http://forumfiles.ru/files/000e/bd/b2/84452.css
http://forumfiles.ru/files/000e/bd/b2/75501.css
Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать в сюжетку! » ск#04. ЗА ГРАНЬЮ


ск#04. ЗА ГРАНЬЮ

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://38.media.tumblr.com/9099bbacecba54a0b95aa5821bb9dc1d/tumblr_nh5rf0rvf11ra7w4co2_500.gif

Возвращение Асуры повлекло за собой множество нехороших последствий в мире зарождающихся кишинов, и одним из них стал разрыв... казалось бы, где? Что за разрыв? Именно это предстоит узнать ученикам Шинигами на их новом задании.

http://aniavatars.com/data/avatars/146/450.png http://aniavatars.com/data/avatars/68/234.png
★★★, зарождающийся кишин

Тебя зовут ЗОЛОТАЯ ПИЛА, и о тебе, внезапно, ничего не известно. Единственное, что знает о тебе Шинигами - ты носишь за собой огромную пилу, которую используешь в качестве основного оружия. Жнец поговаривает, что уже видел твою смерть, но твое появление явно противоречит этому. В данный момент ты обитаешь около разрыва в ГИМАЛАЯХ, около небольшой бедной деревушки.

участники:
повелитель-ученик: Ивасаки Шинджи
повелитель-ученик: Креол Блейд
оружие-ученик: Деймон Гилмор
оружие-ученик: Джек Лайтлесс
дата и место:
Гималаи, 23 сентября
цель:
эпизод состоит из нескольких частей, в первой вы бродите по деревушке и находите разрыв, представляющий огромный столб света, проникаете его. события последующих эпизодов будут описаны в них же.

Очередность:
Ивасаки - Деймон - Креол - Джек

0

2

Горы всегда казались Ивасаки чем-то невероятным, бескомпромиссно завышенным и искренне очаровательным. Их гордые склоны, исцарапанные неровными выступами, и вольная тишина, поглощающая тихие голоса нечаянных путешественников, странным волнением где-то в грудной клетке и манили сладкой песней горных ветров, и решительно отталкивали сковывающим страхом. Витающей на бесконечных розовых облаках мечтательной душе парня сплошь и рядом грезились высоты горных систем, бездонные пустыни снежной насыпи и золотая неизведанность, ждущая верным сторожевым псом где-то на горизонте - все это, перевороченное настырным сознанием, воплотилось перед глазами, подобно видению, вызванному сильно действующими наркотиками. Интересно, что безлетно не унывающему полукровке спорадически чудилось, будто вся его жизнь - длительное путешествие по чудесатому воображению больного шизофренией маленького мальчика, перечитавшего мировой запас приключенческих книг. Но Ивасаки уже плохо представлял себе жизнь без порой заносчивого и крайне скупого на эмоции Деймона, извечно брюзжащего под ухом Куро, чей настрой по поводу заключения сделки с Карлом Кайзером заслуживал отдельной главы во всемирной истории, добродушного, но сверх меры ветренного Спирита. О чем тут и речь вести, без всего студенческого и преподавательского общества не имел право на существование и сам Шинджи, на роду которого, скорее всего, было написано поступить в эту академию. Но любые пути учеников сего заведения непрекословно вели к тому, что мерещится усталым ботаникам в кошмарах - риск. Абсолютно любая операция так или иначе связывает их тонкой алой нитью с опасностью, вынуждает задуматься о себе и родных, упасть на колени и забиться в угол своих же сомнений, но не дает права выбора. Никогда. Выбор... конечно, он есть. Но разве можно назвать иллюзия действительностью? Только незрячий сумеет ответить вам, ведь его сознание не затемнено пургой наполненных чушью фантомов.
Опасно продолжительное турне в собственной подсознание оторвало мятежную голову новоиспеченного путешественника от компании Деймона и двух мало изученных обитателей класса EAT и NOT. Может, дело было в том, что он стоял на небольшом бугорке, замечтавшийся и абстрагировавшийся от реальности, вглядывался в осенние прикрасы гор Гималаи. Но факт оставался фактом - здешние места просто чудесны. По коже пронеслась стая суетливых мурашек, когда взгляд вновь не стеклянных глаз коснулся великолепия дальних возвышенностей. - Круто... - произнес он своим фирменным тоном, прикусывая нижнюю губу по старой привычке. На сей раз по велению Шинигами их забросило в Европу, а если точнее, то на высочайшую горную систему – Гималаи. Сам факт того, что ему придется побывать в горах явно, вселял курьезную радость, пламя которой не смог потушить  даже долгий перелет.  "С нами двое. Один из NOT-класса, а второй, кажется, с нами учится... не замечал. Нам даже не называли их имена, забавные какие..." – Ивасаки не слишком прельщала перспектива отправляться на задание с совершенно незнакомыми и непроверенными людьми,  которых ты, собственно, можешь разглядеть вблизи лишь первый раз за свое продолжительное пребывание в академии. Пожалуй, большее недоверие устойчиво вселял паренек из NOT-класса, чья дьявольская улыбочка давала в голове японца отзвук опасности.
- Хэй, подождите! – кажется, его забыли. Вот черт, он должен думать о миссии, о проклятом разрыве где-то в деревни, а не о треклятых горах и, тем более, не о том, насколько странными ему чудятся новоиспеченные товарищи по команде. Обгоняя шедших неподалеку спутников, Шинджи вырвался вперед, наконец-таки догнав Деймона. Деревня близилась с поразительной скоростью, и через несколько десятков метров непрерывных шагов пред их взорам предстал сам вход в это злосчастное, по мнению большинства, место, где и таилась цель их визита. В прочем, обременяющее чувство где-то под боком не давала Иве шанса утаить вопрос, что он давно хотел задать своего напарнику. - Деймон? У меня такое странное ощущение, что ты им уже не доверяешь... я прав?

0

3

Деймон ненавидит перемены. Он презирает их с такой опалой, с которой обыденно объявляют войну злейшим врагам и заклятым приятелям, кто предоставил твоим глазам свое истинное нутро. Вся человеческая жизнь, будь она трижды проклята - сплошная жирная полоса сменяющих друг друга непонятных событий, от которых сердце замирает в истинном, неподдельном ужасе. Именно по этой причине в англичанине порой таится детское своей наивностью желание запретить времени продолжать свой ход, самому замереть, словно находившийся под руинами взорвавшегося здания. Но золотая цепь, развивающаяся по ветру и отделяющая неровную полосу воображения от рационального восприятия мира иногда рвется в самый неподходящий момент, выпуская дракона ярости на волю. Как раз в такие моменты Деймон, ни с того, ни с сего, заходится в приступах необъяснимой ненависти ко всему сущему, к каждому незначительному звуку, к каждой гримасе, чересчур радостной или излишне смурной. Деймон силится в упор не видеть те самые перемены, которые со всех сторон кутают его в двухслойное одеяло, его страшит осознание того, что новизна следует за ним по пятам, переплетаясь в единую косу с тенью и мыслями. Все в округе приобретает новые черты, собираясь по песчинкам, словно желая  устроить гонку с миром. Но он же, сторонник постоянства и разливающегося белоснежной рекой спокойствия, чуть ли не бежит от всего, забираясь в самую глубокую пещеру со своими убеждениями и принципами, не желая отдавать тех в неукротимый поток бушующих новшеств. Он не собирается менять свою точку зрения, уничтожая в пух и прах сложенный за многие годы характер мышления, не горит от восторга, когда в глаза говорят, будто с таким вот характером ему ничего в жизни не добиться - плевать. Но, какие бы усилия не предпринимал юный ненавистник, чудесных пуль нового склада мира ему не суждено было избежать, как бы он не рыпался в клетке из собственных страхов. Эра орудий закончена, правильно? Уже каждая чертова шавка в городе Смерти была наслышана о приближающемся хаосе, об Амоне, чьи отвратительные приспешники в своих крепких объятиях схоронили самого Косу Смерти и нескольких учеников и сотрудников академии. В голове никак не находила удобного положения мысль, что на этой чертовой планете больше никогда не родятся оружия, и у стороны Шинигами просто не найдется сил для противостояния силам зла. Этот перебой в кромешной темноте стылых мыслей Гилмора взвинчивал того по спирали, заставляя жалкие подобия не зацепленных страхом мыслей метаться по голове, сталкиваясь и разбиваясь насмерть. И эта тайность почти смертельного страха бескомпромиссно преследовала его и на величественных склонах Гималаев, когда Шинигами отправил небольшую команду из четырех человек разобраться со странным разрывом в одной из горных деревушек. Чертовски жутко было осознавать, что под твоей кожей разливается леденящей холод, а по спине пробегает сонм торопливых мурашек, но не от красоты здешних мест, а от пленительного чувства некой неуверенности, присосавшейся к бьющемуся в тревоге сердцу. Волна странных сомнений обрушилась на парня снежной лавиной еще до прибытия, в момент, когда его вниманию предоставили двух спутников, в чьи планы входило отправиться на эту миссию вместе с ним и Шинджи. Тот, с виду забавный парень с острыми зубками перестал дарить душе Гилмора спокойствие, как только его фигура предстала перед ним во всей красе. А этот черноволосый паренек, учащийся вместе с напарниками в одном классе, пускай и знался британцу сильным, но перманентное беспокойство давало о себе знать в чересчур подозрительных косых взглядах в сторону этих двоих. Кстати о птичках, а вот, по-моему, уважаемому Ивасаки перемены не сулили ничего тревожного, даже наоборот, уровень легкомысленности рос со значительным перевесом. К несчастью, свои торопливые мысли занимали голову и внимание Деймона больше, чем чья-то расторопность или излишняя тормознутость, и пропажу под боком вездесущего напарника парень заметил не сразу, усердно смущая землю под ногами хмурым взглядом. "Где тебя черти носят, Ива?" - кажется, это прозвучало слишком равнодушно для постоянно злившегося на японца Деймона, а острый взгляд за спину из-под нахмуренного лба не мог приостановить и старичка на пустынной улице. Его собственный внутренний голос чуть было не вызвал прилив ненависти к роду человеческому снова. И страшнее всего было даже не то, что при летальном исходе он мог вновь разразиться изысканными оскорблениями на все, что движется, а то, что чуждый страх перемен никуда не ушел. Вот он, здесь, без устали ворочается в его сознании, словно волк, кружащий вокруг отбившегося от компании и заблудившегося в чаще непроходимого леса человека. В столь мучительную секунду парень мог дать себе определение бесполезного куска жидкого мыла, если бы в перевес этому внутреннему бичеванию не встрял достаточно тихий голос совсем рядом. Почему он почти шепчет? - Доверие? О чем ты говоришь, Ивасаки? Пока что у меня не повода им доверять, однако, для сомнений есть прекрасно предоставленные шансы. Ведь, как знать, когда тебе в спину вонзится нож. Поаккуратнее с ними, я слыхал об этом парне из NOT-а не слишком льстивые отзывы, а его история оставляет желать лучшего... Если желаешь, как-нибудь расскажу... - многие твердили ему, что с таким отношением к окружающим у англичанина нет и шанса почувствовать в свою сторону дружественное отношение. Но, если хорошенько напрячь мозги, то можно прийти к тому, что эти дружественные взгляды, теплые слова и совершенно безобидные подколы и даром ему не нужны. Но разве столь чуждые для молодого оружия отношения не знавались в их с Шинджи поведение? Как знать, Гилмор, конечно, спустя некоторое время и стал уповать в доверии к этому безбашенному полукровке с нравом гордого льва, но где-то внутри колебался назвать человека рядом "другом". - Поторапливайтесь, господа, мы почти у цели. - вход в эту деревушку намечается через пару шагов, но поиски непонятного разлома займут куда больше сил и времени.

Отредактировано Damon Gilmore (2015-01-09 00:46:34)

0

4

Креол всегда ненавидел холод. Взращённый в Сирии и обучавшийся в Неваде, ведьмак-пиромант видел снег только на заданиях. Да и то редко. Он всегда старался подбирать миссии в той точке мира, где в данный момент было не так уж и холодно. Но в последнее время ему не слишком сильно везло с этим. Сперва Альпы, теперь Гималаи... И, чёрт возьми, здесь ещё холоднее, чем в Альпах! Будь здесь Шарлотта, она бы  наверняка сказала бы что-нибудь про красивый вид. Возможно, он бы тоже полюбовался, если бы не замерзал.
"Блин, так и простудиться недолго, - "раздражённо подумал ведьмак.
Да напарники его пока не радовали. Пара "повелитель-оружие", с которыми Блейд был знаком на уровне "здрасьте- до свидания"... Ну, это ладно, ещё более менее...
И парнишка из NOT`а, о котором ходили не самые хорошие слухи. И, похоже, что сегодня именно этот зубастик будет его партнёром.
"Да, Креол, везёт тебе на необычных напарников. Сначала магический посох, а теперь ещё и бывший зародыш Кишина, - "мысленно усмехнулся парень.
Откуда знает? Можно сказать, что эту новость Креол получил из первых рук. Конечно, Шарлотта рассказала! Снежок эту новость в свою очередь узнала от своей давней подруги, которая, кстати говоря, участвовала в рейде за этим парнем. Кажется, он превращается в обоюдоострую секиру...
А та самая подруга, кстати говоря, является одной из причин, по которым Шарлотта сейчас не с ним. Эта девчонка - одна из тех оружий, которых Амон способностей лишил. И теперь Снежок сейчас с ней в больнице сидит - отходняк от проведённого над девчонкой ритуала довольно болезненный.
"Главное, чтобы древко длинным было. А там уж освоюсь как-нибудь..."
- Поторапливайтесь, господа, мы почти у цели, - зовёт их... Деймон, кажется?
Креол ускорил шаг, но ввиду того, что шли они по сугробам, а у парня отсутствовал опыт хождения по ним, ускорение получилось незначительным.
Итак, какой-то разлом и зародыш Кишина, который, если верить Шинигами-саме, уже вроде как давно мёртв. Кажется, он уже слышал о чём-то подобном... От некой ведьмы в противогазе.
- Ну конечно! - выдохнул Креол, - Кажется, я понял...
Впрочем, озвучивать догадку он пока не спешит. Сперва надо удостовериться, что этот разлом и Золотая Пила - именно то, что имела ввиду Врасия. Хоть какая-то польза от их приключений в Альпах была. Теперь он хотя бы знает, что и почему.
Плохо. Всё плохо. Если эта ведьма говорила правду и весь этот цирк уродов объединится против нас, то нам придётся худо...

0

5

В горах Джеки быть доводилось, и не раз. Где-то в Карпатах находился загородный домик Лисы. Ну, даже не то, чтобы домик... сарай. Его каким-то чудом не сдувал горный ветер, и иногда там можно было прятаться. Но это уже в прошлом.
Оказавшись на природном просторе, да ещё таких масштабов, Джеки отрастил себе шило в заднице. Обычно тормознутый и неуклюжий пацан скакал по крутым снежным утёсам, как горный козлик, с широко распахнутыми глазами и ртом, размахивая при этом руками. Иногда, конечно, Джек падал мордой вниз и набирал полную пасть снега, но это вызывало у него лишь новую порцию чистого детского веселья.
Не смотря на этот бардак локального масштаба, Лайтлесс практически не издавал никакого шума. Максимум - скрип снега под его ботинками и иногда чуть слышное дыхание.
Дело было в том, что Джек вышел на охоту. Это всё, что он знал и умел, поэтому вёл себя тихо, чтобы не известить жертву о своём присутствии раньше времени. Да-да, именно "жертву". Ни имя зарождающегося кишина, ни вся серьёзность ситуации ни о чём не говорила малолетней секире. Он даже не осознавал опасность в полной мере. Лайтлесс находился в тупом счастливом неведении, зная лишь о том, что ему нужно будет кого-то убить. Этого было достаточно.
О том, кто были его напарники, пацан тоже практически не задумывался. Он знал только, что они старше его, а значит их можно и нужно слушаться. Кто из них будет размахивать цельнометаллической секирой, разгоняющейся за счёт чужих эмоций, ему было всё равно. Ну, разве что, от одного парня веяло лёгким следом вспыльчивости, и это было бы кстати. Веселье же!
Пропотерявшись за каким-то уступом, Джеки, одетый в куртку цвета хаки с меховым капюшоном, балоневые чёрные штаны и горные перчатки и ботинки, скатился на заднице по сугробу и оказался впереди всех, с непривычно порозовевшими от холода и беготни щеками и носом. Откозыряв, Лайтлесс весело, но по прежнему не особо громко доложился:
- Джеки здесь и Джеки успевает!

Отредактировано Jack Lightless (2015-01-09 19:25:13)

0

6

Нечасто доводилось любителю больших кошек и шумных многолюдных мест так просто, без лишних уговоров, судьбой которых обычно являлся феерический крах, услышать от своего напарника заветную фразу "я расскажу". Для среднестатистического жителя сей планеты эти не напрягающие слова были неотъемлемой частью их повседневной жизни, проводимой в душных офисах, где, что ни час, то очередной звонок от начальника, просящего в спешном порядке доделать какой-то тухлый отчет и проверить всеми забытый документ, школах с визжащими о своих "серьезных" проблемах детьми аль в небольшом уютном кафе вместе с позабытой подругой. Но, в итоге, для Ивасаки это являлось небольшой, совсем не заметной на первый взгляд, но все-таки победой. Это было настолько необычным, что казалось вообще нереальным, словно живешь в бреду, словно у тебя постоянно высокая температура. Вся эта история завязывалась в небольшой проблеме, едва не ставшей для полукровки решающей в жизни. Он никогда не знался как любимец публики, но вот освещен едва уловимыми пренебрежительными взглядами был всегда, а потому и с близкими по духу ему везло в редких случаях. Но сегодняшние дни стали чуточку более странными, чем 10 лет назад, ведь почти все старания Шинджи были направлены лишь на развитие примерно дружеских отношений с замерзшим во льду Деймоном, чья отталкивающая сила порой сбивала с ног одних из самых терпеливых и лучистых людей. За несколько месяцев жизни в одной квартире японец с не скрытым напряжением, которое множество раз обретало на лице выражение глубокой усталости, старался хоть на немного трансформировать свой характер в пользу англичанина. И бывало, столь незамысловатые утруждения приносили вполне доброкачественные плоды, как, например, этот.
- Если ты расскажешь, то я и не прочь послушать! - лицо, почти сливающееся со снегом за счет своей бледности, вновь озаряет довольная улыбка, она могла бы растянуться и до самых ушей, если бы такая возможность имела право на существование. А потом удушающую атмосферу его веселья пронзила ядовитая стрела подозрений, как первая молния пропарывает свинцовое небо в самом начале продолжительной грозы. Но, возвращаясь к скользкой теме взаимопонимания, стоило бы уточнить, что кое-как, но Шинджи научился различать "полосу плохих настроений Деймона", какое нарочито забавное название дал юный повелитель. Ивасаки, по сути своей, был подобием раба, над котором властвовали привычки. Средь этого бесчисленного перечня была и такая: постоянно кусать губы, когда на глаза попадается что-то необыкновенно завораживающее или где-то нервные узлы заходятся в приступе нервной судороги, отчаянно вопя о том, как лучше поступить в данной ситуации. Если заметить, то былая довольная улыбка уже никак не срасталась со слегка насупившемся лицом, а через пару слишком долгих для Ивасаки секунд на ее место заступила бессознательная, снисходительная. - Но давай в следующий раз. - его голос звучал тихо, насыщенный едкой каплей неуверенности, как голос маленького ребенка, который в порыве безудержного веселья разбил какую-то дорогую любимую вазу матери у нее на дне рождения. Пожалуй, эта неловкая пауза могла бросить свои корни и в дальнейшие минуты их продолжительного путешествия на поиски чего-то там, но увы. Ива мог поклясться любым своим приготовленным блюдом, что это место, будто сошедшее с холста какого-нибудь все известного художника, самое прекрасное из всех. Оно разворачивало внутри полукровки страшное сражение двух сторон, одна из которых нашептывает своим упоительным, сладким голосом, что ему просто необходимо здесь остаться. Обворожительное небо притягательной невесомостью спешит завлечь нечаянных туристов, а обманчивое желание первым достичь этой потерянной в снегах деревни само движет ноги, вынуждая парня выменять спокойную ходьбу в группе на шествование впереди всей компании. И в это самое время, когда бдительность уносится далеко за неприступные горы, на дорогу выпрыгивает Джеки, как он сам себя назвал. - О, Ками-сама! Не пугай так! - к несчастью, безжалостно пугающее появление того самого парня заставляет Ивасаки обмануться и попятиться назад, едва не напросившись на мерзлявое свидание к крохотным сугробом, размером примерно с Джеки. Сам мальчишка звенит заводной радостью, и добродушная улыбка сама обретает место на губах японца, а сам он, пускай и с некой опаской, но проходит мимо него, едва заметным движением растрепывая волосы NOT-овца.
Вход в деревню представляет из себя небольшую ветхую дверку, окаймленную опоясывающим все селение заборчиком, чье существование, может быть, застали бы даже отец Шинджи и его мать в своем детстве. Ивасаки медленно отворяет проверенную временем деревяшку и заходит внутрь, оставляя на новом тонкое слое, судя по всему, недавнего снега первые следы и следует далее, краем глаза посматривая назад. Ветер. Парень мельком отметил, что он совсем на толику усилился, завлекая с собой витиеватую дымку из снега, с злорадным энтузиазмом грозясь попасть снежным хлыстом по лицам путников, но сумел коснуться лишь их спин. Что принесет эта прогулка по улицам едва ли еще обитаемой деревушки?

0

7

Креол с некоторым подозрением косится на подоспевшего Джека. Да, Шарлотта говорила ему, что бывший зародыш Кишина теперь безобиден, но всё же... Краем уха он слышал о некоторых странностях в поведении этого парня. Однако, если сделать пару логических умозаключений, то можно прийти к выводу, что Джек тут абсолютно ни при чём, а во всём виновата ведьма, которой нужно было лишь оружие, не более. И... Кстати, несмотря на своё поведение, сейчас он двигался тихо, бесшумно... Всё-таки навыки опытного охотника остались при нём, что уже кое-что.
"А ведь он сегодня моим напарником будет, - "подумал парень.
И одновременно с этим возникло впечатление, что если он будет использовать Джека, то предаст тем самым Шарлотту...
"Так, что за фигня!? Она сама виновата, что не захотела идти! И вообще, я же и до неё на охоту с разными оружиями ходил! Арр!! Проклятая Хейке!!"
Одновременно с этим внутренний голос подсказывает, что, если разобраться, то немка не особо виновата в том, что он начал засматриваться на свою напарницу. Это всё равно рано или поздно случилось бы. Просто те слова, произнесённые Хейке, послужили своего  рода катализатором.
"Чёртово половое созревание. Сосредоточиться мешает!"
- Нам обязательно осматривать и здания? - неожиданно спрашивает Креол, - Вряд ли разлом может возникнуть в одном из них. Я это к тому, что если мы будем ещё и здания смотреть, то потратим много времени. А разделяться нам нельзя из-за силы Пилы. И... Мне одному кажется, что в этом месте есть что-то подозрительное? Хотя, наверное, мне показалось...
А ведь первоначально он хотел сказать совсем не это. Совсем не это... В последний момент в его мозгу словно что-то щёлкнуло, в результате чего из уст парня вырвался вяк про подозрительность места.
"Что-то я уже совсем. То, что безлюдно - неудивительно - снегопад же. Да и если бы разлом был бы в одном из зданий, тут сейчас бы не было так тихо... Эта деревня ведь обитаема, да? Просто электричество не провели, вот и нет света в окнах. Ведь так? Блин, до чего я докатился! После этой миссии месяц буду отдыхать. Наверное, уже перенапрягаться начал."
Довольно дельная мысль. Стремление поскорее сделать Шарлотту Косой Смерти - это, конечно, похвально, но и о восстановлении сил. Жаль, что в Городе Смерти нет горячих источников, как в Японии... Вот где можно расслабиться. Куда там до них банальной ванны!
"Хотя, ванна была бы кстати. Кажется, я уже не чувствую пальцев на ногах."
Увы, серая длиннополая куртка с капюшоном, перчатки, тёплые штаны и меховые ботинки военного образца, хорошо защищавшие от холода в Альпах, здесь уже начали подводить...

0

8

- Джеки зовут не "Камисама", Джеки зовут Джеки! - пояснил пацан, будто это было не очевидно. Когда ему поворошили волосы, Лайтлесс просиял, растянув свою зубастую улыбку почти что буквально от уха до уха. Это же так здорово, когда кто-то сам протягивает к тебе конечность! От переизбытка чувств мальчишка этой самой своей капканоподобной пастью едва не ухватил Ивасаки за рукав куртки. И слава тому самому Ками-сама, что японец вовремя убрал руку, судя по тому, как жамкнули по пустоте челюсти Лайтлесса.
В мальчишке загорелся азарт, и ему захотелось всё-таки поймать куртку Шинджи, однако слова Креола отвлекли его от этой мысли. Джек обернулся, всё ещё сидя в сугробе, и просиял.
- Подозрительно-подозрительно! Наверняка эта резалка спряталась где-нибудь! Или замёрзла! Или умерла от грусти! - секира похихикал, приставив ладонь ко рту, а потом подскочил с места, помчавшись к калитке. Правда, воротца его не заинтересовали. Джек одним прыжком перемахнул через заборчик и сразу приземлился на все четыре конечности, выгнув спину, чтобы не тащиться брюхом по снегу. Шустро, как таракан, Лайтлесс побежал вперёд по кривой линии, иногда замирая и прислушиваясь к зимней тишине.
Ему никто не говорил, что делать, поэтому он даже не думал. Пацан убежал далековато от своего повелителя в этой миссии. Самому Лайтлессу по боку - он умеет сражаться в одиночку, но о других думать ещё не научился. К тому же, Лайтлесс никогда раньше не встречался с Золотой Пилой, и даже ничего не слышал об этом недокишине, поэтому не представлял, насколько он может быть опасен. Высунуться вперёд в одиночку? Он всегда так делал, ибо никто никогда не сопровождал его на охоте. Точнее, ему удалось сходить на охоту в этом месяце с одним перцем... в первом месяце своего обучения... но это отдельный разговор.
Джеку нужны были чёткие указания и контроль с первой минуты, иначе начинался полный бардак. Хотя, пока вроде ничего особого не происходило. Пацан не пёрся посреди улицы, а двигался возле зданий, всё так же бесшумно. Не смотря на его хаотические, казалось бы, передвижения, секира не задел ничего, что могло бы пошуметь или упасть. Но и отвлёкся от своих товарищей, полностью сконцентрировавшись на поиске противника. Либо он найдёт-таки Пилу и будет "танковать", либо кто-то должен был заставить его вернуться. Иначе чёрт его знает, чем всё это могло обернуться.

0

9

Внезапный выпад Джека лишь усугубляет буквально трещащий от пессимизма настрой англичанина, а где-то в бесстрастном потоке мыслей мельком проскальзывает идея, что если мальчишка, который в первые же часы их путешествия в некуда подсуетился едва ли не откусить кисть напарнику Гилмора, продлит свои безалаберные попытки выдать их как можно скорее, то нодати точно устроит ему всевышнее правосудие. И эта ничтожная крупинка идеи, разросшаяся по сознанию паучьими капканами из липкой паутины, вынуждает, кажется, более-менее серьезно относящегося к миссии Деймона распространить свое излишнее внимание и на носителя неоднозначно большой челюсти. Однако, возможно, титулом однозначной путеводной звездой этого задания ему придется и  пренебречь, так как второй голос степенности исходит от высокого паренька из его же класса, что в некоторой степени облегчает пристальную слежку за первогодкой и склоняет обладателя столь хмурого выражения лица в сравнительной степени расслабиться. Все же являться чертовой нянькой сразу двух непоседливых деток - боже упаси. На самом деле, он уже подавно смирился и свыкся с судьбой оружия-няньки, каким виртуозным прозвищем наградил он себя ввиду наличия под боком ходячего вершителя радостного настроения. Это было даже забавно, порой воображать, что он стоически в свои тридцать лет продолжит раздавать несносному повелителю гневные подзатыльники, а потом с позабытым чувством самоконтроля оскорблять все, на чем свет стоит. И каждый плод скудного подобия воображения был картиннее и отвратительнее другого. Чувства некой заботы и полной ответственности за этого человека, возникшие еще во время заключения партнерства, пожалуй, стали самыми светлыми за всю его жизнь. И если бы его спросили, к чему вся эта игра в няньку ребенка-студента, то он бы ответил, что это не имеет никакого значения. А все потому, что причина лежала в глубине черно-белого прошлого молодого оружия, которое отдавалось неприятным осадком застоялых эмоций и находило свой непредсказуемый, как летняя гроза, отклик в случайных словах, в поступках и настроении.
Словно услышав мысли о себе, долговязое недоразумение проскользнуть, словно змея, меж Деймоном и чем-то вроде огромного сугроба. Туловище в последние секунды изворачивается в правую сторону, спасая англичанина от знакомства с, очевидно, не шибко мягкой поверхностью протоптанной дорожки, едва заметной на фоне валившего клубами снега. Раз, два, три. Капюшон слетает с головы несчастного, отправляя на всеобщее обозрение угрюмую мину Короля. И он даже не сомневается, в адрес какого бесполезного существа стоит направлять грозовое скопление туч над головой вкупе с многочисленными благодарностями за едва не состоявшийся полет на встречу со своей судьбой. Умение держать себя в руках никогда не поощряло волн бурных эмоций в такие моменты, иначе бы Деймон на остаток жизни остался бы бьющимся в нервном тике шизофреником. Это состоялось бы в худшем случае из всех возможных, но, к сожалению, на данный момент молодому человеку было совсем не любопытно, какой вариант предлагал истерзанный оптимизм. В прочем, имелся в резерве насупленного, злобного и, очевидно, желающего своему напарнику всех адских мук, парня единственный плюс, по причине которого Гилмор испытывал лютую, подобную арктическим морозам, ненависть к самому себе - он просто не умел подолгу держать на кого-то не утихающую злость. Она угасала подобно утренней усталой звезде, смешиваясь с тонами пробуждающегося ото сна мира, утопая в багряных оттенках восходящего на небосвод солнца. С какой-то невероятной настойчивостью натянув обратно капюшон, словно вступая в противоборство с набирающим обороты ветром, Деймон аккуратно следует по следам удалившегося от компании Ивасаки. Засунув руки в глубокие, казавшиеся сейчас особенно теплыми, карманы, Король обратил внимание на сказанные Креолом слова - предельно серьезно или с превеликим равнодушием, приоритеты пока не были грамотно расставлены - и неторопливо начал сказ своих размышлений:
- Не считаю, что наше появление в должной степени обрадует жителей этих мест. Если здесь еще кто-то остался в живых... Поэтому, давайте, как можно более тихо. - негромкие слова, сказанные подозрительно спокойным тоном. Он степенно переводит взгляд с черноволосого парня на покрывшиеся снежным налетом здания, усеянные сверкающими украшениями из разнообразных сосулек. Надежда на благосостояние живущих тут людей не прослеживается в холодной интонации, зато острокрылый ее лучик сверкает в иссиня-черных глазах, бесцельно бродящих по зимнему покрову. Но какова вероятность, что эта Пила не уничтожила всю деревушку за раз? Паниковать станут только от безысходности, а Гилмор - трезвый реалист, и никогда не питает лишенной смысла надежды к кому бы то ни было. Их шансы выжить - 50 на 50. - Не важно. Думаю, твоя правда. Во время продвижения к деревне я не заметил никаких следов разрушения, так что наличие разлома в одном из них практически нереально. - продолжает он осторожно, стараясь вложить в получившееся предложение как можно больше уверенности, без особой причины передергивая расслабленную затяжку на своем капюшоне. Само собой, утерянная мысль о тринадцатом чуде света по имени Джек всплыла на поверхность сознания подобно американской подводной лодки, пристраиваясь поудобнее, заставляя раздраженного паренька, изгибая часть капюшона в своих руках, оглянуться назад. Подумать только, сомнительное увлечение своей собственной верхней одеждой способствует потери из поля зрения маленького, прозорливого и безбрежно активного мальчугана. Перед тем, как самолично взяться за розыск утоптавшего в неизвестном направление ученика Шибусена, он вновь развернул голову к уплывающему в белоснежной пучине Шинджи - хотя бы тот не исчез. - Креол... давай поторопимся. А то эта компания совсем здесь потеряется."Интересно, я правильно произнес его имя? Вроде как оно звучит так, если мне память не изменяет" - на последнем слове Деймон с некоторым недовольством цокает, просто-напросто ускоряя шаг - хотя, получается не особо годно, и снежная насыпь не дает возможности перейти на полноценный бег. Какому идиоту взбредет в голову оторваться от группы в разгорающуюся пургу, умудрившись двигаться настолько тихо и незаметно? Причем настолько незаметно, что даже человеческому глазу черного пятна на белоснежной полосе видно не будет? Ровняясь со своим напарником, чуть не потерявшимся там, где, казалось бы, и потеряться невозможно, британец говорит тоном не требующим вопросов.- Шинджи, держись рядом. И, пожалуйста, скажи мне, что ты видишь, где находится Джек-потерявшийся-в-снегу!

0

10

Дорога размеренной полосой вилась вдаль, теряясь среди небольших выступов, очевидно характерных для горной местности. Странное дело, но чем дальше они заходили, тем более безжизненной казалась местность. Витиеватые улочки забрали в полноправные владения снежные вороха, еще не тронутые ловкой в руках человека метлой. Суровая вьюга укрывала землю снежным полотном, а лютые морозы заковывали оголенную растительность в хрустальные панцири изо льда, смело и броско. Дома скрывались в белоснежной пелене обширного снегопада, по их же окнам змеились свежие отпечатки дыхания суровой сестрицы-Зимы. Наверное, в бесснежное время года этот край по-настоящему прекрасен, полон красок и света, веселых улыбок и надежд. Теперь же его объятия казались смертельно опасными, как сама Костлявая. Такими темпами компания могла и оборвать свое героическое путешествие, так его и не начав. Погружаясь в пучину уносящихся в бесконечность мыслей, Ивасаки все задумчиво рассматривал маячащую впереди темную фигуру молодого оружия, словно горный козел, прыгающего по некрупным сугробам недавно выпавшего снега. Полное отсутствие осмысленности в слегка нахмуренном лице, а ноги двигаются исключительно бессознательно. У какую стезю на этот раз решили заплутать неосновательные мысли обладателя пепельных волос - одному черту известно. И в живых глазах цвета летней травы, где-то за изумрудной радужкой, проскальзывали задержавшиеся ненароком тени эмоций: радости ли, недоверия аль задумчивости. Что-то едва видимое, едва понятное человеческому зрению. Тем временем холодный ветер путался в широких проходиках между домами, заставляя шедших уловить некий прерывистый гул, создавая иллюзию шепота. Не закаленный тяжелыми условиями суровых зим, даже вечно неугомонный Шинджи перестал болтать и шел, пока за спиной не раздался  полетевшего в восприятие реальности японца полный скептицизма, от которого молоко могло свернуться во всем поселение, голос. И это послужило ключ-картой для освобождения молодого повелителя из тюрьмы жахлых мыслей, за что Гилмор был удостоен короткого взгляда Ивы с легким налетом сожаления и изумления.
- Ой, прости, Дей-кун. Я увлекся. - под аккомпанемент внезапно раздавшегося зова ветрила в слух вонзился приглушенный смешок полукровки, а на губах заиграла легкая, спокойная улыбка. - Ммм... - он было открыл рот, дабы направить поток информации в рядом идущего Деймона, но мальчишка-секира, словно прозрачное видение, испарился из поля зрения, заставив паренька уподобиться какой-нибудь рыбе, немо открывающей и закрывающей рот. Быстрый силуэт секиры, будто последовав примеру угасающей внимательности, растворился рядом с домами. Ива напряженно всматривался в хаос из снега и домов, силясь разглядеть среди падающих пушистых снежинок фигуру с угольными, смолистыми волосами. Разум почему-то отказывался верить, что столь необычный и непредсказуемый человек, как Джек, мог просто-напросто потеряться в самом начале их пути. - Вон он! Там! - мгновение, одно смазанное для взглядов движение, как росчерк темной краски по грязно-белому снегу, и в обозрение японца врезалась невысокая фигура необходимого для поимки попутчика, маячащего неподалеку. Да, без сомнения, это он. Ивасаки с элегантной легкостью перемахнул расстояние около двух метров, едва не попав в хитрую ловушку снежного бугра, и с некой осторожностью попрыгал к черноволосому. - Джеки-кун, пожалуйста, не мог бы ты прекратить удирать от нас, хорошо? Если мы тебя потеряем, то будет достаточно сложно. Да и к тому же, ты же хочешь убить этого чертового врага, правильно? Тогда иди на ровне с нами, пожалуйста. - учтиво заулыбался паренек, напоминая сказочного Снежного Короля, облепленного снежными насыпями, но, в то же время, кристально чистого - некоторое скопление снега на ботинках и джинсах, - не в счет. Странно, но важная задача по поимке Джека напоминало ему игру  в салки, - любимое занятие детства. Ловким движение руки ухватив паренька за руку Ивасаки потянул того на себя, - на своей страх и риск, ведь уважаемый уже пытался оставить японца калекой - и уверенной походкой, не затрудненный цепляющими снег ботинками, зашагал обратно, по направлению к группе. Как только дистанция была сведена к минимуму, Шинджи неторопливо начал, обращаясь к Креолу. Этот вопрос, кажется, заставлял его нервничать с самого начала начала пути. Будто бы мановением волшебной палочки, внутри возникал совершенно серьезный, профессиональный и спокойный человек. - Креол-кун, ты же наделен информацией об этой Пиле и о все происходящем? Тогда не мог бы рассказать нам, от Шинигами-самы мы, к сожалению, не услышали ничего дельного.

0

11

"Да уж, повезло мне с напарничком, - "хмуро подумал Креол, - Мало того, что он запросто руку оттяпать может, так ещё вполне может исчезнуть в самый ответственный момент."
Увы и ах, Золотая Пила - не тот противник, против которого можно выйти без напарника. Да, так волей-неволей научишься ценить то, что имеешь, ибо Шарлотта сейчас была бы очень кстати. Возможность дистанционных атак, удобная форма при резонансе. Против неё у Пилы не было бы и шансов. Но увы, Шарлотта сейчас в Шибусене, ухаживает за своей пострадавшей подругой. А Креол здесь... Мёрзнет...
- Креол-кун, ты же наделен информацией об этой Пиле и о все происходящем? Тогда не мог бы рассказать нам, от Шинигами-самы мы, к сожалению, не услышали ничего дельного. - раздаётся голос Шинджи.
Пару секунд ведьмак размышляет, рассказывать им или нет. И в конце-концов склоняется к тому, что его союзникам надо это знать. Предупреждён, значит, вооружён. Да и... Им действительно стоит это знать, чтобы быть в курсе происходящего.
- О самой Пиле я знаю не больше вашего, - наконец произнёс ведьмак, - Однако, если Шинигами-сама не ошибся (а он наверняка не ошибся) и эта тварь действительно уже раньше умирала, то я могу объяснить её внезапное воскрешение. Всё дело в том, что безумие, излучаемое Асурой, не только повысило частоту появления новых зародышей Кишина, но и оказало воздействие на пространство. Разлом, который мы ищем, возник как раз из-за этого. И если я правильно понял, он ведёт в то место, которое известно нам всем, как... Тот свет. Рай, ад, загробный мир, лучший мир, потусторонний мир... Называйте, как хотите. В этом месте оказываются души всех умерших людей, даже те, что были съедены в своё время Кишинами и Оружиями, - на этом моменте парень невесело усмехнулся, - И наверняка убитые Шибусеном зародыши Кишина хотят нам отомстить. Только представьте, что будет, если весь этот цирк уродов выйдет в реальный мир? Поэтому, мы должны не только повторно убить Пилу, но и попробовать закрыть этот разлом.
Он прекрасно помнил слова Врасии о том, что с подобным может разобраться только этот её хвалёный Титан. Но разговор с Шинигами-самой дал Креолу ясно понять, что эта личность не настолько крута, как говорила ведьма Будущего...
Ведьмак поёжился от холода. Поскорее бы они уже нашли эту тварь. Так он хотя бы начнёт активно двигаться и согреется.

0

12

Джек преспокойненько ползал по деревне, не обращая внимание на пургу и ориентируясь по очертаниям зданий. Он бы и уполз так к чёрту на рога, забыв о том, что находится здесь не один, если бы Ивасаки не нагнал его, наконец. Пацан спокойно позволил схватить себя и потащить, потому что не ощущал угрозы со стороны японца, и без возражений приволокся к остальным.
- Я бы рассказал вам, когда нашёл бы, - с улыбкой ответил Лайтлесс Шинджи, но больше не противился. Старший попросил не убегать - значит не надо убегать. Главное, не забыть это. Они подошли к оставшимся оружию и повелителю, и последний выдал справку, обрисовывая ситуацию. И чем дольше говорил Креол, тем больше отстранёно-весёлое лицо Джека мрачнело. Под конец пацан с какой-то холодной угрюмостью смотрел на Блейда. Такой физиономии во время пребывания в Шибусене у него ещё не было.
- Проклятые возвращаются... Они заберут свои силы у тех, кто убил их однажды и силён за счёт пылающих жертв в вечных муках ада... - заговорил он, глядя своими стальными глазами в пустоту. - Пожранные демонами, какими они вернутся?.. - Лайтлесс вдруг отвернулся от компании и уставился куда-то в пургу. - Вкусссссссные...
Худые плечи пацана слегка задёргались. Кажется, он тихо смеялся, всё ещё находясь в весьма странном состоянии. Внутри него, о стенки его черепной коробки, стучалось одно единственное слово, которое преследовало его, когда он был зародышем кишина...
Ад...
Ад...
Ад...
Ад...
Адская бездна... Бесконечный мрак, искажающий сознание, заставляющий пожалеть о всём сотворённом...
Вечная агония, переваривание в брюхе дьявола, растянутом на девять кругов...

Интересно, а какова их плоть на вкус? Этих восставших из ада...
Почему-то Джек не воспринимал место за разломом как нейтральное или положительное. Для него это была та самая преисподняя, которая постоянно мерещилась ему. И это было странно, ведь Лайтлесс никогда не читал о ней, да и Лиса не рассказывала ему ни о чём подобном.
- Пойдёмте... пойдёмте скорее... - голос Джека исказился, стал немного ниже и как будто клокотал зарождающимся рычанием где-то в глотке. Его терзала жажда... жажда охоты. То, чем он жил всегда. Он сунул пальцы левой руки в пасть и слегка прикусил их, широко и нехорошо улыбаясь при этом.

0

13

Как и ожидал Деймон, существо Ивасаки с первой же просьбой, прозвучавшей в своеобразии некого вопроса, подпитанное инициативой, подцепило потерявшегося в белизне ледяного дня Джека и последующим непринужденным шагом потопало в обратном направлении. За душу берущая картина давно бы показалась заурядной стороннему наблюдателю, но у англичанина она проявила на лице мимолетную кривую ухмылку, вмещавшую в себя весь спектр эмоций, судорожно клокотавших в груди. Умиротворяющая картина, нарисованная грязной белой краской, треснула, как разбитое стекло, и осыпалась ледяными словами, которыми успел наградить Гилмор подошедшего напарника.
- Спасибо, что приволок его обратно. Но… Если ты собрался постоянно пропадать из реальности, то давай-ка оставайся здесь! Не заставляй меня злиться, Ивасаки. Если начнешь снова что-то в этом роде выкидывать, то навеки обручу тебя с вон тем столбом, понял? – уже привычное тоскливое выражение лица, обрамленное сдвинутыми к переносице бровями, зияло, как единственный сгусток негативной энергии в целом белом свете. Но все же с находящимся рядом Джеком становилось значительнее спокойнее, из-за чего парень непроизвольно цокнул, задерживая взгляд на Креоле, с некой неуверенностью глаголавшим о значительности всего этого похода и происхождении разрыва, по причине которого Шинигами и весь Шибусен так всполошились. Парень и раньше подозревал о нескончаемом безумии данной ситуации, но теперь уверенность в том, что все это – обыденная миссия, пошатнувшаяся еще при монологе черноволосого повелителя, разлетелась в дребезги с источающей безрассудство речью молодого оружия. Синеволосый уже прекрасно понимал, что ничего здравого этот увлеченный лишь поисками кишина человек не выдаст, но прислушаться все же стоило. Гилмор рад бы, привыкнув к безотказной способности организма контролировать пережитки чувств, проглотить встрявшие в горле слова – но нет. - Ты тоже сюда приперся, чтобы бесить меня?! А, шпендель? Хватит нести гребанную пургу и возвращайся из своей преисподни тупых мыслей – я не намерен терпеть идиотизм еще от одного человека! – нодати прижал содрогающуюся от опалы ладонь к голове секиры, оставив далеко позади и чувство самосохранения, и другую бурду, чьи незадачливые оковы не имели способности мешать парню в надрывные моменты злости. Заготовленное продолжение гневной реплики исчезло само по себе, испарилось в сумерках урагана мыслей, срубавших перепал эмоций на корню. «Возвращаются, говоришь? Если все так, то нам грозит нешуточное испытание. Если бы этот кишин хотел, он бы уже давно напал на нас. Тогда, либо он выжидает, либо его попросту тут нет. Странное чувство, но, кажется, здесь мы не сможем обнаружить Пилу. Не хочу портить энтузиазм этих полудурков, но рассчитывать тут практически не на что. Но, если же мы отыщем здесь разлом, то что в этом случае делать? Не думаю, что кого-то здесь прельщает перспектива провести хотя бы несколько минут в Царстве Мертвых… пожалуй, только лишь Джека…» - после этих мыслей Деймон с некоторым скептицизмом перевел взгляд от земли на Шинджи и едва заметно кивнул головой, - знакомый им двоим знак, возводящий между беззаботностью и осторожностью великую стену – пружинистым шагом заставляя снег приминаться. Пора бы и в путь. «Но это не меняет того, что мы должны приложить все усилия для закрытия этого «портала». Даже, если вдруг придется нанести визит полудохликам. Но какова вероятность того, что в другой части света не откроется точно такой же разрыв? И каким образом будет возможно его закрытие? Уж не думаете ли вы, что это может случиться за счет наших духовных колебаний? Все обойдется без жертв?» - заезженного угрюмого взгляда удостоилась прежде всего долговязая фигура идущего рядом Шинджи, а потом пристальный взгляд, утомленный разбегающимися в разные стороны снежными буграми, слепящими не хуже света палящего невадского Солнца, перекочевал на довольно-таки пугающего типа, Джека, и завершил незамысловатый путь на лице рассказчика, казалось бы, невероятных повестей, Креола. Лишь на секунду обладателю иссиня-черных глаз причудилось, словно внутри раздался одинокий вой мягкотелой тревоги. И если же все реже появляющиеся в задворках сознания мысли он мог игнорировать, то этот вопль здравого смысла – уже нет. – Маловероятно… - он перекатил слово на языке, будто пробуя его на вкус – оно кислое, вяжущее изнутри, отдающее горечью безысходности. Словно улетевший в ясное небо шарик, еще тогда, в детские годы.

0

14

- Проклятые возвращаются... Они заберут свои силы у тех, кто убил их однажды и силён за счёт пылающих жертв в вечных муках ада...
Креол с удивлением взглянул на Джека. Да он опять сморозил бред, но это был довольно серьёзный бред. И...
- Пожранные демонами, какими они вернутся?..
... Этот бред на удивление точно описывал то, что может произойти. Видимо, даже у не одарённых большим интеллектом личностей иногда случаются проблески... И он прав. Вернувшиеся из мёртвых зародыши Кишина, движимые яростью, захотят уничтожить тех, кто их убил. Перед глазами Креола невольно возникли их с Шарлоттой последние жертвы.
Вот та девочка-вампир из Румынии. Обращённая пару дней назад, она стала для них лёгкой добычей и Креол успешно проткнул её обсидиановым посохом. Да, она не хотела участи кровопийцы, но и умирать не хотела. Однако от вампиризма невозможно вылечиться.
"Она бы могла присоединиться к Шибусену. Если бы она сдалась добровольно, то я бы её пощадил. Но она за весь бой не сказала ничего подобного. Значит, она сама виновата."
Каллилопа, которую он сжёг заживо и Дикая Энергия, которую он попросту избил до смерти. Ну, о них и говорить нечего. Для этих глупых женщин  уже не было пути назад. Да и не захотели бы они...
"Наверное, проклинают меня, - "мысленно захихикал Креол, - "Сами виноваты."
- Ты тоже сюда приперся, чтобы бесить меня?! А, шпендель? Хватит нести гребанную пургу и возвращайся из своей преисподни тупых мыслей – я не намерен терпеть идиотизм еще от одного человека!
О. Кажется, Деймон наезжает на его оружие. Ну, как на его... Если верить рассказам той же Шарлотты, у Джека уже есть повелитель. Буйный типчик из NOTа, о котором Креол знал только то, что тот матерится, как сапожник. Два сапога пара, что уж сказать. Оба психи... Но, как бы то ни было, повелителя-матершинника тут нет и других кандидатов в оружие ведьмаку тут тоже не наблюдается (к сожалению, ибо секиры не в его вкусе). Поэтому на время этой миссии Джек - его движимое имущество.
- Уймись, - обращается Креол к однокласснику, - Лучше потрать свою энергию на что-нибудь полезное.
Например, на теплообразование. Вряд ли этот хмурый парень любит холод.
А Джеку, похоже, всё равно... Даже если его кинуть, скажем, в жерло вулкана, то он и туда наверняка будет падать с такой же глуповатой улыбкой...
- Не отходи далеко, - обратился ведьмак к секире, - Пила может напасть в любой момент и тогда ты мне понадобишься.
Увы, не тот зародыш Кишина эта Пила, чтобы на её можно было завалить голыми руками. Хотя, в случае Креола, шанс есть. Главное, чтобы она попала под действие его техники. И, если она не переживёт её, то не понадобятся ни Джек, ни Шинджи с Деймоном. Конечно, тогда он перед ними раскроет свой секрет, но, быть может, эти парни его не разболтают, если он попросит? Да, Джек слабое звено, но кто ж ему поверит?
"Сперва её найти надо бы... А уж потом и над тактикой можно подумать."

0

15

Один из спутников взбесился и начал давить Джеку на голову в прямом смысле слова. Но пацан это воспринял спокойно. Причиной отсутствия его реакции было то, что Гилмор искрился злостью, а Лайтлесс, как оружие, работающее от силы чужих эмоций, просто стоял и заряжался. Он продолжал хихикать, особо не вникая в слова нодати, ведь тот не говорил ничего по делу. Зато когда к нему обратился Креол, секира обернулся к нему и даже вынул перчатку изо рта.
- Ла-а-а-адненько! - бодро отозвался Джек, откозыряв повелителю. И с этого момента он следовал за Блейдом хвостом, будучи готовым обратиться в любой момент... ну или, может быть, защитить Блейда от внезапной атаки. Лайтлесс успел понять за этот месяц, что люди, которые не умеют превращаться в оружие, такие же хрупкие, как все остальные человеки. И, наверное, будет не круто, если все умрут. Как тогда Джеки попадёт домой?
На счёт "вовремя отразить неожиданную атаку" Лайтлесс не беспокоился. Он вообще ни о чём не переживал в бою. Зона его фонового внимания расползалась на довольно обширное расстояние, и если где-нибудь хоть блеснёт чьё-нибудь лезвие, Джек это заметит. Это объяснялось тем, что с самого детства его повсюду поджидала опасность. Ведьма, с которой он жил, прогневала чем-то своих сестёр, и те постоянно травили её и её "тварь". Ну а потом, когда пацан научился охотиться, ему приходилось порой биться с вовсе не беззащитными жертвами, а то и встречать мстящих за них. Всё то, что в категорию "опасность" или "вкусность" не относилось, автоматически отметалось сознанием. Ну или если ни того, ни другого в поле зрения не было, можно было и отвлечься на что-нибудь. Типа на чьи-нибудь просьбы.
Помимо этого уверенность Джека подкрепляли и его физические навыки. Он мог без труда поймать птицу в полёте рукой или пастью. Он знал, что еда может очень больно кусаться, и поэтому не стал бы действовать безрассудно.
Но, как бы, на охоте его таланты и заканчивались. Во всём остальном Джек был не полезнее лопаты с дыркой в полотне.
Он отвлёкся, поэтому его безумие немного спало. Но настроение было отличное, даже не смотря на то, что снег бил в физиономию и набивался в рот и нос. Секира начал чихать и фыркать, но при этом посмеивался, мол, как это забавно, снег в носу... холодно и щекотно...

0

16

Деймона не ждем, пишем дальше, ибо он ленивая задница
В своем нынешнем классе Шинджи не обладал какой-либо популярностью, да и душой всего классового сборища порой и нерадивых учеников он не являлся, как странно бы это ни звучало. Груз неподъемной вины сего факта можно бесстрастием обрушить на до селя идущего рядом паренька с растрепанным припорошенными снегом волосами и излишне сосредоточенным выражением лица, которое нечаянным образом придавало его образу некую зловещую окраску. К несчастью для всех понадеявшихся, что из-за столь незадачливого повода японец первым числом ринется за место партнерства искать бессмертной известности, могли бы сразу же утопить свои предположения в ледяной воде колодца. Несмотря на всю соответствующее Ивасаки вожделение обратить любое отношение к себе в естественно дружеское, он умел довольствоваться и парочкой по-настоящему близких людей, Куро и Деймон – чем не компания? Пускай лучший друг-хмурый-мухомор, который всяческими способами старался доказать обратное, почасту загорался пустяковыми приступами злости и едва ли не ежесекундно находил верный повод для прямого участия в качестве ненавистника всего мира, но оные бешенства неким образом даже подсознательно признавались комичными. Каким бы слабым сенсориком во взаимоотношениях с людьми Лев не был, ему настойчивым образом чудилось, что доброй дружбы с Креолом и Джеком со всеми вытекающими волей судьбы не могло случиться, по крайней мере, пока асоциальный напарник грозился вынести смертельный вердикт молодому оружию за безобидные проделки. Но и все бы оставалось в своем русле, – Джеки бы продолжал не внимать забавным, как смотрелось со стороны, придиркам Гилмора – если бы преисполненная жаждой справедливости душа Креола не затрубила желанием поставить «гр-р-р»-оружие на его место, каким это выглядело в глазах полукровки, кто с каждым произнесенным словом сводил брови к переносице все ближе и ближе, столь безобидным образом поясняя свое негодование происходящим. Конечно, стало быть вполне себе ожидаемо, что превышенное на десяток баллов стремление постоять за своих перекроет кислород человеческому здравомыслию, и что незатейливые словечки с ужаленным сравнительной сердитостью голосом непременно будут сказаны. - Почему бы тебе самому сейчас не взять и не уняться, Креол-кун? Ведь не к тебе же мой друг сейчас обращался, не думаешь? – слишком угрожающая интонации для обычного дружеского перекидывания парочкой не обидных фраз, увенчанная удобной улыбочкой преисполненного гневом ранее довольно милого яндере. Впрочем, на продолжения банкета Ивасаки даже не смел держать надежду и сам бы с превеликим блаженство покинул бы эту трещащую по швам шахматную доску, где каждая фигура делает по два шага за один ход. Таким шансом грех было не воспользоваться, и именно по этой причине царившая ранее вокруг альбиноса атмосфера рассыпалась на острые осколки, которые предельно доступным способом сообщали о возможности продолжения пока не нагревом на огне раздора баталии. Мысленно точа зубы на холода здешних мест, кои сумели поразить теплолюбивого японцы обилием снега, парень несколько небрежно спрятал лицо в пелену светло-серого шара и неспешно продолжил свою «работу сторожа» подле Демона, чье лицо при каждом витке мыслей накладывало на себя куда большую серьёзность, чем ранее. Определённо, где-то в глубинах сознания повелось на волю желание спросить напарника, по поводу каких-таких забот его гримаса становится все кошмарнее и кошмарнее, однако что-то настойчиво советовало немедля прикусить свой говорливый язык и уже заняться делом, по которому их, собственно, и послали в адское обиталище пурги и безжизненной деревушки. И Ива, приложив грандиозные усилия, пересилил свою пагубную мечту задать вопрос Деймону: сообщил англичан о том, что уйдёт вперед, сделал несколько шагов сквозь навалившие сугробы и нашёл себя в метрах двадцати от группы. На первый взгляд впереди и по сторонам не намечалось ничего, кроме невысоких домиков и того, что злорадствующий снег не позволял разглядеть человеческому глазу. И, возможно, японец так бы и не обнаружил ничего, что могло хотя бы отдалённо походить на предмет их поисков, если бы где-то с левой стороны не был замечен неяркий отдалённый свет, прижигаемый снегопадом, снежинки от которого так и норовили кольнуть кожу лица или растаять прямиком в глазах. Наверное, сейчас внутри его переполнял шквал эмоций и чувств, которые были выражены в лучезарной улыбке в пол лица и торопливой речи, которую он обрушил на парней, едва успевших приблизиться к точке наблюдения. Альбинос указал пальцем в сторону источаемого света, но тут же спрятал руку в карман куртки, как бы скрывая ту от мороза. - О-о-о… мне кажется, что там что-то есть! Возможно, это как раз то, что мы ищем!

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Добро пожаловать в сюжетку! » ск#04. ЗА ГРАНЬЮ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC