Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 13.09.13. Охота: Эльверум


13.09.13. Охота: Эльверум

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

★★ l ✗ l 69 Q l Хэль Фэттерс l кусаригама
★ l ✗ l 13 Q l Сид Хейн l меч

http://i.imgur.com/BLHI61V.jpg http://i.imgur.com/nP8tqDs.jpg
имя: Эльверум
тип: оборотень
ранг: ★★

Тебя зовут ЭЛЬВЕРУМ, и ты здоровый матерый оборотень, под два метра в холке, который давным-давно забыл, как выглядит второй его облик. Ты обитаешь на территории современной НОРВЕГИИ,  а Лофотенские острова принадлежали когда-то тебе. Ты поклялся оберегать здешние места от нарушителей, охраняя покой этих прекрасных лесов и гор. Твой дом сейчас не такой, каким был до того, как ты заснул. Некогда, тут были леса и горы, а нынче непонятные строения, но... Вокруг так много еды, а ты проснулся совсем недавно и теперь очень голоден. Хозяин вернулся и он будет пировать. На твоем счету уже три поселка городского типа, разрушенных и обагренных кровью людей. Ты словно тень невидим и словно ветер быстр, а про твою силу уже давно забыли, так же как и о легендах и песнях. Ты зверь! Осталось еще немного, и ты вернешь себе все. Как этот скот позволил отобрать твое? Что они позволяют себе, пока хозяин спит?

0

2

Норвегия... Сид был в этих краях только один раз, когда был еще маленьким и все семейство решило дружно отправится в эти удивительные места. Где, несмотря на близкое расстояние к Северному полюсу, почти всегда тепло. Где находится легендарный водоворот Мальстрим, который был описан в " Двадцать тысяч лье под водой" и стал гибелью "Наутилуса". Казалось, что даже корабль был тот самый, как три года назад, на котором они добирались. Но нет. Это был всего лишь мираж воображения и чувства, под названием тоска. Да, ему уже давно стоило понять, что их не вернуть, что у него теперь есть Хель, даже несколько друзей, но, забыть, точнее, игнорировать эти воспоминания порой бывает очень трудно. Все равно они находят лазейку в его голову и сердце, заставляя тяжело вздыхать и смотреть куда-то в даль, будто надеясь, что они будут находится на берегу, махать ему и улыбаться. И даже тот факт, что их убили на его глазах, не повод, чтобы разрушать последние надежды. С чем связана вся эта очередная ностальгия? Все очень просто. Причина, по которой он так неожиданно уехал из Шибусена, даже не попрощавшись нормально с Хель, оставив записку " Мне нужно срочно уехать. Не убей всех без меня, хорошо? Сид " как раз и была его семья. Точнее, весь род Лезвий Крови. Проблема в том, что он не все знал о своих способностях. Почти все то, что Хейн успел найти до своего путешествия, были только поверхностные факты, которые он и так знал.  Все остальное должен был объяснить ему отец, но, понятно, что с того света это невозможно. Поэтому, после сна, в котором ему приснилась мать, указывающая на странный, старый дом, он и решил отправится на поиски информации. Ему пришлось потратить все свои деньги, которые он так долго копил, чтобы побывать в Америке, Мексике и даже Бразилии. И все ради того, чтобы найти тот чертов дом. И, когда произошло чудо, и ему удалось найти адрес, где должен был быть дом, Сид обнаружил, что вместо него стоит пятизвездочный отель. Был ли он зол? Ну, если не учитывать то, что он чуть не перерезал весь персонал в бешенстве, то его реакция была вполне спокойна. Правда, потом оружие увидел, что перепутал адрес и, вместо единицы стоит семерка. То, что он нашел в этом забытом здании, открыло ему глаза на то, что он за оружие и как долго Лезвия Крови уже существуют. Теперь Хейн знал, с чем связана реакция, когда на него попадала кровь повелителя, который держал его в руках. Как только это происходит, между ними "подписывается" что-то на подобии контракта. И, после этого, он обязан защищать своего повелителя, беречь ценой своей жизни. Ведь, после его смерти, умрет и он. Точнее, оружие останется в живых, но оно больше никогда не найдет того, кто сможет удержать его в руках. Это и объясняло, почему в их семье было правило - мужчина-оружие, женщина-повелитель. Между ними всегда должна была быть сильная связь, как у него с Хель.
   Сид прибыл на один из островов раньше своего повелителя. Чуть больше месяца он не видел ее. И ему уже не терпелось вновь почувствовать их резонанс душ и выбить все дерьмо из очередной "плохой собачки", которая разгулялась не на шутку, устроив кровавый пир. " Предупредил ли Шинигами Хель, что я уже вернулся? Надеюсь, что да. Хотя, сделать небольшой сюрприз было бы тоже не плохо. Интересно, как она там была без меня? Может, тоже соскучилась? Хех, думаю, скоро узнаю... " Хейн ждал ее возле гостиницы, где они должны были встретится, все так же пряча свой взгляд от прохожих под капюшоном, не забывая посматривать в сторону пристани.

0

3

Вот и показался берег одного из островов. Хель стояла на палубе катера, что должен был доставить ее к месту назначения. Настроение не к черту. Все с самого утра не так. То подняли рано, успела поругаться с очередной выскочкой, расквасить ей нос и получить выговор от Главы Шибусена. Хотя, этот выговор больше выглядел формальностью. После ее сразу же отправили на задание. Все бы ничего, но за последний месяц Хель стала более агрессивной, чем ранее. Кто-то это связывал с отъездом Хейна, который, как они говорили, как-то благотворно влиял на Феттерс. Кто-то поговаривал, что она сошла с ума, и находится в одном шаге от безумия, и, мол, этого и следовало ожидать. Иные же связывали ее поведение с ее травмами и недоверию к окружающим. В прочем, Хель не на одном из вариантов не зацикливалась. Пусть трепятся, а что?
На самом же деле, девушка лишь более убедилась, что нельзя никому верить. Добрых людей нет, и каждый так и норовит стукнуть в любой подходящий момент первой попавшейся железякой по голове, с целью добить. В общем, как это уже случилось с ней, когда и без того побитая, она пыталась добраться до кабинета наставника.
Вот Хель уже и сходит с катера на пристань, и шагает по деревянному мостику в сторону набережной. Почти в трехстах метрах и находится ее гостиница. К слову, в этот раз ей и слова не сказали о ее напарнике. Возможно, оно и к лучшему, и они разминутся. Ждать Феттерс никого не собиралась. Ей надо было лишь наведаться в свой номер, привести себя в боевую готовность, оставить вещи и идти охотиться. Ее любимые топорики как всегда были  с ней, в общем, как и ее цепь.
Феттерс шла не спеша, особо не всматриваясь в лица прохожих, но наслаждаясь прохладой Норвежских островов. Тут она впервые, но, как не странно, именно сегодня наслаждаться красотами неизведанных краев ей не хотелось. Точнее,  той части этих краев, что превращены людьми в каменные джунгли. 
Вот, Хель дошла до входа в гостиницу и застыла на месте. Словно статуя она замерла, даже не моргая. Что сейчас творится в ее душе? В том омуте сейчас не только черти способны утонуть, но сам дьявол мучиться в конвульсиях. Она стоит и смотрит на человека в капюшоне. Взгляд тяжелеет с каждой минутой. Она узнала. Она не могла не узнать. Именно этот кретин ее бросил, оставив какой-то кусок бумажки, который, к стати, Хель уж очень хотелось засунуть ему в пасть. Сид не только уехал, оставив ее одну и не попрощался, он даже весточки не прислал. Но... Возможно Хель уже переболела. И не смотря на то, что ее сердце сжалось, к горлу подошел ком, сводящий глотку чуть ли не в судорогу, она стояла не двигаясь. Феттерс не мало усилий пришлось приложить, что бы не броситься на шею и не пустить слезу. "Нет, эта падла не достойна этого. Он бросил меня. Сначала дал повод верить и надеяться, а потом бросил. Вот пусть и идет откуда пришел", - все чувства были просто избиты этой мыслью, и остались где-то в отдаленном уголке души истекать кровью.
Резкая подача в солнечное сплетение Сиду была заменой страстного приветствия. Хотя, в удар Хель вложила не мало чувств, так сказать, от всей души. Следом подача с колена в голову, но уже не так сильно, что бы только оттолкнуть его к стене.
- Что, набегался? - подняв лицо Сида указательным пальцем на себя, произнесла Хель . Холодный и бесчувственный голос и такой же взгляд. - Вали отсюда, - с пренебрежением произносит девушка, и словно не в чем не бывало отправляется внутрь гостиницы. Все же, она приехала охотиться, и лучше на охоту отправиться сразу, пока она никого не убила. Испорченное настроение и нарушенный покой вполне мог быть причиной этому желанию. Что уж тут говорить о тех чувствах, которые так яро сопротивлялись забиванию в ее душе. Они практически разрывали ее грудь на части, сердце колотилось. И вот, она уже взяла ключи и поднимается по лестнице в свой номер, игнорируя наличие лифта. Все же, физические нагрузки не плохо отвлекают от подобных чувств.

0

4

Да, день обещал быть многообещающим. Вновь вернутся в строй, уничтожать всякую нечисть и все такое. Сид определенно скучил за этим. Во время своего мини-путешествия он не отвлекался ни на придирчивость персонала аэропортов, ни на бурные коментарии соседа, который сидел рядом с ним и жаловался на его неразговорчивость. Все это он терпел, чтобы побыстрей уже избавится от этого паразита, что заставил его уехать ночью туда, не зная куда, и искать то, не зная что. Еще и сверху было это ужасное чувство, что он бросил Хель, а ведь он так и сделал, и даже ничего не писал. Поэтому он решил как-то сгладить свою вину небольшим подарком, который был у него в маленьком дорожном рюкзаке за спиной. Конечно, надеяться на то, что это хоть немного сгладит его вину, было бессмысленно, если хорошо знать Хель. С ней всегда не так, как с остальными. И Хейн знал это. Очень хорошо знал. Его взгляд остановился на маленьком прилавке с цветами и в его голову пришла бредовая идея купить еще и букет на остаток денег. " Хм... Может купить? Нет. Не будь идиотом. Тебе вообще повезет, если она будет рада тебя видеть. А вдруг будет? Тогда я ее не так хорошо знаю, как хотелось... Сколько мы были с ней, а я вот так нагло ушел... Ну да, где-то месяц-полтора... Что-то у меня плохое предчувствие... "
   Нечто розовое мелькнуло перед глазами Сида, когда он решил повернуть голову в сторону причала, как почувствовал довольно сильный удар в грудь. Вслед летело колено, но рефлексы не подкачали и Хейн успел поставить ладонь, чтобы хоть как-то смягчить удар. Спиной оружие почувствовало холодную стену, к которому прижала, кто бы мог подумать, сама же Хель. Дышать становилось трудней, и он пытался хоть как-то вдохнуть немного воздуха, быстро дыша. Можно было ли ожидать что-то наподобие такой встречи? Определенно да. Но, почему-то Сид не был готов к такому повороту событий. Возможно, в нем появилась наивность или он до последнего верил в то, что она сразу набросится на него и встретит страстным поцелуем. В общем, надежда умирает последней.
- Я... Тоже рад тебя видеть... Но не надо, же буквально воспринимать фразу "Бьет - значит любит"... У Сида внезапно появился прилив злости, который заставил крикнуть его эту фразу вслед Хель, которая направилась в гостиницу, и он тут же исчез." Да, гениально, браво. Идеальные слова для такой встречи, кретин... " Придя в себя. Хейн тут же побежал за Феттерс и, как оказалось, она уже успела взять ключи от номера. А ведь он у них один. Выталкивая всех людей из лифта, Сид надеялся успеть поговорить с ней нормально, объяснить все и извинится, хоть и это будет не просто. Второй этаж, третий, четвертый. Казалось, что лифт шел несколько часов вверх, пока не послышался "дзиньк" и не открылись двери. Посмотрев по сторонам, он увидел, как Хель поворачивала за угол и тут же побежал за ней. Секунды не хватило, чтобы выставить руку, чтобы помешать ей закрыть дверь. Хотя, Сид не пожалел, что не сделал это. Удар в дверь кулаком и послышалось, как что-то хрустнуло. То ли это двери, то ли его рука, но второй раз он не решился ударить.
- Блять... Извини... Я совсем не хотел сказать то, что сказал... Можешь просто выслушать меня... " Как часто ты это говоришь... " Сид развернулся спиной к дверям, положив сумку рядом, и сел на пол, надеясь, что Хель сможет услышать его и хотя бы послушает.
- Если бы это действительно не было важно, я бы ни за что не уехал и бросил тебя, честно. Но мне нужно было... Это немного трудно объяснить. Я должен был узнать больше о том, что я за оружие. Все, что раньше я знал, было как верхушка айсберга. Помнишь нашу первую встречу. Ты поранилась об мои шипы, когда перепрыгивала. С того самого момента, как на меня попала твоя кровь, я уже не могу быть чьим-то оружием, только твоим. Это что-то наподобие контракта или договора, можешь назвать как хочешь. Если я уйду, то вряд ли кто-то еще сможет когда нибудь взять меня в руки, кроме тебя... Если умрешь ты, умру и я, и это не преувеличение. Ладно... Надеюсь, ты слышала меня и я не говорил в пустоту... Дотянувшись до своего рюкзака, Хейн достал маленькую прямоугольную коробочку, в котором находился подарок для Хель. Это был окопный нож еще Первой Мировой и записка "Чтобы не приходилось отрывать языки руками". Положив ее рядом с дверью, Сид встал и накинул рюкзак на плечо.
- Я тут подарок оставил под дверью, но можешь выбросить его. Если что, я пошел убивать того дворнягу...

0

5

Хель не слышала что кричал ей Сид в след. она не слышала и возмущения тех, кого она варварски распихала и растолкала, освобождая себе путь. Сейчас ее переполняли чувства. Гнев  вперемешку с обидой и досадой, чувством брошености и воспоминания. Наверное, последнее было самым  колючим. В голове перемешалось все: те чудные мгновения, что она провела с Сидом, те ссоры, что были в самом начале их совместной работы и разговоры о доверии, которое так требовал Сид, но это все ломалось и разлеталось на миллионы осколков, как только всплывали те моменты, как он ушел и что было после. Она вновь осталась одна, без опоры, которой Хейн стал. И не просто стал, он вынудил ее принять его таковым. А потом просто уехал, оставив кулачок бумаги и пару строк на нем. А теперь, как ни в чем небывало он просто вернулся.  В груди что-то сдавливалось, образуясь в огромный ком, подходящий к горлу. Словно, что-то внутри нее перевернули вновь с ног на голову, придавили огромным прессом, и норовили вывернуть на изнанку.
И вот она уже зашла в коридор на нужном этаже. Нет, она не могла не заметить открывшиеся двери лифта и ту самую фигуру, от которой она словно бежала. Он вышел в тот же коридор, но Хель была впереди.  Еще немного, и она уже захлопнула дверь номера, повернув ключ. Но... она не сделала больше ни шага. Хель облокотилась спиной на дверь, отпустив ручки своей сумки.
Удар в дверь был, словно эхом той боли и дефибриллятором для Хель одновременно. Еще немного, и эта боль в груди грозила вырваться наружу истерикой, или еще чем-то похуже.
- Блять... Извини... Я совсем не хотел сказать то, что сказал... Можешь просто выслушать меня... - послышался родной голос за дверью. Девушка лишь откинула голову назад, еще плотнее прислонившись к двери. А ведь Сид даже не попытался открыть дверь. Хотя, это было бы бесполезно. Понятно, что выбивать ее было бы наверное глупо. но... Это не было важным. Может быть, именно безумный шаг хотелось лицезреть. Что-то шокирующее, или непривычно родное. Но нет. Сейчас девушка слышала лишь его голос.
- Если бы это действительно не было важно, я бы ни за что не уехал и бросил тебя, честно. Но мне нужно было... Это немного трудно объяснить. Я должен был узнать больше о том, что я за оружие. Все, что раньше я знал, было как верхушка айсберга. Помнишь нашу первую встречу. Ты поранилась об мои шипы, когда перепрыгивала. С того самого момента, как на меня попала твоя кровь, я уже не могу быть чьим-то оружием, только твоим. Это что-то наподобие контракта или договора, можешь назвать как хочешь. Если я уйду, то вряд ли кто-то еще сможет когда нибудь взять меня в руки, кроме тебя... Если умрешь ты, умру и я, и это не преувеличение. Ладно... Надеюсь, ты слышала меня и я не говорил в пустоту...
Она слушала, каждое слово. но, легче от этого ей не становилось. Неужели он не мог поступить иначе? Она могла поехать с ним, он мог ей все рассказать, или, хотя бы нормально попрощаться. Он же просто уехал. И как дальше быть в паре с таким? Как доверять? Как надеяться? Как любить? Она не знает. Сейчас Феттерс ничего не знает. Куча вопросов без ответов. голова и сердце разрывают ее душу на части своим спором. Хель никогда не была так растерзана и слаба как сейчас. Твердая, хладнокровная и бесчувственная.
-Что ты со мной делаешь? - шепчет она. Это не слышно за дверью. Это едва ли слышно и в номере, где стоит Хель. Но, этот вопрос с огромной громкость в немой форме повис в ее голове, отдаваясь эхом от каждой мысли. А ведь она, словно кремень, никого к себе не подпускала, брыкалась и отторгала почти всех. И вот, приехали. Подобно медузе на солнце готова растечься в истерике.
- Я тут подарок оставил под дверью, но можешь выбросить его. Если что, я пошел убивать того дворнягу... - послышалось за дверью, и послышались шаги прочь.
- Что я делаю? - чуть ли не умоляю сама себе произнесла девушка, резко открыв дверь. Нет, не за подарком она это делала. Вдруг, тот самый ком в груди сжался, до невообразимости, причиняя уйму боли. Нет, эта не та боль, которую испытываешь физически во время боя желанного. Это то всепоглощающее НИЧТО, которое рвет на части тебя изнутри, поглощает, приводя твои мысли в полный хаос и выворачивает душу на изнанку. Когда разум и сердце не могут договориться, и ты делаешь абсолютный абсурд, который вовсе и не сделал бы, при других обстоятельствах.
- Стой! - крикнула она и замолчала. Она замерла, стоя в коридоре отеля, около открытой двери и смотря на спину своего Сида.

0

6

И вот, он идет обратно. Сид не хотел уходить, но, не выбивать же дверь, руководясь тем, что он хочет все объяснить, помирится и надеяться на то, что нелепые отговорки подействуют. Плюс, потом еще пришлось бы отчитываться перед Шинигами за жалобу от владельца отеля, а Хейну и так было хреново. Даже если он каким-то чудом сможет зарезать пса-переростка, и при этом еще и остаться живым, о учебе в Академии Смерти можно будет забыть, каким Хейн сможет быть оружием без повелителя. Без Хель. Смерть от оборотня казалась не такой уж и плохой. Во всяком случае, это было лучше, чем продолжать чувствовать эту черную дыру внутри, которая начала засасывать все хорошее, всю радость, которая была у него. Казалось, что это будет единственным лекарством для него от этой всепоглощающей бездны, что так жадно впивается в раненную душу, как стервятник, и грызет тебя, кусок за куском. А ты смирно лежишь и ничего не можешь сделать. И только твой последний вздох в этом мире станет облегчением, которого так хочется. Когда твой взгляд будет устремлен в ночное небо, на лице будет легкая улыбка, и во рту будет чувствоваться вкус собственной крови. А в голове будет мысль о том, что наконец он сможет увидится с родными. Именно такое представлял себе Хейн ближайшее будущее. И, все это пролетело в его голове только за два шага от двери, за которой был единственный человек, который удержал бы его.
   Еще один шаг, и в голову Сида прилетает молот, в виде осознания того, насколько глупо он поступил. Почему он не поступил иначе? Не дождался, пока проснется Хель и не объяснил всю суть его поездки? У него было ощущение, будто он скрывает ответы на эти вопросы от самого себя. Или вовсе не хочет отвечать на них. Впрочем, сейчас уже было неважно. Что сделано, то сделано, и заставить стрелку часов идти назад вряд ли получится. " Вот и пришел твой конец... Можешь поздравить самого себя с самым дибильным окончанием своей никчемной жизни, которую ты прожил, как какая-то канализационная крыса... Нет, я не буду уговаривать ее. Только сделаю хуже... "
    Стоп... Удивительно, как одно слово может заставить твою кровь превратится в цемент, полностью обездвижив тебя. Сид стоял, и не знал, как ему реагировать на этот... Этот крик души? У кого-то надежда умирает последней, но Хейн успел убить ее, еще когда находился возле двери их номера. Он медленно поворачивается, чтобы увидеть ее, единственную, ради которой мог бы голыми руками убить Кишина, прорваться сквозь толпу ведьм или убить всех девяносто девять зародышей подряд. Нет, вот так уйти он не может, не сейчас и не потом. Зачем вообще тогда было говорить все те слова на источнике, пытаться избавляться от паранойи, и потом уйти в небытие, будто так и надо. Сид делает шаг вперед. Еще один, более широкий. Он подошел почти в упор к Хель, смотря в его красные глаза.
- Я не уйду... Снова... Только не так. Да, я идиот, что не сказал тебе сразу обо всем, не написал ничего и просто исчез. Я не хотел, чтобы ты уезжала со мной, потому что... Самому мне было легче... Хейн не знал, что еще добавить к тому, что уже сказал. Он только хотел взять ее руку, обнять, чтобы никогда больше не бросать, даже под угрозой смерти. Но, вдруг это ему только кажется, и он окончательно сошел с ума? Все теперь зависело от того, что же скажет Хель. Худшее наказание за его поступок уже произошло и он не хочет, чтобы оно повторилось.

0

7

Он остановился. Хель замерла. Даже дыхание перехватило. Недвижимая, словно статуя и натянутая, подобно струне. Девушка не знает что сейчас будет. В общем, что бы там ни было, она не сможет вот так просто вернуть то, что было до его отъезда. И Сид не может ничего вернуть.  Тем не менее, ее взгляд уперся в него, а он уже идет обратно. И вот. Хейн стоит близко. она чувствует его запах. она хочет его обнять но... нет. Хель продолжает стоять как и стояла.
- Я не уйду... Снова... Только не так. Да, я идиот, что не сказал тебе сразу обо всем, не написал ничего и просто исчез. Я не хотел, чтобы ты уезжала со мной, потому что... Самому мне было легче... - говорит он . Она слушает, она слышит. Как же ей хочется обнять его, почувствовать его прикосновение, утонуть в его крепких объятиях и никогда не разлучаться. Но, тут же и та самая обида, ставшая последствием его отъезда, не дает ей сделать и движения. Она чего-то ждет. Нет, не боится. За все время, что его не было, он не писал. Ни слова, ни весточки. Он аже понятия не имеет что с Хель случилось в его отсутствие. Иона этого ему не станет рассказывать. А ведь, это не только новые шрамы на ее теле, но и тот шторм, что пережила ее душа. То разочарование, которое, казалось повсеместно.  Он требовал от нее доверия, а потом взял и бросил. А ведь мог же взять с собой или хотя бы предупредить. Да что там, попрощался бы или письма писал. но нет. Он просто исчез, оставив ее одну в холодной постели. Она никогда не забудет то утро, когда ждала, думая что он сейчас вернется.
Хель достает из кармана клочочек бумажки и пристально смотрит в глаза Хейна.
- Ешь, - протягивает ее ему. Да, это та самая бумажка, которую он ей оставил. Она обещала, что он ее съест. И сейчас лучше ему что-то сделать. Борьба внутри и без того неистовой души девушки явно складывалась не в пользу Сида. Но... он лишь стоит рядом, почти вплотную. И пусть ей приходится бороться с желанием коснуться его, она лишь смотрит и ждет.

0

8

Забавная ситуация. Они стоят напротив друг друга, молчат. Эти взгляды, которые могут все объяснить и рассказать, почему они превратились в статуи. Сид осознавал свою вину перед Хель, но пояснить свое столь бездумное поведение не мог. Почему? Скорее всего он просто боится, что она может неправильно его понять или вовсе не понять. Или была более глубокая причина, о которой он сам не знал. Уже который раз его внутренний мир становится жертвой припадков агонии от невыносимой боли, полностью разрушаясь от хаоса, но, внешне, Хейн почти спокоен... Почти. И только вопрос "Что делать?" эхом отдается на руинах того, что раньше выглядело как спокойный мир, в котором было относительное спокойствие. " Что делать? Что делать? Что делать? Аааа, как же я хочу провалится в ад, прямо здесь и сейчас. Чтобы черти изжарили мою жалкую тушу, пока от нее не останется маленький кусочек угля... "
  И вот, первое движение. Хель достает бумажку, которая очень похожа на... Да. это тот самый лист бумаги, который оставил после себя Сид. Вот только он был смятый, настолько, что  по размеру был похож на шарик для гольфа. И он до сих пор был у Хель. - Ешь... Все, что прозвучало из ее уст, вкус которых Хейн уже вовсе забыл. Он посмотрел на ее протянутую руку, потом снова на нее .Если он на самом деле съест его, то может появится луч надежды в непроглядном мраке. Сид даже хотел улыбнутся, ведь, этот лист бумаги был у нее. Неужели она все время его носила с собой? Но...
    Хейн берет бумажку в руку, пристально смотря на нее.
- Перед тем, как я начну давится этим куском бумаги, я хочу задать тебе один вопрос... - его взгляд вновь был прикован к глазам Хель, - скажи, ты не спрашивала Шинигами, почему меня вот так вот спокойно отпустили из академии? Что могло быть столь важным, чтобы дать разрешение ученику Шибусена исчезнуть на почти два месяца? Как только Сид замолчал, он опустил сумку с плеча и, открыв ее, достал старую, потрепанную книгу, алого цвета. Невооруженным глазом было видно, что эта книга ведала лучшие времена, будто само время оставило на нее свой отпечаток.
- Вот причина моего... Ухода... Последнее слово ему далось с трудом, поскольку это еще было мягко сказано. Хейн протянул Хель книгу, даже не зная на что надеяться. В ней была вся история, начиная с самых первых представителей лезвий Крови, все записи, традиции, и, не мало важное, умения, были в ней. Сид хотел, чтобы она просто взяла ее, даже не открывала. Просто поверила ему, как когда-то. Клочок бумаги, который он тогда оставил, все еще был в его второй руке, готовясь попасть в рот оружия. И, если это хоть как-то поможет помирить их, если появится шанс, один из тысячи вернутся к той прежней счастливой жизни, то он готов съесть хоть всю эту чертову книгу.

0

9

Как два истукана, ей богу. Стоят и смотрят друг на друга. Вот Сид нарушает эту процедуру движением, беря в свою руку ту самую бумажку, которую оставил Хель в тот самый день. Они смотрят глаза в глаза,  но не говорят друг другу не слова. Кажется, что сейчас от напряжения, что царит вокруг стекла окон разорвутся в дребезги, разлетаясь на миллиарды частичек, падающих на пол с характерным звоном. Словно, все живое, что не дай Шинигами, сейчас окажется рядом, просто замертво рухнет от недостатка воздуха. И любое растение зачахнет, рассыпаясь на  лен.
-Перед тем, как я начну давится этим куском бумаги, я хочу задать тебе один вопрос..., тишину нарушил Хейн. Все же, он что-то делал. Отнюдь это не значит, что Хель все равно. Будь это так, ее бы тут не было перед ним. И она бы точно не молчала.-  Скажи, ты не спрашивала Шинигами, почему меня вот так вот спокойно отпустили из академии? Что могло быть столь важным, чтобы дать разрешение ученику Шибусена исчезнуть на почти два месяца?
Взгляд девушки немного ослаб и она виновато посмотрела в пол. Тяжелый вздох следом. Все же, хоть они и были вместе пару месяцев, видимо Сид либо не заметил, либо никак не хотел замечать, а может попросту забыл. Хель с Шинигами не особо ладила. Она вообще ни с кем не ладила, кроме пары человек. наверное, управой на нее скорее был доктор Штейн, чем кто-то иной. Нет, естественно никаких перепалок она с директором не устраивала, но и их разговоры были либо полным молчанием, когда они сверлили друг друга взглядом, либо больше походил на монолог Шинигами, который ему быстро надоедал. То, что Хель было бесполезно что-то высказывать - знал он отлично. И выговоры она стойко пропускала мимо ушей, стоя перед тем, кто его ей устраивал. Разве что, с ней можно договориться, но опять же, не всем.
Вот и сейчас Хель просто не знает что сказать. Нет, она не спрашивала у Шинигами ничего, а Штейн куда-то уехал, причем, видимо, на долго. Почему не спрашивала? Да по тому, что опять не сошлись во мнениях, ну и не так давно Хель чуть не окочурилась. Кто виноват? Тот урод, которого отправили с ней вместо Сида. В общем, тут было ясно, что виновный стоит перед ней. А вот Шинигами вообще считал абсолютно иначе. Не просто что виноват Сид или тот соплежуй, а то, что Хель слишком беспечна. Возможно оно и так, но все это закончилось ссорой, пусть и мелкой. В общем, Хель ничего не спрашивала. Да и зачем ей что-то у кого-то спрашивать? Первоисточник и сам мог все рассказать...
- Не ты ли требовал от меня доверия и откровений? - твердо произнесла девушка, словно намекая на то, что она не собиралась, не собирается ничего и не у кого спрашивать. Что именно он, и никто другой, должен был ей рассказать или написать.
- Вот причина моего... Ухода...- Сид протянул Хель книгу. По внешнему виду можно было определить не будучи экспертом, что эта вещь старше Хель, ее родителей и возможно, даже их прародителей.  Тем более, Хель работая в лавке старьевщика немного научилась разбираться в разного рода антиквариате. Девушка аккуратно взяла книгу, рассматривая ее обложку.
- Ты ее читал? - переведя взгляд с книги на Сида, и держа ее на том же уровне, что и он, не забирая ее из его рук, спросила Хель. Типичный намек девушки на то, что кто-то будет читать вместе с ней, или даже пересказывать и цитировать. Но, это выбор за ним. Сейчас Хейна никто не держит. Пусть он и не найдет себе напарника теперь, но жить обычной жизнью, плодиться и размножаться, восполняя ряды "лезвий крови" ему никто не запрещал. и если в его голове это прострелит, то лучше пусть это случится сейчас. Потом- будет все иначе. И как - не знает никто. Сейчас, пока Хель переборола свое напряжение, боль в груди и очерствела, есть шанс просто уйти от нее. Но, если же нет, то лучше кому-то постараться разбить этот панцирь, в который душа Феттерс начала прятаться, пока он не затвердел и не оброс очередным терновником и иглами.

0

10

Как бы чувство достоинства Сида внутри него не вертелось и не пыталось подговорить эго не есть бумажку, которая по виду была больше похожа на кое-что другое, те не забытые чувства, что он испытывал к Хель, вбивали в них колы, чтобы не крутились. И, уже готовы засунуть этот клочок когда-то оставленного им письма, глубоко в глотку, прямо до желудка. Иногда приходится чем-то жертвовать. Особенно, если это касается любимого человека.
- Да... Я говорил, - почти что усталым голосом говорил Хейн, на секунду повернув голову в сторону, - поэтому, я хочу, чтобы ты поверила мне, что я не мог иначе. Да, нет оправдания моему идиотскому поступку. Да, я не писал, не звонил и поступил как самое последнее дерьмо. Но... Я вернулся... Говорить становилось все труднее и труднее. Выбирать слова, складывать их в предложения. Голова нагло отказывалась работать, как бы говоря Сиду "Сам заварил кашу, сам и расхлебывай". Книга, которая единственная в своем роде, отделяла его от Хель. Причем, как физически, так морально. Стоило ли игра свеч? Нужно было ли ее вообще искать, тратить последние деньги? Сейчас у Хейна было такое ощущение, что действительно зря. Если рядом не будет Хель, она ему не понадобится. Он сожжет ее в ближайшем переулке, вернется в академию и сообщит, что не сможет продолжить учебу.
- Нет. Как только я ее нашел, я связался с Шимигами и он отправил меня сюда. Даже в самолете я не смотрел в нее, думая, что тебе было бы это тоже интересно... Но, я уже жалею что отправился искать эту забытую всеми макулатуру... Взгляд на Хель, по которому можно было бы увидеть его последнюю надежду. И, чтобы она дала ему еще один шанс, Сид быстрым движением руки закинул бумажку в рот. За несколько месяцев пребывания в таком состоянии, она превратилась в нечто похожее на резину, но, ему было плевать. И не такое приходилось есть. Жуки, скорпионы, змеи, ящерицы, личинки, даже жабы, заменяли его стандартный рацион почти всю его поездку. Так что какую-то там бумажку и подавно переварит. Со стороны это было больше похоже на то, как верблюд пережевывает засохшую траву, или что-то в этом роде. Одно дело пережевать, а совершенно другое глотнуть. То, что не поддавалось описанию, никак не хотело проходить через горло, но, упорству парня не было конца, поэтому через нескольких минут мучений, оно каким-то образом прошло дальше и Сид тяжело вздохнув, согнувшись. Книгу он успел отпустить еще когда двумя руками вталкивал в рот бумажку.
  Тяжело дыша, Хейн боялся подняться и посмотреть на Хель. Вдруг, этого было недостаточно и этот последний шанс он с треском провалил? - Прости... Что бросил... Я... Правда не хотел... Постепенно дыхание уравнивалось, но он все равно не хотел подниматься. Сид видит только ноги Хель, боясь посмотреть ей в глаза и увидеть что-то, что пронзит его сердце насквозь. Сейчас ему просто хотелось обнять ее, еще тысячу раз сказать прости... И выпить воды, так как горло превратилось в пустыню.

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать на охоту! » 13.09.13. Охота: Эльверум


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC