http://forumfiles.ru/files/000e/bd/b2/84452.css
http://forumfiles.ru/files/000e/bd/b2/75501.css
Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 04.09.13. Охота: Черная Звезда


04.09.13. Охота: Черная Звезда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

★ l 16 l ✗ l Гилберт Найт
★★ l 16 l ✗ l Рихард Курт Лоренц l меч Самаэля

http://aniavatars.com/data/avatars/193/698.png http://aniavatars.com/data/avatars/30/816.jpg
имя: Черная Звезда
тип: зарождающийся кишин
ранг:

Тебя зовут ЧЕРНАЯ ЗВЕЗДА, и ты зарождающийся кишин, ставший на эту дорожку совсем недавно. Около месяца назад, если быть точным. К твоему величайшему сожалению ты еще не овладела никакими специфическими силами, а потому ходишь с тесаком, которым убиваешь или обороняешься. Это, кстати, твое основное оружие. Во время боя ты всегда стараешься нанести первый удар, лезешь вперед к жертве. Ты неосторожна, но это компенсируется твоей ловкостью с обращением с тесаком. А еще ты не любишь детей. В данный момент ты обитаешь в одном из небольших городов ФРАНЦИИ, пугая местных жителей по ночам.

0

2

Если смотреть на мир глазами Гилберта, то самая вкусная часть обучения в Академии Смерти - это практика, практика и еще раз практика. Она занимательная не только забавным времяпровождением вместе со своим напарником, но и, конечно, риском. Тренировки под надзором преподавателя -  тоже своего рода практика, но не такая увлекательная, как охота, где можно сыскать кучу, а то и две неприятностей, и их придется расхлебывать только тебе и твоему напарнику - полная самостоятельность. Вспомнить только, во скольких непредвиденных ситуациях побывал брюнеь вопреки настойчивому желанию родителей оградить любимое чадо от всего опасного, хотя в их поступках вообще не было толка - бедственный Гилберт в любом положение находил, как заработать приключений на свою пятую точку. И вот после долгого затишья ему выпал шанс вновь помериться силами с вершителями хаоса по всему миру и заработать для своего оружия лишнюю душу. Спустя заключения партнерства с Рихардом прошло около двух недель. Однако, целостная картина об этом человеке уже давно была сложена, и, знаете, целые полгода в отношениях на "вы" и еще парочка месяцев на волне почти дружеских отношений стоили тех страданий, кои Гилберт пережил в извечных шуточках друзей, мол, бесполезно он старается, идиот с Кудыкиной горы. Но заинтересованность проявлялась не только в партнерстве с сильным оружием, но и в обретении надежного и верного друга, коим парень уверенно считал немца с самой первой их встречи в аудитории, когда последний в одиночестве восседал на своем месте, погруженный в какую-то литературу. Это было довольно необычным опытом для голландца, ведь в этих отношениях он не стал закрываться своей маской, а всецело предоставил свою натуру на критику оружия. Попытки становления лучшим другом одного из самых безэмоциональных и необщительных людей города постепенно становились для голландца чем-то вроде азартной игры, и, как и все игры, в которых на кону твое будущее, она требовала невероятного терпения и слаженности действий. Но требовать такого он Гилберта было бы естественным делом ввиду его характера, так что он действовал не как всегда - на прямую, и в итоге это принесло, пускай не скоро, но свои плоды. Ведь, и ежу понятно, что Лоренцу тоже приходилось не сладко с вечной компанией "скользского-и-мерзкого-парня-без-чувства-совести", и в конце концов их взаимоотношения превратились в отношения мудрой совы и хитрой змеи. Но тут уже понятно, кто есть кто. Пора бы переходить к полевым действиям.
Красочный полет во Францию успел порядком утомить своей продолжительностью и вечно недовольными пассажирами самолета, но даже это не подпортило настроение Найту, который, уже с интересом озираясь по сторонам, выпорхнул из аэропорта. Франция - страна, где можно наслаждаться изумительной природой, плодами богатого культурного наследия, кухней в многочисленных ресторанах и кафе. Это страна влюбленных, страна, к которой разливается теплом сердце большинства девушек и женщин всего мира. И вот, Гилберту, наконец-то, удалось посетить это известное местечко. В сентябре, как обычно, погода во Франции становится приятно теплой, но все же начинает обдувать лицо прохладный ветер с моря, делающий воздух более свежим и не таким жарким, как во время летнего сезона. Веселье и задорство августа сменяется на спокойствие и умиротворенность сентября. Они приземлились в небольшом городке, где по слухам нашла обиталище так называемая "Черная Звезда", которая безжалостно гнобит мирных жителей здешней округи. Озаряющее все вокруг днем солнце уже клонилось к закату, залитое прекрасным бардовым оттенком, бросая на здания и улицы умирающие золотые лучи. Зажигались уличные фонари со странными железными завитушками, вывески на магазинах задорными красками привлекали уставших от полета туристов с самого их выхода из аэропорта. Найт, поудобнее расположив за спиной небольшой рюкзак, быстрым шагом пересек улицу, оставляя без внимания красный свет в пользу пешеходов, и вновь остановился, как вкопанный.
- Э-эх... - его карие глаза, в которых нашли отражения лучи уходящего солнца, мимолетом пробежались по месту их пребывания, и минутный огонек интереса недовольно потух, сменившись всегдашним легким морозом. Франция - классно, говорили они. Это самая лучшая страна, говорили они. Но, ничего, что было указано в брошюре, парень не наблюдал. Самый обычный и неприметный город, как и многие другие. - Я ожидал чего-то более грандиозного от страны, в которой хотела очутиться чуть ли не половина женского населения моего города! А ты, Рихард, мечтал когда-нибудь побывать во Франции? - Гилберт кривится в недоброй усмешке и на пятке разворачивается к своему спутнику, заинтересованно наблюдая за выражением лица того. В голове прокручивается мысль, что у них есть еще парочка часов в запасе. Ведь, как было изложено в листовке Черной Звезды, она нападет лишь в полночь, а мест в отеле им все равно не было забронировано. Молодой повелитель, все так же ухмыляяь, заговорчески смотрит на Курта, вздымая вверх одну бровь.-  Друг, а пойдем перекусим! До наступления ночи у нас как раз часа три, пошли, пока есть возможность!

Отредактировано Gilbert Knight (2014-11-11 23:46:16)

0

3

И вот этот день наступил - первая охота вместе с напарником. Увы, но этот эксперимент не создавал для Курта большой радости, и парень с частичкой скепсиса смотрел на листовку Черной Звезды, учтиво выданной им при посещении кабинета Смерти. Не то, что бы он не желал отправляться на приключения вместе со своим новоприобретенным напарником, чье терпение и силу воли он проверял на протяжении долгих, мучительных месяцев, но что-то в этом задании его гложило, в прочем, как обычно. Терпение терпением, а шибкого доверия к персоне Гилберта парень не питал, пуская тот поначалу и старался строить из себя невинную овечку с нимбом и крылышками. Такие люди, как он, вызывали у Рихарда приступы неожиданного чувства тревоги и некоторой сконфуженности, беря во внимание их резкую смену приоритетов и сторон. Но эта человеческая особь была занесена Куртом в книгу исключений - у каждого существа есть душа, даже у такого наглого и бесстыжего, и его душа говорила о чистых намерениях своего обладателя. Да и трудные тренировки вдвоем позволили сгладить натянутые было отношения, но и были тяжким грузом для каждой стороны.
- Вот мы и прибыли. - не без толики сожаления констатировал для себя немец, тоскливым взглядом оглядев представшую картину из ленивой каши выползавших из аэропорта туристов с огромными чемоданами - явно прибыли не на одну ночь, как отметил для напарников глава академии - что ввергало Рихарда в некое состояние прострации, во время которой ты не желаешь сходить со своего места ввиду невозможности протиснуться между толпой, но и четко понимаешь, что никуда от этого не денешься. Каким-то чудесным образом им все же удалось переметнуться сквозь живую изгородь и в приличном виде выбраться из здания аэропорта на свежий воздух. Франция - утонченная страна чистой романтики и прекрасных людей. У Рихарда было множество планов на ее счет. И множество способов к их осуществлению. Рихард заранее знал, что их осеннее путешествие обернется в летнюю поездку с чудной погодой и поэтому сразу взялся предупредить Найта, дабы тот не увязался с ним в теплой куртке и шапке. Длительное путешествие из Невады помогло парню прочесть интересное чтиво, которое ему любезно посоветовали в недрах кладезя знаний Шинигами. Чтение, столь привычное для Рихарда, помогало ему вдохновиться предстоящей работой, тем более, это была своеобразная энциклопедия по всевозможным магическим существам. Но и без того книжный червь знал, с кем им придется столкнуться и сколько часов у них будет в запасе для радужного посещения запланированного Лоренцом. Однако, судя по поведению напарника, который периодически пропадал из обозрения черноволосого, это в его планы не входило.
- Гилберт? - вот он снова и скрылся "с места происшествия", оставив после себя толком ничего. Рихард устало озирается по сторонам, со страдальческим видом пытаясь высмотреть в каждом встречном нужного человека. Но унынию не суждено было получить более ясные краски, ведь сознание с громом сверкнуло глазами, как только на горизонте засветилась неаккуратная бошка и приметный рюкзак выдающегося оттенка. "Интересно, бывают ли ситуации, когда этот человек не ходит со скоростью Соника?" - мысль закрадывается в голову комментарием на находку пропавшего и явно готова растерзать голландца в клочья, пока пацифист еще дремлет в глубине души. Поправляя синие кеды со значимым видом, парень упорно следит взглядом за удаляющимся напарником. А этот остолоп так и прет на красный свет, пренебрегая чувством самосохранения и тормозным путем автомобилей. Что ж, пробежка в его планы не входила, а придется. Наконец, дистанция была сокращена до минимума, но, похоже, уважаемый "Красавица и Чудовище", какое прозвище от поимел от малоизвестной дамочки из города за некомпетентное поведение с ней, даже и не заметил продолжительного отсутствия Курта и пошел в критики, с ходу оценивая значимость и красоту представшего городка.
- А? Франция? Знаешь, никогда не горел желанием ни посещать эту страну, ни жить здесь. Я больше свою Родину люблю. Слишком много туристов и всего прочего. Как я вижу, этот городок уже тебя разочаровал, Гил. Печально. Тебе нужно научиться не судить книгу по обложке, я сто раз это уже повторял. - нотки в голосе не содержали какого-либо упрека или наставления, слишком уж устал Рихард для поучительных лекций и вступать в словесные баталии с человеком, которому дай только шанс - он устроит из всего целую драму с собой в главной роли, не хотелось. Отвратительная манера. Может Курту действительно попробовать перевоспитать и поучить партнера хорошим манерам? Хотя, слишком много времени пролетело для подобным экспериментов - шестнадцать лет - это вам не шутки, и сломать сложившийся нрав человека может он только сам, а посредничество немца тут не принесет пользы, если только небольшой совет... Какая неприятная ухмылка, как всегда. Парень медленно переводит взгляд с противной ухмылки брюнета на часы на одном из домов, что был точной копией последующего, вот только магазины носили разные названия. Рихард немного щурится ввиду солнечных неугомонных лучей, застилающих взор, и уверенно поправляет собеседника, скрещивая руки на груди. - Четыре. Четыре часа. Осталось. Ладно, это уж лучше, чем сидеть на улице. Пойдем. Вот кафе, подойдет? - кивком он указывает на небольшое кафе в том самом здании позади собеседника и вновь обращает внимание на повелителя, вопросительно приподнимая бровь, хотя взгляд остается таким же безынтересным. Это просто чисто из вежливости. Придется отказаться от экскурсии в пользу Найта.

0

4

"Похоже, и одной минуты не может пройти без того, чтоб он не покостил меня. Шинигами-сама еще мог совладать с его стремлением к перфекционизму, а я то что буду делать всю эту охоту? Я же точно-приточно допущу уйму ошибок." - причитая про себя, сетовал Гилберт и углублялся в себя, в желании больше не выслушивать поучительные реплики напарника, занудству которого подивился бы любой учитель. И былая, очаровательная и наглая улыбка скатилась с лица, словно по воле случая, возобновляя на лице ту же прискорбную мину, что висела долгие часы отвратительного путешествия на самолете. И внутренняя, зародившаяся где-то во время знакомства с Рихардом, хандра не заставила себя ждать, очаровательными образами взывая в сознании успешные попытки обратить оптимистичные нотки в более-менее пессимизм, который зачастую служил и спутником, и другом Гилберту во время сокрушительных неудач. "Но ты же самолично выбрал его себе в напарники путем долгих поисков, так что даже не смей тут сваливать все на карму! Она как раз здесь не виновата." - с тонкими нотами нравоучения парировал внутренний реалист, напоминая голландцу о том, что он, кажется, слегка забывается, ворча и упуская из внимания Рихарда, который уже просверлил в нем дыру.
- Опять ты со своей пунктуальностью! Хватит тебе уже, Рихард. Мы только прилетели, а ты уже ворчишь. Напомнить, сколько ты уже нервов потратил, когда злился на меня перед самым отлетом? Я тогда еще свой рюкзак в кафе оставил, ха-ха. Кстати, о птичках, помнишь про то, что я в самолете на тебя кофе разлил... классно выглядишь, словно только что из помойки выполз. Сними лучше толстовку, неохота мне с тобой позориться... - в голосе зазвучала легкая приторная усмешка, столь характерная для его постоянного общения, а уголки губ несколько приподнялись в ожидании действий собеседника, у которого, судя по его спокойствию и невозмутимости, память отшибло об испорченной вещи. Во взгляд вклинивалась едва ощутимая спесь, обращая в ложь прошлые театральные эмоции, а сами зеницы начинают походить на змеиные, словно у гадкого скользкого змея, гипнотизирующего взором своих глаз. Недолгая, практически секундная паузу во время которой Гилберт в беспамятстве глазел в одну точку, игнорируя окружающее и погружаясь в самого себя, так же быстро закончилась, как и началась. Оглушительный взвизг тормозов автомобиля на соседней улицы, что была по правую руку от Рихарда, вырвала парня из частичного анабиоза. - Кафе? Ну, пошли, гений... - уже не в силах сдерживать ядовитую улыбку, обронил он себе под нос с явной насмешкой в голосе, не лишенной той самой издевки, с которой он обычно глумился над всеми, к кому он относился с пренебрежением. Расплываясь в пугающей улыбке, брюнет развернулся на пятке к зданию,  перевел на него прищуренный взгляд карих глаз и, зацепив руки в замок за спиной, вальяжной походкой прошествовал ко входу. Многим нравятся подобные заведения. И Гилберт не исключение. Но главный момент - шикарный вид кафе со сверкающий вывеской, чей внутренний интерьер заставлял желать лучшего.
- Чудненько! Интересно, а во всех кафе Франции так воняет куревом? Зал для курящих еще не вдолбили сделать? А ты, Рихард, какая такая сила вынудила тебя обратить внимание на это убогое заведение? Неужели твой великолепный вкус совсем исчез после просмотра этим бездушных фильмов, которые нам недавно притащил этот... как его... белобрысый такой... - прежним едким голосом проговорил Найт, но глаза его медленно потухли, принимая будничные миндалевые оттенки, словно от горького разочарования и внезапной скуки. Приходя в чувства, парень деловито сунул руки в карманы бардовых брюк и, мрачным взглядом оглядев сидящих в зале, прошагал к свободному столику, при этом кивком зазывая с собой Рихарда. Стандартный столик из темного дерева с обыденным набором приборов и некоторым меню, явно неинтересного содержания. Плюхнувшись на свободный стул, Гилберт кинул снятый рюкзак под ноги и сразу же открыл меню в коричневой обложке, содержащее в себе чертову кучу всевозможных блюд, чего никаким образом не подразумевала атмосфера помещения.
- Я буду вот это и это... - с довольной улыбкой бросил парень подошедшему официанту, тыкая пальцами в названия блюд, находя этот способ единственным для общения при полном незнание здешнего языка. - Ну, и как, Рихард, какой наш план действий? Ночь не за горами~

0

5

В отличие от Гилберта, Рихард никогда не слыл столь энергичным и невообразимо интересным, его аура излучала тот лед, что засел глубоко в черепной коробке, да и сам он был переполнен пессимизмом. К сожалению, застывшее, словно на целую вечность, равнодушное выражение лица порой отталкивало от себя окружение парня и заставляло некоторых исходить раздражением при повторной встрече с "Ледышкой", каким не заурядным прозвищем того наградили. Рихард не был тем, кто со старанием бережет свою драгоценную энергию для чего-то более грандиозного, чем обыденное общение в кругу знакомых лиц - он просто жил своим чередом, не касаясь ни жизни сокурсников, не обращая особого внимания на свою персону. Однако, Курт не предполагал, что в своей жизни он сделал не так, чтобы повстречаться с воплощением бесцеремонности и нечеловеческой навязчивости.
- Спасибо. - Лоренц от внезапности и небрежного слизкого голоса язвы Гилберта даже вздрогнул - по коже пробежал сонм холодных мурашек - но не изменил своему вечно безынтересному выражению лица. Правда, ничего космического не произошло. Земля не сошла с орбиты, на сию планету не вторглись инородные существа, и обычное пятно на сероватой толстовке не наполнило жизнь Рихарда сущим ужасом. В прочем, как правило, люди не особо блистают веселыми лицами, когда их вещи оказываются испорченными, и немец не был таким исключением. В момент осознания, что его одежда наглухо испачкана, и всю эту чертову кучу времени он в потерянном состоянии шел по улице в стороне от насмешливых взглядов прохожих, что-то в глубине души пожелало резко вернуться в свою квартиру и наплевать на эту Черную Звезду. Парень устало потер глаза, в которых уже рябило от многочисленных улыбок Гилберта, липких и наигранных. "Вот же ведь... я и совсем забыл об испорченной толстовке. Хорошо, что хоть напомнил..."  - через пару секунд, когда от его нервных попыток содрать с верхней одежды остатки кофейных пятен остались лишь жалкие движения руками, и от этого не было и толку, он, наконец, отлепил глаза от вещи и с раздраженным вздохом, достойным премии "Оскар", стал завязывать ее на поясе так, чтобы испорченной кофеином стороны не было видно.
Рядом с ними уже пробежала какая-то девчушка, заливистым смехом взрывая почти опустевшую улицу, залившуюся в красным огнях солнца. Все пассажиры сего рейса, похоже, уже разбрелись по нужным отелям, лишь они одни, словно оловянные солдатики, вросли в асфальт своими кедами и вечными переговорами. Когда согласие было получено, и Гил уверенно зашагал в сторону небольшого заведения, Лоренц потянулся, чувствуя, как расправляются затекшие мышцы, уставшие от долгого стояния на одном месте, и также, проследовав за напарником, исчез во входной двери кафе, на долю секунды задержавшись в проеме и напоследок оглядев взглядом улицу. Внутренности кафе представляли из себя достойную заслугу владельца этого помещения, но в ладонях начало покалывать от недовольства, как только из уст Найта вырвался первый отрицательный комментарий. На минуту немец весь напрягся, сосредоточившись на великих возмущениях партнера не по поводу. Но никогда Курт не зацикливался на всевозможных перебоях в настроении голландца, и, действительно, ничего жуткого не последовало за вмешательством парня в мирную жизнь этого места, и он неизменно побрел к выбранному столику, при этом неодобрительно глядя на шевелюру Гилберта, цвета лесного каштана - когда-нибудь его терпению придет конец. К подошедшему официанту парень отнесся, как обычно, без особого энтузиазма, лишь апатично отмахнулся от предложенного меню, внимая последующим словами Найта.
"Вариант А: я говорю ему, что неплохо бы дождаться ночи здесь, но тогда он начнет ерничать, и нас благополучно выгонят.
Вариант Б: я предложу посторожить нашу ночную гостью где-нибудь в парке, будто мы - обычные мирные жители, но от скуки его моральный дух совсем падет, и он начнет на меня бурчать и дуться.
Вариант С: говорю ему, что мы уходим из кафе. Все хорошо кончается."

- Скорее всего второе. Ой... пожалуй, неплохо бы было дождаться ее на улице, как только ты наешься. Мы точно не можем сказать, где появится Черная Звезда, а посему шум и музыка этого круглосуточного кафе будет нам помехой, и мы не сумеем поймать ее до совершения очередного убийства... - вытянув из кармана телефон, Рихард начал нетерпеливо тыкать пальцем по скриншотам, в последний момент сделанных им самим, дабы не волочить за собой еще и карту здешних мест. Сначала его даже посетила мысль о том, что надобно перезагрузить чуть ли не зависший смартфон, с такой радостью подаренный старшим братом без особого на то повода, но картинки, сменявшиеся на экране, словно показывая на себе действие замедленной съемки, остановились на нужном изображение.
- Если сводки в Интернете, в которых мне довелось порыться, верны, то наш противник в основном атакует своих жертв вот в этом районе. - аккуратным движением руки молодой человек приблизил изображение, на котором были отмечены черными крестами места убийств, и указал на продолговатую зеленую зону рядом с очередным крестом. - Здесь неподалеку, буквально в минуте ходьбы, есть небольшой парк... предлагаю остановиться там... давай только быстрее, я на дух не переношу запах табака. - Рихард не был тем, кто не умеет дожидаться, но в нем пробуждались лютые сомнения насчет врожденной выносливости, когда очередная струйка дыма, спускавшаяся во второго этажа здания, настигла его нос. Предполагалось, что Найт начнет побыстрее уплетать принесенный ужин, пока парень с глубочайшим недовольством будет отгонять от себя дымовые завесы, болезненно чихая и кашляя. Привычным движением вновь спрятал в карман мобильник и отгородив себя от стенки дыма небольшой брошюрой, Рихард обратил свой взгляд на окно: севшее солнце более не смело притязать на Землю в этой части света, фонари сквозным светом лили свои лучи на прохожих, а где-то впереди, на аллее сидела забавная парочка возлюбленных. В голову сразу же стали подступать унылые мысли, символизирующие желание паренька хоть на немного, но отвлечься от забившегося в нос стойкого запаха сигарет и от чересчур яркого света помещения, который заставлял любителя потемок неприятно сужать глаза.
"Они сидят, взявшись за руки, поистине наслаждаясь присутствием друг друга. Но вот пройдет более привлекательный парень, подмигнет девушке и все. Ее глаза засияют, и в скором времени она бросит своего парня ради того, который лишь решил позабавиться. Все люди слишком уродливы в этом отношении. Никакие отношения не долговечны. Даже отношения повелителя и оружия когда-нибудь, да найдут свой конец. И, к сожалению, я не верю, что наше с Гилбертом партнерство выдержит больше нескольких месяцев. Ему нужно сильное оружие, а я нуждаюсь в обычном повелители. Но такое не строится лишь на деловых целях, доверие в данном случае необходимо. Я много раз испытывал его терпение и силу воли, его доверие и упорство в некоторых случаях казались мне космическими. Гилберт, он, словно змея, обнажает свою истинную сущность... пускай, он строит из себя более-менее тихого человека рядом со мной, пугаясь вспугнуть своей дьявольской сущностью, однако, эти фальшивые улыбки и притворство лишь играют против него самого. Я ему не доверяю. И никогда не доверял. Он хорошый актер, но чем хуже я? Главное - вести себя как всегда. Посмотрим, во что это выльется".
Стрелка часов, расположившихся прямо над головой одной миловидной девушки, предательски ползла к цифре одиннадцать, а он все так же с прикованным взглядом к уже опустевшей одинокой лавочке, разрывался в своих унылых мыслишках, обрекающих его на полное отрицание реальности, в которых едва-едва брезжила острокрылая надежда.
Он откинулся на спинку деревянного стула, который боязливо заскрипел от такой неожиданности, и задумчивыми тусклыми глазами прошелся по светлому помещению, в котором уже присутствовал почти три часа. Как быстро летит чертово время. Просторное кафе, преисполненное красными оттенками, с теплыми для глаз картинами и, освещенное чередой небольших люстр в форме цветов, в котором скопилось лишь пять посетителей, от силы глядя. Барную стойку охранял молодой француз, в руках которого то и дело высились бокалы самых диковинных напитков, а официанты, чьи лица могли ввести в хандру даже столь лучезарного Найта, стоит тому только обратить свое внимание, расположились рядом с входом в обитель повара.  Но именно в этих людях кроется секрет успеха сего заведения, ведь их удивительная ловкость и поразительная грациозность вселяла во многих приятное ощущение радости, когда очередной из них умело уходит от, казалось бы, неминуемой встречи с тушей торопливого посетителя. Скользя взглядом по изученному помещению, он остановился на бледном лице Гилберта, сосредоточенным взглядом сверля его лицо, мол, долго ты еще?

Отредактировано Richard Curt Lorentz (2014-12-06 22:00:45)

0

6

Размеренный, льющийся неторопливой речкой, легкий для восприятия голос напарника всегда оставлял в душе Гилберта какой-то непонятный, странный отпечаток. Этот след иногда просто разливался ноющей болью в душе, вынуждая тело не подчиняться руководству брюнета, а порой, его холодная, полная нравоучений интонация вызывала такую агонию, что нервы Гилберта плясали в ритме танго, и в самых потаенных уголках сердца пробуждалось дерзкое желание заставить этого человека замолчать. Он мог неделями совершать обстрелы немца обаятельными улыбками, пускать с неба обстрелы льстивых слов, тяжелой поступью убивать бдительность безрассудством маленького дитя - все было бесполезно против чуткого взора Лоренца и его глубоко восприятия мира, этот человек даже не дрогнет от настойчивости Найта. Он недолюбливает людей, поэтому лишь внимательно изучает их и делает мысленно нужные выводы - вот оно, то, что с недавних пор заставляет Гилберта второпях перестраивать схему поступков, слетающих с уст слов и невинных взглядов. Голландец просто опасается таких людей. И, бывает, в самых безразличных высказываниях своего напарника зарожденная сомнениями адская паранойя брюнета обнаруживает скрытый смысл, как будто вселенная упрекала его в лицемерии и фальши. Все было бы куда проще, если бы черноволосый парень с ярко-черными глазами был бы менее находчивым, менее любопытным и хитрым. Однажды Гилберту даже залетела в голову случайная мысль, что сказывала ему расторгнуть союз с немцем и освободиться от давления вездесущего взора, найти в свою компанию человека недалекого и легко поддающегося милейшим взглядам обладателя карих глаз и обворожительной улыбки. Но кто такой Найт, чтобы так просто сдаваться на полпути? Путем невиданных для себя жертв от достиг намеченной цели и теперь-то уж не мог позволить свернуть с дороги.
И сейчас, когда монотонная речь Рихарда проникает в дерганный разум Гилберта, его глаза непроизвольно закрываются в желании сбежать от пристального взгляда соседа, который что-то рыщет в своем телефоне и пытается донести сею информацию до уплывающего разума парня. Отголоски предложений в виде бессвязных слов пытаются обрести в голове парня необходимую форму и обретают вид более-менее полной картины, вынуждая блаженное состояние голландца рассеяться от внезапно резкого голоса немца. Что случилось?
- Как скажешь, капитан! Кстати, а что думаешь о... Эм... Рихард, ты еще здесь или отправился гулять по воображению, хе-хе-хе? - поддакивает Гилберт, вновь подчиняя тело себе и глуповато улыбаясь напарнику, который уже убирал мобильник в глубину кармана джинсов. Парень вроде бы хочет разбавить атмосферу каким-то глупым замечанием, но обрывается на полуслове, беря во внимание отсутствие давления пристального взгляда на себе. Найт не понимал, зачем ему это все сдалось. Как он вдруг оказался прикованным к школьному учреждению города Смерти, наполненному огромным количеством учеников, как добился класса EAT и обрек на сосуществование с молчаливым хитрецом, способным одним лишь тихим словом не только остановить любые его действия, но и понизить самооценку. Гилберт давно не жил мечтами о сказочных приключениях и далеких краях - он просто пытался жить и не поддаваться внутренним сомнениям, скрыть себя настоящего, слабовольного и тревожного. Немой столик поглощал время. Гилберт не отводил взгляда от шикарного блюда, которое ему некоторое время назад любезно предоставили. Аппетит куда-то улетучился, наполнив желудок бесконечным желанием уже убраться из этого проклятого места, где мозг неожиданным образом решил вспомнить абсолютно все, хотел бы того брюнет или нет. Мимолетом парень взглянул на напарника и с настороженностью отметил, что взгляд того вновь обращен на его персону. Пора бы уже и сматываться. "Не нравится мне его лицо..." - про себя сказал Гилберт. Поэтому он без особых сожалений отказался доедать свой ужин и поднялся с насиженного стула, достав кошелек из портфеля и положив нужную сумму на стол. С легкой улыбкой жестом позвав за собой Лоренца, он целенаправленно зашагал к выходу, окунаясь в темноту французской ночи. Гадкий привкус некачественного кофе - единственный положительный момент, который унес с собой представитель Шибусена из этой забегаловки. Все остальное же сулило ему и вовлекало в еще более забывчатое состояние глубоких раздумий. Подобное становилось редкостью для носителя непослушных волос, и нагрянувшую хандру необходимо было задушить в какой-нибудь отходной теме для разговора, который, конечно же будет еще короче обычного, ведь вряд ли Гил ошибался в своих ощущениях. Ведь сейчас пребывал в сомнении не только он.
- Ара-ра, вижу, дела у нас еще идут не совсем гладко... Ри-и-ихард, до сих пор мне не веришь, я смотрю? - с наигранной насмешкой заулыбался парень, выходя на аллею парка и преграждая проход Рихарду. Тревога уже сталью била внутри его головы в желании остановить от необдуманных действий. Поздно. - Не волнуйся ты так, когда-нибудь я заставлю тебя мне поверить... - с толикой змеиного шипения проговорил парень, расплываясь в льстивой улыбке. Аллея стелется на несколько сотен метров - они выбрали опасный путь случайностей, в прочем, Гилберт всегда бросил по лестницам удачи, то возносясь, то подскальзываясь и снова падая вниз, во тьму. - Мы уничтожим эту Черную Звезду без малейшего сомнения, сделаем это! Ведь мы команда, не так ли? - вряд ли он свои верил в лживые свои слова. Никто из них не находил сегодняшнюю группу охотников целостной "командой".

Отредактировано Gilbert Knight (2014-12-14 00:42:38)

0

7

Рихарду непреодолимо захотелось пообщаться с какой-нибудь твердой поверхностью, с чем-нибудь ледяным и способным поглотить рассредоточенный взгляд, злую неуверенность и возникшее из внутренней раздробленности чувство отчаяние, отражавшееся в неуместном вздохе понурого человека, едва вышедшего на улицу. Покров поросших легкой слойкой плесени эмоций, словно летние грозы, очаровывавший неожиданным появлением, заслонил черствость бледного лица. Рихард научился игнорировать проявления этих бесполезных чувств, отравляя их смысл бессмертным безразличием, полностью сосредотачиваясь на звучании своего разума. Но сейчас, подобно разведчикам с кинжалами из чистой стали, они подгадали момент и вонзились своими холодными остриями в соцветие равнодушия, в котором он пытался прятать свои проблемы и убивать насмерть свои мысли. Вопрос Гилберта, соседствующей с нарочито беззаботным выражением лица, вынудил мысли парня в панике носиться по его голове, сталкиваясь и спутываясь естеством. Он с невнятным удивлением в глазах слегка повернул голову в сторону голландца, чтобы на мгновение поймать взгляд того, чьи каверзные и внезапно возникавшие, как отдаленные зарницы в красном закате, вопросы, громили очевидной прямотой в приторном голосе. Глаза, в которых от мерцающего света вывесок бегали огоньки самых разнообразных цветов, голосили похвальной уверенностью. Лоренц как-то отстранено цокнул, обрамляя тем самым грохочущее внутри раздражение от уже поднадоевшей фальши, но тотчас сориентировался, с сотворенной апатичностью смотря на парня.
- С чего... с чего ты взял это, Гилберт? Ты же знаешь, что я тебе доверяю как никому другому. - голос, возможно проявившись хотя бы толику спокойствия благодаря воспарявшей злости, царапал и резал, словно скрежетал мелом о школьную доску. Он нес за собой мороз зимнего утра, теряя цвета и оттенки, с тяжелой усталостью советуя Найту поддаться его чарам и последовать хитрому трюку смены эмоций. Рихард невольно передернул плечами в своей обычной манере и коснулся пальцами лба, неразборчиво что-то бормоча. "Какой нелепый обман. Ты прекрасно осознаешь, что я тебе не доверяю..." -  морской штиль, случайно родившийся человеком, мог в любую секунду вылить на стоящего напротив львиную долю прохладной водицы, растворяя мнимые слова и красочные желания, но он умудрился умолкнуть, заперев правду в глубоком склепе собственного разума. Курт с немым взглядом повстречал громкую фразу, переполненную живой уверенностью, и легким соболезнованием в словах, которые были тише самого испуганного шепота, самого невесомого дуновения летнего ветра. - Конечно, если ты так говоришь... то мы обязательно победим... - Рихарду всегда было легко складывать подступающие мысли в голове, но порой они от него ускользали, как броские картинки из давно позабытых мечт беззаботного детства, смутно мерцая в пресноватом потоке уже не радужного воображения. Он всегда удивлялся тому, сколько лишенных надобности слов может слететь с губ его напарника, они переплетались зачарованной лентой бессвязных восклицаний, сеялись берущей за горло чумой злых насмешек, струились пламенной водой лестных комментариев и порхали суетливыми птичками глуповатых шуток. Все это составляло некое подобие непрерывной автоматной очереди, не дававшей и шанса собеседнику на ответный удар. Несчастные, кому была уготована судьба столкнуться с Гилбертом лицом к лицу, в момент становились жертвой его сомнительного обаяния и попадали под фальшивые улыбки виртуозного обманщика.
Почти целую минуту от своего времени, неумолимо скользящего по золотой поверхности таинственной судьбы, он простоял на асфальте, усердно делая вид, что пытается отыскать в своем потрепанном мобильнике что-то неимоверно важное, чудным образом заставившее некогда торопливого немца застыть подобием не сдвигаемой каменной стены. "Нет никаких "мы", Гилберт. Есть только "ты" и "я"." – безостановочно, словно заурядная реклама на телевидение, крутились одни и те же слова, будто пытаясь зарезервировать в мозгах уже доселе известную истину. Эти слова откликались жуткой правдой, иногда заставляющей сознание черноволосого биться в неуемном негодовании собственного выбора. Они могли взвиться ввысь, смертельным торнадо разрушая все на своем пути, но забаррикадировались где-то внутри, разрушая хорошее настроение их носителя. Неуютное молчание опустилось на тесненные мыслями головы, закрыв студентам рты когтистыми лапами изо льда. Рихард видел перед своими глазами лишь небольшой экран мобильника, ограниченный неровной поверхностью асфальта, не желая вновь окунаться в поставленную перед ними задачу. Ветер, вобравший в себя щепотки ночной прохлады, устало пробежал по непослушным волосам немца, словно пытаясь одернуть того от намеренного растяжения времени. Краем глаза проскользнув по напарнику, Лоренц в конце концов сообразил скрыть в кармане брюк поднадоевший телефон и уделить внимание, кажется, уже заскучавшему человеку.
- Прости, пойдем. – без надобной вины прошелестел его голос, разлетаясь порывом ветра по бежащей вперед аллеи, грозя стать предметом глупых вопросов с чужой стороны. Зол ли он? Вряд ли это возможно было обозвать той злостью, с которой люди обыденно рвутся окропить свою одежду чужой кровью. Нравится ли ему эта поездка? Они посещают достаточно красивое место, которое в каком-то смысле можно было бы назвать даже прекрасным, но это не может и на мгновение улучшить настрой Курта. Скорее, это некая обида, смешанная с легким недовольством вопреки внешнему спокойствию. Липкая неискренность облепляет их со всех сторон. И сами они порождают это абсурдные взаимоотношения. Рихард неслышным шагом переступает через сломанную ветку и идет по узкой аллее, одним лишь секундным взглядом зовя за собой голландца. Деревья, теряя свое оперение, темными листьями встречают двух учеников Шибусена, будто заманивая их все дальше в неизвестность, а безлюдная тропа вторит им, опоясанная изогнутыми фонарями.

0

8

http://aniavatars.com/data/avatars/30/816.jpg

Ночь тяжелым покрывалом сменяет густую пелену дня. И она вновь выходит на охоту, уже предвкушая великолепие души очередной жертвы, сладкие вопли о помощи случайного человека, бездумно вышедшего на ночную прогулку, зашедшего на ее владения. Черная Звезда не так давно начала свои покушения на обыденное существование мирных жителей, уничтожая одного за другим, поглощая их чистые души и колоссально преумножая свою мощь. Девушка, к превеликому сожалению, не могла похвастаться особенной физической силой или необычными магическими способностями, но ее верное оружие, огромный тесак, который не всякий человек сумеет удержать в руках, следовал за ней повсюду. Темнота ночи, скрывая присутствие новоиспеченного убийцы, держит улицы этого небольшого городка страхом и ужасом. Звезда медленно шагает по небольшой дорожке, стараясь не издавать и звука, дабы не вспугнуть случайную жертву. Но парки, улицы и площади пустуют, даже туристы, скорее всего, предупрежденные несчастными жителями, не решаются ступить в неизвестность мглы. Черная Звезда недовольно фыркает, оглядываясь по сторонам - никого. Она на секунду застывает на месте, прислушиваясь, и глядит по сторонам в надежде отыскать хоть кого-нибудь. Ее слух задевают неторопливые шаги двух людей, идущих, по ощущениям, совсем близко.
- Чудно... - едва слышимым шепотом произносит девушка и довольно расплывается в неширокой улыбочке. Она замечает на противоположной дорожке очертания двух фигур и поправляет съехавшие очки. Самое время повеселиться! Звезда всегда нападает первой, желая перекрыть все попытки этих людишек к спасению. И всё равно, что их двое. Это же обычные люди, они не смогут ей противостоять! С завидной быстротой перебегая на другую дорожку, она подкрадывается к двум парням сзади и заносит тесак для атаки, целясь ударить по хребту парнишу с каштановыми волосами, отстающего от черноволосого на несколько шагов. - Bonjour, мальчики!

[dice=29040-120]

0

9

Свечение фонарей ложится рыжим пламенем на увядающее, по-осеннему грязное покрывало холодной земли и бьет в полузакрытые глаза своим незримым кнутом из чистого света, разворачивая внутри Гилберта жестокую бойню меж необходимостью отвести взгляд от переливчатого потолка всего человечества и мятежного желания хотя бы на долю секунды остановить шаг и окунуться в чашу, наполненную едкой темнотой неизвестности и золотыми крупинками отдаленных звезд, будто нарочно пленявших голландца слабыми проблесками в оскалившейся ночной мгле. Черствая ночь ледяной поступью спешила скрыть ревностность французского вечера под мерзлотой собственного плаща, обволакивая кольцами мороза встречные деревья, дыша стылым ветром в спины случайных путников. Когда-то давно, в его родном городе, где небесный купол, Гилберт мог поклясться всем своим обаянием, был самым прекрасным из всех, он ночами скрывался на темных крышах соседских домов, часами вглядываясь в недоступную бездну, усыпанную, словно неподвижными светлячками, вечными звездами. Наверное, если бы ему сейчас удалось перенестись на ту же привычную крышу с узорчатой оградой, то те же самые звезды осветили бы его лицо, расплывшееся в бессознательной едва заметной улыбке. Эти воспоминания веяли некой печалью, ведь люди так похожи на звезды – они сверкают рядом с тобой, украдкой шепчут о невообразимых приключениях, пробуждая в сердце спокойное дыхание надежды, а с неминуемым восходом гаснут, поддавшись силе золотого гиганта. Они непостоянны и в конечном итоге покинут иссиня-черный небосвод, взрываясь изнутри или становясь нечаянной жертвой какого-нибудь метеорита. Эта мысль тенью сомнения ложилась на порой глупое выражение лица Гилберта, особенно приступы непроизвольного разочарования во всем легкой дымкой кутал парня во время его ночных бдений. Зато этой ночью небо светило необычной тишиной, отсутствие на улицах людей впускало в разум некую тревогу с сигнальным огоньком, молча вторя небесным красотам. Сотканное руками мастериц черное полотно отвлекало нервную голову Найта от вспыхнувшей некоторое время назад волнение по поводу Рихарда, отводя бесконечный поток мыслей вьющейся лозой в запредельные высоты, разрезая их аккуратными ножницами поперек.  Доля внутреннего внимания, отведенная на цель их охоты, также растворилась ключевой водой в бесконечном океане над головой, а сам парень, потеряв бдительность, едва не стал случайной жертвой презрительно светившего фонаря. “Красавица и Чудовище”, как ласково бросали в его сторону отвергнутые девицы, тихо выругался себе под нос, проклиная все звезды, планеты и галактики, который, бывало, так пленяли его взор, и, освободившись от крепких объятий французского фонаря, поспешил за напарником, кто уже бросал тень у следующего ночного осветителя. Гилберт со своеобразной неохотой, выраженной в каком-то нечленораздельном звуке, чем-то среднем между рычанием тигра и воем оленя во время периода спаривания, поспешил ускорить шаг, непреднамеренно сверля взглядом затылок удаляющегося друга. Друга? Если подумать, то друзьями их едва ли можно было назвать, это обобщающее слово никак не срасталось с их взаимоотношениями, держащимися на плаву лишь из-за своей деревянности. Они просто извлекают друг из друга взаимную пользу, существуя, как Земля и Луна, всегда удерживая определенную дистанцию, томя самих себя собственными причудами. Найту захотелось взвыть и удариться головой обо что-то тяжелое. Опять, господи помилуй, это идиотское сравнение со звездами. Думы о партнерстве с немцем вновь завели его по витиеватой тропинке в терновник космоса, с не скрытным весельем всегда вынуждавшего голландца забиться в угол своих рассуждений. В этот момент юноше непреодолимо захотелось ворваться в первый попавшийся ресторан и начать с раскатистостью летнего грома верещать и взбешенно переворачивать столы и в спешном порядке калечить посетителей сего заведения. Еще от переполненной чаши негодования из-за собственного идиотизма Гилберту до жути захотелось позвать Рихарда и поораться с ним, дабы уже поставить все точки над i. Пускай ему и было известно, что немец говорливостью никогда не отличался, но даже это не стало преградой для крика молодого человека:
- Ри-и-их… - имя оружия с садистской улыбкой сгорело во внезапном голоске молодой девушки, кто с похвальной незаметностью сумела подкрасться к потерянному на перепутье мыслей Гилберту. Лезвие огромного тесака со свистом разрезало лунную дымку, отражая в себе перепуганное лицо едва успевшего уклониться парня. Старушка-гравитация с завидной настойчивостью решила организовать брюнету свидание с ледяной поверхностью асфальта, но просчиталась всего на долю секунды, и парень, словно герой какого-то известного приключенческого фильма, устоял на ногах. Даже более того, Найт сумел на несколько лилипутских шагов отскочить назад. - Твою ж! – парень уж всерьез начал рассуждать о том, что стал жертвой какой-то пугающей аномалии, когда силуэт молодой девушки отразил в себе черты искомого противника. В итоге такой душераздирающей встречи все эмоции собрались на лице расторопного парня, и он вдобавок к своему незамысловатому восклицанию изрек что-то на подобие “Ненавижу Францию!”, спешно передвигаясь ближе к своему напарнику. Было бы странно, если бы прозорливый Рихард не сумел бы расслышать лязг металла о черствую поверхность асфальта. - Рихард, пожалуйста, в следующий раз стой чуть-чуть поближе! – забыв совсем о желании решить все накопившиеся вопросы с Лоренцом, жалостливо пробормотал Гилберт, хватаясь за руку немца. Наверное, в другой раз ручка меча не казалось столь приятной на ощупь, а держащееся на длинной веревке приложение к клинку не отдавалось теплой уверенность. – Это Черная Звезда? – из-под прищуренных глаз взгляд опустил на длинное лезвие меча Самаэля, будто вопрошая. Хотя, нужный вывод был давно уже сделан. Найту не хотелось двигаться с места, его привлекала манящая идея дождаться следующей атаки, но ноги сами отправили его в путешествие до зародыша кишина, а руки самовольно направили меч. Столь необдуманное действие каралось жестоким парированием со стороны Звезды, и голландец, посчитав необходимостью, скользнул назад, подальше от слепящего света фонаря.

0

10

по просьбе Рихарда пропускаю его очередь
http://aniavatars.com/data/avatars/30/816.jpg
Ее чарующее неожиданностью появление не произвело должного эффекта, а жаль. Прошлая схема по уничтожению простых жителей не сработала, ведь на пути Черной Звезды встали не обыденные жалкие червяки, как многие люди, населяющее этот город, а сами ученики Шибусена! Что ж, особой чести Звезда не была готова им отдать, но была наслышана о похождениях таких же в разных частях света. Какая жалость, что этот мальчуган с хаером на голове сумел увернуться и подозвать того черноволосого с каменным лицом, кто оказался оружием. Интересно, они просто решили посетить это небольшое селеньице или намеренно пришли по ее душеньку? Уж очень ей хотелось, чтобы эта поисковая группа из двух человек пришли именно за ней, ведь это как нельзя лучше поднимает боевой дух молодого зародыша кишина.
- О, так вы от самого Шинигами за мной пришли, мальчики! - с наигранным удивлением восклицает она, поправляя съехавшие очки и мило улыбаясь. Наверное, души этих ребят достаточно вкусные. Нельзя сказать, что факт того, что ей первый раз предстоит пуститься в бой, ее ни коем образом не заботит. Живя в этом месте, она никогда еще не встречала отпора, и все это казалось чересчур простым и забавным, а теперь на ее пути встали двое мальчишек, жаждущих справедливости. - Ну, что? Посмотрим, чему вы сумели обучиться в своем Шибусене! - Звезда перехватывает тесак поудобнее, срываясь с места по направлению к повелителю. В мгновение ока (хвала высокой скорости и ловкости) она достигает брюнета и движением ноги выбивает того из равновесия, замахиваясь тесаком для рубящего удара по лежащему объекту.
[dice=19360-120]

0

11

Признаться, Гилберта всегда, за всю его временами кружащуюся в обожженном вальсе странностей жизнь было любопытно, какая же такая несправедливость, похоже, способная уже не белую, а несколько стертую и израненную рваными полосами жизнь окрасить в столь вороной цвет, вынуждала эти создания обратиться к, так называемым, силам зла. В их веселой семейке это звалось «дойти до ручки», что подразумевало и еще один все известный способ окончание, возможно, сложной и даже стремительно теряющей свои краски жизни, но в более безобидном его проявлении. Отец, сторонник высших идеалов и чересчур суровых правил жизни, которым, по его мнению, необходимо было следовать без каких-либо пререканий, время от времени приводил на память еще маленькому носителя таких же неукротимых волос, что уж лучше обрушить на себя циклопический обвал из выдающихся пород камней, чем вступить на кривую и обрывистую стезю страдающих от неутолимого голода кишинов. Что ж, пускай эти слова и обвивались вокруг мальчика, словно гремучий змей, но где-то в закоулке мозга, порождающего смертельно опасное любопытство, не было покоя желанию когда-нибудь, но вкусить человеческую душу, дабы испытать ту же непередаваемую парестезию. Но тогда, как ни крути и ни вертись юлой, в записной книжке смерти какого-нибудь однозвездочного ученика уже известной академии появилась бы глава и о нем. И сегодняшняя неприглядная цель с поразительной претензией стала колодцем, источающим на шероховатой поверхности стоячей воды давно позабытые в глубоком сновидение воспоминания, невольно заставившие молодого повелителя задуматься и собрать в один сверкающий клубок, отдаленно похожий на изогнутый Млечный путь, все наблюдения, которые смог исчерпать парень за непродолжительный контакт с той самой Черной Звездой, ставшей причиной многообразия панических страхов в этом городке. Волосы, цвета вороньего крыла, безлунной ночи и опаленного ужасом сердца, миловидное личико, на котором совершенно неуместно смотрелись круглые очки, словно как приговор, наверняка записавшие бы эту молодую девушку в очередной кружок зубрил, красивый, увлекающий неподдельной гордостью голос – она буквально была создана для волнительного американского триллера, в котором тихоня-школьница обязательно должна раскрыться как настоящий наемный киллер или заядлый маньяк-убийца. Ирония проскальзывает и в этом захудалом сравнение, не правда ли?
Золотой свет полуночных фонарей, словно печаль храня, с душевным надрывом льется, освещая впервые за весь нелегкий день сосредоточенное лицо едва не лишившегося способности передвигаться парня и той Звезды, о которой он так яро собирал мысли в охапку, объявляя между охотником и его жертвой начало сражения. Судьба, вещей птицей с острыми, как стальные наконечники копий, крыльями вздымается в воздух, кружит над головами молодых людей, направляя все прожекторы на недавно совершенно незнакомых людей. Гилберт обобщающе цыкает, подводя итог всей сложившийся ситуации, и некоторое напряжение проскальзывает в его запутавшихся на границе сознания мыслей, а неторопливые слова Звезды так и не достигают слуха Найта, отторженным заклинанием разлетаясь по опустелому парку. Сосредоточить взгляд получается только тогда, когда установленную дистанцию, разграниченную огненно-рыжей полосой света, разрывает быстрый порыв молодого кишина, явно не намеревающегося начинать светскую беседу, во время которых Гилберт всегда умел прикинуться божьим агнцем, а сейчас сумел бы повернуть ход сражения в свою сторону. Нога девушки настойчиво бросает вызов равновесию Найта и после нескольких, упоенных в отчаяние, секунд одерживает сокрушительную победу, все же, подобно старой свахе, организуя спину парня свидание с матушкой-землей. Когда не привыкшая к суровым падениям спина раздается внезапным очагом боли, дохнущее от внезапности сознание голландца, словно отхлебнув живой воды из фляжки, яростно бьет того по щекам, делая все возможное для того, чтобы он смог подготовиться ко второму акту их непродолжительной драматичной постановки, нуждающейся в смерти кого-то из актеров. Поистине мощный и бьющий по душе страх охватывает некогда заливающегося смехом парня в тот момент, когда остро заточенное лезвие тесака застывает в паре сантиметров, которые кажутся особенно жалкими в сей момент, встретившись с едва подоспевшим блоком меча. «Твою мать, вот не так я представлял свою первую охоту с едва обретенным напарником! Вот не так!» - взвывает в глубине своего рассудка Гилберт, изо всех своих силенок стараясь удержать мощный напор со стороны кишина. И чувство самосохранения взрывается пожарной тревогой, когда скользящие по поверхности лезвия меча пальцы окончательно соскакивают, обеспечивая Звезде полный контроль над неприглядной ситуацией – всего лишь секунда и Гилберт может навсегда лишиться своего левого плеча, всего лишь секунда и его тело в спешном порядке, словно колобок, перекатывается по земле, всего лишь секунда и спасение приходит так спешно, что даже сердце стынет под пеленой эмоций, отразившихся в расширенных глазах ученика класса EAT. Но перечень взбунтовавшихся эмоций захлестывает океан неожиданной саднящей боли, ядро которой устойчиво прячется под разорванной футболкой на левом плече – все же задела. И парень мог бы сейчас по-актерски изныться, выпуская наружу все свои искусные приемы, но, к сожалению, они не подействуют на эту дамочку. Поэтому голландец встает, опираясь рукой о надежный меч, сгибаясь от ноющей боли в спине и непреодолимого жжения в области плеча. – И это все, что ты можешь, кудряшка Сью? Продолжим наш вальс… или ты испугалась? -  с некой хрипотой в голосе заявляет он, и по-змеиному горящие глаза придают лицу странный отталкивающий окрас. Время пуститься в защиту - его эффективность в атаках с немного покалеченной рукой явно снижается.

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 04.09.13. Охота: Черная Звезда


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC