчески посматривая на появившегося из неоткуда. - Карл-кун? Я, конечно, ни к чему тебя не обязываю, но это существо совсем не дружелюбно настроено. Ты так не считаешь? Ах, да... ты же не можешь видеть души... какая жалость~ Даже не представляю, что теперь делать! Похоже, что ты в данной индустрии бесполезен, мистер идеальный. - задорная усмешка ложится на губы, а слова вызывающе срываются с языка. Острое, приятное чувство обволакивающе заполняет тело, пробираясь по венам прямиком в сердце - желание. Предстоящая битва животворяще действует на японца, разбивая в дребезги обратные эмоции.  - На конструктивный разговор мне нет надежды, так как кто-нибудь левый да помешает... Давай так. Свое предложение я озвучу после разбирательства с этим "Bakayarou", ага? Всего одно сражение. Одно. Ты, конечно, можешь продолжать  вести себя как оружие-самоучка, но давай не дурить, и поработаем здесь вместе. А ты попытаешь удачу вспороть мне брюхо в следующий раз, обещаю... а я же вижу, что ты этого жаждешь. - бездушный и вызывающий голос режет слух, а глаза озорно блестят, направляя свой взор прямиком на паренька рядом. - Ну что? Согласие получено, Карл? Или испугался?

Отредактировано Kuroo Masanori (2014-10-13 08:46:01)

0

8

Если бы Карл не давал себе клятвы выслушать все и полностью, что сможет вытянуть из себя его нежданный собеседник, кого Бог наградил ростом, надо заметить - Карл, пускай и не совсем вышел ростом, но в большинстве своем оставался в ряду первых, в такой момент слегка поднапрягся и как истинный хороший слушатель - или он просто хотел таковым казаться со стороны - даже приподнял голову вверх в желании уследить за мимикой черноволосого. И этот финт не принес ему толком ничего: такие же прищуренные карие глаза, от взгляда в которые где-то в подсознании мелькала идея о сильно выраженном недовольстве Куро, вот только с улыбкой было не все ладно - уж слишком неестественная. Единственная польза, извлеченная из гляделок - Карл до конца осознал, что его однозначные броские фразы в адрес японца принесли свои плоды, и того буквально сжигало негодование. Какая удача.
- Из меня отвратительный слушатель. Так, к сведению. Весь во внимании. - безразлично бросает парень, устало закатывая глаза - всегда пожалуйста, готов еще и рот тебе заткнуть - и скрещивает руки на груди в жесте "ну, говори уже - дел по горло". И правда, несколько грубо с его стороны, но оставаться в долгу перед этой "доброжелательной" улыбочкой Карл не собирался. Терпение, как было заметно со стороны, с космической скоростью убывает и у того, и у другого - это был один единственный раз, где они дружно постарались испортить друг другу настроение всего лишь кучкой фраз без физического или материального ущерба. И благодаря звучащим словам внутренний контроль над ситуацией у немца медленно, но верно улетает на крыльях черных, далеко в небыль. Самовнушение, типа "послушай и безразлично уйди", уже тоже почти не срабатывает, раздробленное подступившей к горлу брезгливостью. - Я ожидал услышать что-нибудь по истине стоящее, а не лепет ученицы начальной школы...- слова носят несколько непривычно эмоциональный окрасок под воздействием брезжущей изо всех щелей злостью. Прекрасно. Чего только им не хватало для счастья? Сначала этот предмет ненависти половины академии зашелся в приступе опалы и пыхтел, как паровоз, паром и огненным дыханием, а теперь другой прибег к этому способу выплеснуть накопившиеся эмоции. Чудесно. Карл по сути своей довольно вспыльчивый человек, никогда не упускающий возможности втоптать ближнего своего по уши в грязь или вызвать приступ бешенства, но он никак не ожидал последнего от себя, в предшествующих случаях контролируя рассудок. Вот и сейчас. Доля секунды - и все вроде как возвращается на круги своя, за исключением пренебрежения в глазах и слишком злобного голоса. - Кхм, ладно. Приступим к мат. части. Ты олигофрен? Или эволюция в обратную сторону - твое лучшее достижение? Оружие? Какое, к чертям, оружие, неотесанный ты кусок сгнившего письменного стола?! Иди разыскивай себе идиота по тупее - ни один здраво мыслящий человек не захочет быть твоим напарником. А почему? Потому что ты не приспособлен для работы в команде, смирись с этим! Кочевряжник...
А разве ты, Карл, хотя бы раз пробовал с кем-либо сработаться? - говорил совесть, затыкая за пазуху самомнение и надменным взглядом оглядывая Карла, будто смотря на жалкого, ничтожного микроба.
"Заткнись!" - сам себе отвечает Кайзер, добавляя презрения еще и к собственным мыслям. Дожили.
О, нет. Ты даже не пытался! Все сам. Твое высокомерие не позволит тебе обрести звание "Косы Смерти", может, дослушаешь его до конца и примешь предложение? - свирепая, но правдивая. В прочем, с совестью у нас проблем нет. Нет совести - нет проблем.
"А не пойти бы тебе гулять?"
Недовольная мина парня скрашивается хмурым удивлением, вызванным едва слышимым шелестом чьей-то одежды позади парня. В нескольких метрах от его спины. Но это и понятно, почему он не смог ощутить чье-то присутствие вблизи - внимание потупилось в связи с внутренними баталиями с совестью, чей потенциал и энтузиазм в придачу угасали со скоростью истребителя. Но как только немец обернулся не только из-за чувства самосохранения, но и чисто рефлекторно, знакомый уже до нервной жилки на виске голос разрушил тишину, прерываемую лишь чьими-то голосами в паре кварталов отсюда.
- Неужели? А я совсем тупой и не заметил позади себя странное существо в плаще с горящими глазами, черт подери. Да, я не могу видеть души в отличие от тебя, например. Но я, хотя бы, мозгами пользуюсь, а не то, что ты, бесполезный чурбан. Заглохни. - в сердцах рычит красноволосый, поддаваясь буре негодования, вибрирующей в душе, а теперь и в голосе. Взгляд разномастных глаз внимательно скользит по представшему существу и заканчивает свой путь на лице Куро, пытаясь испепелить того. Не удается, конечно, но свой обещанный результат уж точно принесет. - Мне не нужно повторять дважды, твое "ищу оружие" определенно относится ко мне... Поработаем? Вместе? Мои интересы определенно разнятся с твоими. С какого это ты дуба рухнул, дорогуша? Подскажи мне, я тебя еще раз скину с удовольствием. Я скорее позволю этому монстру сбежать и пожрать с десяток невинных душ в этом городе, чем дамся тебе в руки, бесполезный ты хрущ! И давай-ка это ты не будешь дурить и сам станешь спасать свою шкуру без вмешательства меня. Немощный что ли? Ах, да. Не волнуйся ты так, живот я еще успею тебе распороть, если ты соизволишь выжить сегодня. В чем я крайне сомневаюсь... Что, Куро? Ты ничтожен и слаб или сможешь протянуть хотя бы жалких пять минут без моей защиты? Ты же не такой слабак, какую репутацию сложил о себе? - парень отрицательно покачивает головой, мол, в этом уж я точно уверен. И действительно, недооценить союзников он горазд, ставить их ни во что и воспринимать, как жалких таракашек - тоже, но переоценивать - себе дороже. Если перехвалишь кого-то, то он выполнит все с точностью на оборот. Многочисленно проверено на собственном опыте. Карл расплывается в ненормальной ухмылке с примесью чувства собственной важности и предвкушения предстоящего сражения - упоительная радость. Он медленно, будто в замедленной съемке, плавно поворачивается лицом к противнику и с давлением в голосе выкрикивает. - А ты что замер, как не родной? Подходи, не стесняйся! Я обязательно станцую с тобой, раз такого твое пожелание.

Отредактировано Carl Kaiser (2014-10-19 23:26:02)

0

9

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif

Кажется, его торжественному появлению не рады. Да и что за люди это такие? Нормальные бы убежали давно, а эти на месте стоят, не двигаются. Будто им все равно на то, что кое-кто сейчас станет обедом для демона Рейни. Двинувшись вперед, монстр с хрустом наступил на лежащее на земле стекло и замер на месте, готовясь атаковать. Мгновение. Ему нужно выбрать направление. Направление - это всегда важно, особенно на охоте. Особенно на охоте, где жертва тебя не боится. Такое уже было, но редко, к счастью... ого, смотрите, его зовут на обед! Нет, действительно, с этими ребятами что-то не то.
Был бы демон не демоном, он бы озадачено почесал голову. Но, к сожалению, в список доступных функций такое не входило. А потому существо просто бросилось вперед, не особо различая, кого оно бьет. Кричал, кажется, красноволосый? Отлично. Он и станет первой жертвой на этой тихой улочке в этом странном городе. Темноволосый пока не проявляет активности, что очень даже хорошо.
Есть, есть, есть!

для Карла, кубик для Куро не бросается
[dice=7744-120]

0

10

Куро никогда не считался заядлым оптимистом, даже в самых никчемным приключениях он всегда предсказывал худшее. Вот и сейчас он, не успев выслушать ответа, сразу предположил, что никакого доброжелательного ответа не будет, а выльется на него добрая куча нечистот. Как, собственно, и произошло.
- Серьезно? Ты уже дважды назвал меня бесполезным, если не трижды. Почему это бесполезный? - Куро демонстративно нахмуривает брови и обиженно режет взглядом лицо красноволосого паренька, который явно не поскупился на красноречивые комментарии о личности Масанори. Однако, столь предвзятое отношение парня безусловно выводило японца из себя, и он воспринял реплику однокурсника  с тяжелым желанием в сердце на самом деле обидеться и бросить это все. Но, к превеликому сожалению, вряд ли это существо в плаще без проблем бы дало ему сбежать, да и Кайзер был в чем-то прав, заводя монолог о бестактном предложении японца, о чем сейчас так настойчиво сетовали мысли. В чем-то он прав... Не желая уступать врожденной горделивости, в пол голоса нашептывала совесть, вынуждая признать Куро его слишком резкий выпад. Но вряд ли бы это его теперь остановило: в некоторой степени задета самооценка довольно эгоистичного Куро, что не могло радовать по существу. Да, как уже стало понятно по речам, немец хорошо умеет парировать словесные выпады и даже мгновенно превращать нападавшего в жертву, что ни коем образом не соответствовало планам японца. Но теперь эта баталия превратилась в нечто большее, чем просто дискуссия - это игра, азартная игра. И теперь Нори весь во внимании. - Слабак? О, ты явно меня недооцениваешь, Император. Да-да, я не знаток немецкого, но твою фамилию уж точно перевести смогу. И, конечно, твоя правда - я действительно пришел к тебе с таким предложением. Чем плоха идея? Ты хочешь достигнуть косы смерти, а мне нужно сильное и массивное оружие. Так почему нет? Это сотрудничество будет выгодным и я тебя, и для меня. - неугомонность всегда была отличительной чертой этого человека. Кто по-вашему втянул Ивасаки в волейбол? Будь, что будет, а он своего добьется. Пускай он и достаточно взрослый, но в данный момент он собирается хорошенько побесить этого юного мистера-совершенство. Последствия после сделанного будет непредсказуемые, но это никогда его не останавливало. - Какой- же ты пафосный, Карл... Смотри, от своего самомнения не взорвись. Взялся против него один на один идти? Ты рехнулся?! Ладно... с таким, как ты, спор зайдет в тупик. Флаг тебе в руки, уважаемый, а я в сторонке постою... Я желаю просто понаблюдать за твоим скорым крахом. Можешь думать, что я испугался - все равно. Я вижу, ты всеми конечностями за. Ну, давай, докажи мне и всем, что ты там хотел... Потенциальный враг всего человечества ожидает тебя. Устрани его, попробуй. Это же наша прямая обязанность, ведь так? Я же бесполезный, ага? Так вот. Не представляю, какие у него силы... - нет, конечно, он не отказывается от своей идеи. Если этот черт решил, что сможет победить врага без помощи повелителя - давай, пусть попробует. Это надо же до такого додуматься! Напыщенная, острая на язык шмакодявка. Где-то в середине своей речи Куро понимал, что не стоило так заводиться и отправлять Карла на все четыре стороны, но праведный гнев был настолько сильным, что не оставлял возможным прикусить язык. И где-то уже начало зарождаться чувство вины, кое постепенно зарождало в сердце панику о благосостоянии еще не сложившегося напарника. И если раньше это было весело - гаркать друг на друга без лишнего напряга, то сейчас ему было откровенно не по себе от решительности Кайзера. В прочем, волей-неволей, а все это подавлялось обычным "так надо", и буря эмоций теперь рьяно бушивала лишь в голове, не находя отражения на принявшем свое обычное выражение лице. Как только это существо ринулось атаковать к уже готовому к защите Карлу, в голове нервно что-то стукнуло о воображаемый письменный стол. Ты так и будешь тут стоять, Куро? Серьезно? Он может умереть тут, а ты стоишь столбом! Сделай что-нибудь! Нет, ни за что он не будет вмешиваться в эту передрягу, пока Кайзер сам не попросит помощи. В чем был прав немец в своей реплике - Масанори слишком любит выеживаться и не всегда готов пожертвовать собой ради другого, если тот станет упорно требовать обратно. Анти-командный человек. И поведение Кайзера служило некой точкой включения ледяных пустынь в груди японца, когда хотелось отыскать самое слабое место человека и надавить на него, очень сильно. Или просто стоять и наигранно смеяться над неудачами другого, чем сейчас и занимался парень. Как бы это не убивало дольку надежды в самом запрятанному уголке разума японца, а монстр оказался гораздо сильнее, чем предполагалось ранее. - Ты так раздаривался на "комплименты" мне, а сам так феерично упал в грязь лицом! Аха-ха! Не ты ли сам с дуба рухнул, нет? Что ж, печально. Мне остается сказать только: "а я же говорил". - жеманный, слегка высокомерный тон разверз некую минутную тишину после шикарного фиаско молодого оружия. Масанори, наконец-то, оторвал спину от холодной стены одного из домов и слегка вальяжной походкой выплыл в круг обзора покалеченного оружия. С трудом пересиливая желание подобраться ближе к монстру или, хотя бы, заботливо спросить у парня о его состоянии после мощного удара, он скрестил на груди руки, дабы не было заметно слегка подергивающиеся от волнения конечности, и медленно прошествовал к Карлу. - Ну, что, Карл-кун... кха.. а если бы ты послушал меня, то такого бы не случилось~ Может, ты в конце-то концов признаешь, что в одиночку не в состоянии противостоять более сильному противнику? Давай, мы вдвоем справимся. Или  продолжишь воображать себя героем сериала, в котором, конечно же, будет хэппи-енд? Чар-ли...

0

11

И вновь все пошло наперекосяк - будто сегодняшним днем все вокруг было настроено против молодого оружия. И в подобном недоразумение Карл винил себя в самой меньшей степени из предложенных, и здесь играла роль не только природная мания величия. Для него, привыкшего бросать вызов судьбе и в конечном счете одерживать верх над встречными препятствиями, небольшой промах сослужил роль сигнальной ракеты, знаменовавшей непорядок либо с ним, либо с его противником. Чем бы ни было это существо, но оно явно не было наделено особыми магическими способностями, наперекор всем визитерам города Смерти. Но неведомая сила, с которой этот "монстр" сумел отбросить от себя противника, вынуждала внимание Кайзера поднапрячься и цепляться взглядом за каждую мелочь, за каждое легкое движение.
Встречная атака со стороны незнакомца обратила в пепел желание немца застать противника врасплох и вынудила Карла защищаться, что могло повлечь за собой кучу неприятностей. Если быть предельно честным с самим собой, то ему было необходимо признать свою слабость в такой фазе сражения, как оборона. Пусть этому парню и все было по плечу, как он сам утверждал и клялся, но создание проблем своей невероятной упертостью складывалось в необратимые крахи во время боя. И вот сейчас, когда ему не терпелось выместить всю накопленную всего лишь за какие-то пять минут злобу на удобно предоставленном противнике, с затуманенным, увы не праведным, гневом разумом он резко переходит к защите, трансформируя одну из рук в лезвие с синими рунами, сверкающими, словно лед арктических краев на слабеющем  зимнем солнце. Во второй же руке показывается очертание ножниц, ловко вытащенных из заднего кармана брюк. В принципе, надобность этого предмета сводилась к нулю, ведь не зря же он звался оружием, но это было сделано чисто рефлекторно, абсолютно неосознанно. Демоническое свечение алых глаз в нескольких сантиметрах от лица Кайзера сопровождалось замахом странной, нечеловеческой руки. Похоже, систему осознавания немного заклинило, и немец долю секунды разглядывал приближающийся кулак, только после чего перед лицом его появилось лезвие рунического клинка на пару с небольшими ножницами. Удар был силен даже по меркам монстров, и, проскользив по лезвию, кулак достиг груди Карла, разбивая призрачный образ его предсказания будущего. Карла отбросило назад, но твердо устоять на ногах ему не было суждено, и спина парня познакомилась с ровным асфальтом улиц города Смерти. Но прежде чем состоялось это нежданное знакомство, внимательный глаз представителя оружий пробежался по весьма человеческой фигуре врага, лишь на считанные секунды показавшейся под темным плащом. Лицо парня яростно начало восклицать, что он крайне удивлен увидеть в качестве противника молодую девушку с такой огромной силой. И мысли в голове роились подобно жукам, пытаясь подобрать варианты происходящего, ставя основной вопрос: кто это такой? Или такая?
Не в силах смириться с неизведанностью и существом этого персонажа, его голову и после падения на весьма жесткую поверхность занимал вставший вопрос, сопровождаемый внезапно возникшей головной болью. Карл вовсю рисовал в голове образы возможного происхождения противника вплоть до вибрации чьих-то шагов на асфальте. Кайзер как-то лениво перевел глаза наверх, уже подсознательно зная, кто к нему приближается, и перед глазами предстала все та же наглая рожа с прищуренными карими глазами.
- Шутить изволишь, челядь? А ведомо ли тебе, что ты выбрал путь простого зрителя? Так что твои обязанности сейчас включают стоять в сторонке и молча фиксировать в своем мозге, если такой имеется, все, что в данный момент происходит. Я понятно выразился? Или повторить... для особо одаренных? - сил на буйство эмоций совсем не оставалось, поэтому голос вышел несколько незаинтересованным, даже слишком спокойным для ситуации. И признаться, его уже не шибко интересовало присутствие Куро на поле брани. Все его мыслишки влекло лишь существо в плаще, чьи физические данные не давали покоя разуму немца. Однако, некое жжение в мозге лицо над ним все-таки было. Взгляд слегка затуманенных разномастных глаз слепо смотрел на Масанори, а пальцы нервно перебирали ножницы. Все нервишки отдавались противнику, но последующая фраза союзника вытащила Кайзера из голубой реки размышлений. Но не было уже той злости, лишь холодное раздражение. - Опять ты за свое! Ты какую смерть предпочитаешь: быструю или мучительную? Я, лично, за последнюю. Вот, скажи мне, сколько чертовых раз тебе нужно повторить слово "нет", чтобы ты перестал предлагать мне одно и то же? Думаешь, что небольшое поражение сумеет сбить меня с выбранного пути? Глупец! Не важно, насколько будет силен мой противник, я в любом случае одержу победу. Побеждать - то же самое, что дышать, парень. Запомни это. И не смей более называть меня этим отвратительным прозвищем.
Карл недовольно щурит глаза и, собравшись с мыслями, поднимается на ноги, при этом чувствую тяжелую боль в области ребер, чего он не чувствовал до сего времени. Несмотря на полученную болячку, парень снова крепко сжимает в руке ножницы и их лезвием указывает на существо в плаще.
- Ладно... а теперь вопрос на миллион: кто ты такой? И как нам тебя величать?

0

12

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif

Демон Рейни подпрыгивает, словно боксер на ринге, готовящийся к удару. Он не отвечает на поставленный вопрос, полностью игнорирует черноволосого (и тоже шумного) парня и наклоняется вперед, делая несколько движений руками, словно встряхивая их. Демон не понимает человеческую речь в идеале, и если предложение про приглашение отобедать душой этого разноглазого еще было понятно (ведь в нем есть слово "есть"!), то вот последнюю фразу демон и вовсе не понял, потому что... ну, как водится, у демонов нет имени. А "Рейни" - это уже придумали специалисты по странностям. Не он сам. Не имеет значения, в общем.
Ножницы. Красный цвет. Адьос, тореадор! Демон срывается с места и в молчании наносит очередной удар, но уже целясь в конкретное место - в руку. С ножницами. Сломать руку - и противник готов. А потом будет черноволосый - стоит, словно сам готов стать обедом. Может... атаковать его? Не-ет, нет! Сначала разноглазый. Всему своя очередь. Демон целится в руку, нанося удар снизу. Если все пройдет успешно - может и сломать. Хотя кто знает.

кубик для Куро вновь не бросается
[dice=36784-120]

0

13

Прежде всего необходимо сообщить, что у Куро возникало стойкое ощущение, что его план по получению согласия путем нудных и долгих пререканий в кое-то веки потерпел сокрушительное фиаско еще до того момента, когда только парень приметил в аудитории разноглазого ученика, и теперь японец полноправно приобретал титул лузера, который только что осознал всю нелепость сложившегося положения. Впрочем, такие, как он, находились по всюду, куда только не брось взгляд, их будто взялась сама планета чеканить. И знаете, эта улица уместила в себе даже двух таких, со странностям... нет-нет, не это существо имеется ввиду, конечно, а Карл. Да-да, пускай он и не полный лузер, каким пренебрежительным именем нарек себя мысленно обладатель карих глаз, но его положение здесь можно было назвать также достаточно комичным, хотя тот вряд ли когда-нибудь станет причислять себя к этому содружеству, ведь его знаменитый контроль и себя, и ситуации полетел восвояси, стоило только азиату подбросить искорку, как разгорелся лютый пожар. Потому что нельзя так просто взять и благополучно пропустить мимо ушей раздражающие слова оппонента, и нет ничего необычного в том, что теперь вокруг Карла разверзлась аура ледяного полюса ненависти. Нельзя не признать, что такое отношение к своей персоне Куро самолично заслужил в какой-то степени, покамест вовсю распинался. Преимущественно он был уже в состоянии по справедливости отнестись к своим действиям... хотя, когда моральные нормы его останавливали на пол пути от желаемого?
На доли секунды повисшая мертвая тишина сподвигла Масанори на осторожный шаг отступления от грозной фигуры поднимающегося на ноги немца. К сожалению, получить желанное "ладно, только отвали!" и в этот раз не было суждено, стремительно уменьшая шансы вновь загоревшегося на победу в этом неофициальном соревновании, ведь тупая упертость удерживала победу в своих руках. А мозг дьявольски скалил острые зубы и заговорчески советовал в конце концов заставить Кайзера трансформироваться путем принудительного резонанса. Увы и ах, но на столь не проверенный опытом шаг здравый смысл отказывался пойти, укоризненно качая головой.
- Псих! - не отрывая взгляда от застывшего в ожидании красноволосого, который требовал от противника невозможного, то есть - имени, которого он не скажет либо из принципиальной гордости, либо из-за чрезмерной молчаливости, что уже успел для себя отметить Куро, еле слышным шепотом произнес он. Находились лишние минутки, чтобы подумать не только о своем положении, но и последующих возможных шагов, которые стоит предпринять,  прежде чем окончательно сдаться... на сегодня сдаться...
Если он противится всем моим предложениям, то что я могу сделать-то? Вот баран, другие бы давно счастливо кивали мне, а этот не только отнекивается, так еще и хамит. Я не сомневаясь, что у него выйдет победить этого с красными глазами, но во сколько ранений у него это обойдется? Сложно сразу ответить... но Карл уже получил по ребрам, к тому же, не смогут же ножницы вечно ему служить - нет-нет, а сломаются в самый "приятный" момент. Меч, он не сможет превратить вторую руку в лезвие, к сожалению. Интересно, похоже это существо не понимает человеческой речи, раз даже не откликнулось на слова Карла. Очевидно, что оно уже прознало, что имеет дело с оружием. Тогда не проще ли прежде всего уничтожить повелителя? Ведь даже с моими физическими данными и, пускай, ударом души я не сумею ему противостоять без оружия в руках... Но не могу же я вынудить его на сотрудничество - слишком опасно. Да и просто-напросто нас обоих шарахнет мощным зарядом тока и разбросает в разные стороны... Конечно, одна идейка в запасе имеется, но не факт, что она сработает... может, я и переоценю Карла в этом случае, но моей его оценки дальше некуда ступать.
Возможно, картина маслом растянулась бы еще на добрых десять минут, и если бы не внезапный порыв красноглазого, сошедший на Масанори, словно гром ударил по ушам, то Куро со своими мысленными дискуссиями давно бы позабыл о том, что у них тут самое начало стычки с еще одним замечтавшемся зародышем кишина. Ощутимую скорость противника он уже успел оценить по достоинству, но и реакцию Кайзера не стоило недооценивать - ведь как-то же он набрал такое количество душ, брезгую помощью повелителей.
Вой, вой, а у Карла неплохо получилось! - хищная улыбка заставила губы Куро расползтись в разные стороны, обнажая зубы. Но тут же наигранная внезапной удачей немца радость сошла на нет, когда воспоминания вновь вернулись на точку отсчета, вгоняя японца в прежнюю задумчивость. А что, если его действия не принесут пользы? А, к черту этот бред. Как только атака существа была успешно остановлена, и оно оказалось в нескольких метрах от Карла, Куро с полной уверенностью прикрикнул и также легкомысленно побежал к врагу, даже не надеясь, что существо его полностью поймет:
- Эй, придурок в капюшоне, со мной не хочешь пообщаться, нет?! А вот я хочу!
У меня нет ни ножа, ни особой силы - я просто гений! Удача, помоги моему наивному мозгу!
Назвать его поступок глупым означало бы слишком резко приуменьшить действительность, особенно, когда за секунду до мощного столкновения с пока что самым меньшим из двух зол.

Отредактировано Kuroo Masanori (2014-11-17 23:11:00)

0

14

- Что?- оцепенев, словно узрев в картине перед глазами незримого для прочих монстра, приближающегося на невероятной скорости, Карл ровной пеленой начал бледнеть до отметки белоснежности, пока состояние прострации не развеялось крайне неприятным щелчком в голове, будто по команде выпихнувшим из сознания кучкующиеся там, застывшие от обледенения разума мысли, вынуждая голову, в конце концов, начать функционировать по назначению. Бардак в голове напоминал содержимое черного ящика пассажирского самолета, мысли в котором вились вокруг попытки осознать перечень действий Куро. Трезвое мышление постепенно начало возвращаться к только вышедшему из прострации парню, пристальным взглядом следившим за отчаянным рывком убийцы здравого смысла. - Чего и стоило ожидать от обделенной мозгами человеческой особи... Кх-х! КАКУЮ БУКВУ ТЫ НЕ ПОНЯЛ ИЗ ПРИКА... ЧЕРТ ПОДЕРИ, ПРОСЬБЫ НЕ ВМЕШИВАТЬСЯ, ТУПОРЫЛЫЙ ЧЕЛОВЕК?! ТЫ ЖЕ НЕ ДАУН ВСЕ-ТАКИ! Гр-р! - от былого пафосного спокойствия не остается и мимолетной пылинки, и за считанные доли секунды лицо Карла искажает некрасивое выражение бараньего упрямства с с явной толикой злобы, отворяющей для парня незримые двери слишком быстрому принятию столь серьезных решений. Чокнутый японец с наивностью полагает, что его отрицание всяких моральных норм и принципов, безрассудное геройство, лишенное какого-либо смысла сможет сподвигнуть Кайзера на поступок, в ходе которого он не только может оказаться раненым, но и не справиться со своей ролью оружия - защищать повелителя и безусловно входить с тем в синхронизацию? Насколько бы печально это не звучало, но он до чертиков прав, предпринимая эти действия. Острый, раздирающий напад чувства "надо" заставляет тело двигаться само по себе, противореча холодному расчету, входившему в свои права на полной основе, и вынуждая оставить оставшиеся движения отказавшему чувству самосохранения, что принуждало парня броситься защищать союзника. Медленно закипавшее и только что достигшее предела чувство гнева от происходящего тем временем охватило все тело по приближению Кайзера к виновнику торжества, и в расход с привычкой не применять насилие без особой необходимости, вытянутая в желании схватить чужую руку рука Карла мертвым захватом впилась в ладонь Куро, с нечеловеческой силой сжимая ее. "Если я не смогу синхронизоваться с ним, то будет еще больше проблем... спокойно." - нагнетая на себя дурные мысли, Карл бросил все силы для полной концентрации. Эпохальная пирамида из отрицательных мыслей разверзлась, как только до селе напряженная атмосфера потеряла свою силу, а паренек поймал себя на мысли, что вроде как фактор некого жжения рук повелителя сам отпал. Мда. Что и думать, но это, пожалуй, самое глупое, что он мог сделать. Нынешний состав команды из двух человек по спасению от вражеского объекта не мог не порадовать до искренних слез немца, у которого, знаете, не шибко развито чувство юмора воообще. "Человек-без-тормозов-и-чувства-совести" и "Человек-господи-убей-все-вокруг-меня" - какое прекрасное сочетание, явно достойное уважения и заливистого смеха сокурсников.
- Какого черта ты творишь?! Мозги совсем заплыли, а?! Безрассудный идиот... Мер-рзость какая... не забудь, теперь ты у меня в должниках!
- успокаиваться после успеха и послушно делать свое дело Карл как-то не горел желанием, а спрятанное в глубине сознания ярое желание задать этому придурку трепку страдальчески изнывало в тот самый момент, когда деваться было некуда, и Масанори уверенно направлялся к противнику. Но, черт побери, это определенно были только цветочки в не измеряемом поле внутренних раздражений Кайзера. И неприятная, отталкивающая ухмылка появляется на тонких губах парня, только отобразившемся в лезвие меча, а сам он театрально опускает брови, давящим голосом обращаясь к мастеру:
- Слушай сюда, ушлепок. Если ты оплошаешь, тогда я лично возьмусь выпотрошить тебя. А если сбежишь... я найду тебя и вырву твое трусливое сердце, понял меня, красноречивый ты наш?- негромкий поток возмущенных фраз слетает с уст, а внутренняя баталия приобретает новые обороты.
"Нет. Я спас его только потому, что такой союзник мне никогда не будет лишним. Друзья мне никогда не были нужны, и я сам со всем всегда справлялся и буду справляться. Хватит." - порицания Карла могли бы продолжаться до бесконечности, а его самоугнетение достичь высшей точки, если бы не разрушающий привычное положение меча в руках замах, при котором Куро соизволил бросить вызов судьбе и атаковать противника, заставляя того защищаться рукой. Рукой... да. Кайзер успел заметить некую особенность во внешности этой конечности, и она явно различалась с остальными частями тела монстра. Что и говорить, а удар вышел мощным - пуская тяжелое и грузное оружие было тяжело на поворотах - для первого раза, и оружие несколько раз оставило тяжелые раны на животе девчонки, разрезая длинный плащ, и, в конце концов, рассекло руку врага в районе плеча, оставляя на своем месте глубокий порез, затронувший расстояние буквально до кости.

0

15

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif

Оружие!..
Этот красноволосый парень - настоящее оружие! Демон лишь неслышно вздыхает, когда тот перекидывается в форму меча, потому что с оружиями всегда труднее разбираться - пока они находятся в своей нечеловеческой форме, то представляют из себя совсем не то, что можно легко разломать и проткнуть рукой. Хотя, конечно, при веском желании сломается любой клинок. Может, стоит проверить? Что случается с теми оружиями, которые погибают в своей нечеловеческой форме? Они остаются клинками навсегда?
- АаааааааААААААААААААААААААААА! - когда лезвие рассекает воздух и серьезно ранит носителя, демон Рэйни громко кричит, потому что это действительно больно. Если он постарается, то найдет себе новое тело до того, как умрет окончательно, а единственными людьми в районе в данный момент являются эти двое... и черт подери, демону совсем не хочется исполнять три желания этого черноволосого, прежде чем он полностью сожрет его душу и захватит контроль над телом, как было это с нынешним носителем. К счастью, сама обезьянья рука затронута не была, а значит преимущество в силе пока что было на стороне демона. Шумно выдохнув, демон срывается вперед - за одно движение делает "захват" головы между ног и обезьяной рукой швыряет противника на землю, пока тот не очухался. Рана на животе сильно кровоточит, и вскоре земля вокруг представляет страшное зрелище.

[dice=23232-120]

0

16

уууууу

ВАУ, я написал пост!

В то время, когда Карл посвящает его в глубину собственного негодования, Куро, ощутив в ладони прохладную рукоятку двуручного меча, с внутренним победоносным кличем хитро скалится. Вообще-то парень был довольно сносным мастером для любого типа оружия: ведь не отдавая предпочтения ни одному типу оружия и не имея при себе постоянного партнера, он тренировался в использовании большинства из них. Пускай его и нельзя назвать универсальным мастером, в полном значение этого слова, но некоторые успехи в обращении с некими видами он все же делал. Однако при первой же тренировке становилось понятно, что от него куда больше проку с холодным оружием, а не с огнестрелом - блестящим глазомером и точностью парень никогда не славился, бездумным словом озаряя тренировочную площадку, ставя себя в абсолютно неловкое положение, когда выпущенная им пуля находилась в нескольких сантиметрах от поставленной мишени. Куда большее удовольствие приносил холод чуждой стали, растекающийся под кожей свинцовой водой, лезвие, играющее на свету сотнями внеземных бликов, и мимолетное странное чувство, когда все ощущения подсказывают, будто этот чужеродный клинок становится продолжением твоей руки. Зато привычно не комфортное состояние, следующее за Куро попутным ветром в далеких странствиях, абсолютно всегда становилось плодом его вынужденных стараний: непреднамеренное желание бросить оружие наземь обрушилось на парня проливным дождем средь ясного неба, когда неприятное жжение опустилось на внутреннюю сторону ладони, отравляя первое впечатление от возможности на схожее колебание души двух студентов. Но Куро и думать не думал ни о каком поднятии белоснежного флага в знак поражения, скорее, приложил все усилия для отвлечения от ноющего зуда в слегка подрагивающих пальцах, меч в которых становился будто тяжелее. В перевес этому нагнетающему ощущению образовалось новое, задающее уверенность и удовольствие вожделение продолжать начавшийся бой, отдающему сонмом холодных мурашек по спине. Один этот факт мог сразить любое недовольство Масанори наповал, захватывая душу золотым пламенем гроз. Не передаваемая парестезия в то самое мгновение, когда заостренное лезвие меча рассекает чью-то плоть, глаза загораются демоническим свечением, а губы оголяют безумный оскал от абсолютного внутреннего огонька, сжигающего самоконтроль души. Признаться, Куро любит принимать непосредственное участие в сражениях, уповая в своем превосходстве, пренебрегая разумными действиями. В далекие времена он мог обозначить это состояние как ярую волю к справедливости, уничтожении всестороннего зла, но теперь, когда парень мог быть предельно честен сам с собой, он бы назвал это жаждой крови или скорейшего уничтожения встреченного противника, так и смердящего желанием вкусить человеческой души.
- Как тебе попроще сказать, Карл... ты же сам называл меня межеумком! Так что теперь пеняй на себя, Карл-кун! - на череду канонад из оскорблений Куро отреагировал как обычно - с усмешкой и неким вызовом к случайному напарнику. Чуть менее спокойно обычного, но достаточно для того, чтобы ввергнуть любого свидетеля в глупое недоумение в напряженном выражении лица и несколько прищуренных глазах. Голос выходит волнительным с четко слышимым хрипом, а черные ресницы почти что закрывают блестящие глаза, безустанно бегающие по противнику, чья падающая на асфальт кровь отдается приятным звоном в ушах. Нацеленный на результат, он никогда не задумывался об ограничениях, исходящих от таких понятий, как "мораль" или "совесть" - делай, что должен. В прочем, как водится, сравнительно тихое нашептывание совести порой тормозили его на полпути и заставляли очухаться от необратимых последствий, и огонек в душе становился жертвой потопа, кораблекрушения, которое вставляло палку в колеса. Сегодняшней палкой же стало осознание, что в его руках не какой-то там бесполезный кусок металла, а настоящий человек, сказавший своим принципам нет и отправившийся спасать его жалкую тушку от лап зародыша кишина. Куро "тухнет" и с ухмылкой смотрит на оружие, довольно замечая, что жжение улетучилось. - Мы еще посмотрим, кто у нас в должниках останется, дорогуша! Не манкируй тем, что преподнесли тебе на блюдечке! - задорно замечает парень обыденным тоном и вновь разводит губы в улыбке, не предвещающей ничего хорошего для Карла. Масанори понимает, что не только ему важен исход сего сражения, но и то, что непроизвольно начинает печься о пожеланиях немца, заключающихся в здравом видение ситуации в целом. Парень решает не спорить с Кайзером и задает непривычный для себя вопрос. - Что выбираешь? Сравнительная защита или полное нападение?...Аааа! У меня сейчас уши взорвутся! - душераздирающим взвизг противника, очнувшегося от нанесенных травм, убивает повисшую тишину, пожирающую мысли, вьющиеся густым клубом дыма, и барабанные перепонки японца. Куро с отвращением морщится, стараясь как-то оправиться от воплей существа в плаще, атаки на которого стоили затраченных средств. Именно эту секунду выбирает противник для нанесения встречного удара, и Масанори почти жалеет, что отвлекся на жалкую долю секунду. А ведь сейчас начнется бомбардировка из негодования немца, которому явно не понравится отсутствие предельной сосредоточенности у повелителя. Но какой толк рассуждать о том, что может быть, когда враг находится в каких-то сантиметрах от тебя? Если не удастся оправдать доверие пламенноволосого, то черта с два ему дожить до окончания сражения. То, что пытается проделать кишин в некотором роде удивляет японца, но не разрушает идиллии сотворенной затеи остановить взгляд на конечностях существо, предельно сильных и крайне опасных. Когда же  цепкие ноги существа зажимают шею японца в смертельном узле, тот, словно проделывавший этот чудной фокус уже тысячи раз, заслоняет изумленное лицо широким лезвием меча, вынуждая сим действием ознакомить мощный кулак, казалось бы, слабого существа со сталью рунного клинка. "Черт! А он, мать его, силен!" – мрачная мысль бороздит просторы головы и отзывается на лице нервно прикусанной губой, в момент, когда под силой Демона Рэйни подошвы кед вычерчивают на асфальте ровные линии, словно по линейке, а сам парень отлетает на несколько метров назад, не дотягивая пары сантиметров до знакомой ранее стены одного известного магазинчика. Не медля, Масанори делает перевес в правый бок и с похвальной быстротой сокращает дистанцию меж собой и своим противником, намеренно делая размашистый удар и промахиваясь. Да, атака не удалась, но она носила определенно другое назначение – отодвинуть врага на большее расстояние. “Так что выбираешь, Карл? Какие следующие действия?”

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 24.08.13. Охота: Демон Рэйни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC