Вверх страницы
Вниз страницы

Death Weapon Meister Academy

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 03.06.13. Охота: Демон Рейни


03.06.13. Охота: Демон Рейни

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ИНФОРМАЦИЯ О ПРОТИВНИКЕ

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif  http://aniavatars.com/data/avatars/198/708.jpg

имя: Демон Рейни
тип: зарождающийся кишин
ранг: ★★

Тебя зовут ДЕМОН РЕЙНИ, и ты один из тех духов, что сначала исполняют три желания хозяина, после чего пожирают его душу и захватывают тело. Сейчас, кстати, как раз такой случай, тебе досталось тело какой-то милой спортивной девушки, которая и не догадывалась о последствиях своих желаний. Ты бесцельно бродишь по всему свету, ища себе новых жертв, однако пока что тебе нравится твое новое тело, и избавляться от него ты не собираешься. Во время боя ты в основном используешь свою демоническую руку, похожую на те, что у обезьян - она настолько сильна, что может пробить очень толстую стену за один удар. Это твоя основная тактика во время боя - наноси удары. Твоя главная слабость - твое тело. Если отрубить тебе твою руку, то ты будешь не сильнее той милой школьницы, которой принадлежит тело. Сейчас ты случайным образом забрел в ГОРОД СМЕРТИ, совершенно не представляя, что это означает.

ОХОТНИКИ

http://s018.radikal.ru/i526/1406/11/7b6e278430cd.jpg

Урсула Эрика Хартманн
22 года, ★★★

партнер: Джейк Инглиш
звание: оружие
форма: коса

Матильда Вэнс
20 лет, ★★★

партнер: Людивг Бельшмидт
звание: оружие
форма: винтовка

http://media.tumblr.com/9d46d637b4eaf9c6a0069a40d0795c47/tumblr_inline_n37f51RcUT1s53ljo.png

0

2

Так, куда тебя то бишь?.. Нет, милочки, с вами я уже разобралась, полежите-ка пока в сторонке. Мод, задумчиво повертев очередную пухлую папку в руках, наконец положила ее сверху и пододвинула всю стопку ближе к себе. Затем она мельком оглядела внушительные горы бумаги, оставшиеся непересмотренными даже после нескольких часов изнурительной борьбы с макулатурой. Что-то мне подсказывает, что такими темпами мы сегодня нескоро отсюда выберемся.. Так и до утра не долго. Просидишь и не заметишь.. Ах, как же хочется добраться сегодня до дома, выпить какао, свернувшись калачиком на коленках. Эти невнятные странные мысли вполне объяснялись тем, что в помещениях штаба никогда не было слишком уютно или слишком тепло, поэтому в редкие минуты Вэнс позволяла себе грезить о благах комфорта и удобства, которых были немилосердно лишены работники отделения, находящегося под руководством великолепной фройляйн Хартманн. Даже летом, что уж говорить о других временах года, когда от холода или сырости порой хотелось лезть на стенку. А что поделать, выдержка и стойкость духа бойцов специального подразделения должна закаливаться не только в боях, но и в холодных стенах Шибусена, то есть в непрерывном режиме. Так, надо думать, считало высшее начальство, и возражать бы Матильда не стала, да и никто не стал бы. Во всяком случае, сама Урсула действительно являла собой редкий пример этой самой стойкости, сопротивляться такой глубокой убежденности было бесполезно. Когда дело касалось принципиальных для Урсулы вопросов, о существовании такого слово, как “демократия” можно было сразу позабыть. Мод знала эту милую особенность своей начальницы, восторгалась, посмеивалась, по-настоящему ничуть не боялась, но все это проделывала молча. Она так привыкла к этому месту, что почти не замечала возможных неудобств, только иногда забавляясь мыслью, как же хорошо ей тут плохо живется. От возможности же поработать ночью вдвоем с прекрасной фройляйн, она почти получала удовольствие, особенного характера, конечно. В прочем, род деятельности Матильды был вовсе не таков, чтобы проводить сутки напролет за выполнением бумажной работы. Но увы, обратной стороной опасности и непредсказуемости выполняемых миссий оказывались кипы собранной информации и все те же неминуемые скучные обязанности. Но от этого никуда не деться, кто-то должен. И все сама, все сама, бедная. В этот момент Моди с трепетом взглянула на Урсулу. Она держалась стойко, молодцом, как и всегда, но, если внимательнее посмотреть, выглядела не менее уставшей, чем Матильда. Давно уже минула полночь, в Шибусене в такой поздний час никого не оставалось.. кроме разве что двух особенно отчаянных дам, одна из которых была здесь добровольно, вероятно, из-за какого-то внутреннего чувства долга и порядка, а другая.. Другая тоже, пожалуй, из чувства долга, но уже совсем иного рода. Матильде не хотелось оставлять Урсулу одну, наедине с этой устрашающей кипой документов в архиве, это было совершенно исключено. Она опасалась, что та в пылу слишком страстного выполнения своих обязанностей может перестать за себя отвечать, как уже не однажды происходило. Как часто суровые и строгие, особенно строгие по отношению к себе, личности ведут себя наивнее любого ребенка. Потому Вэнс была все еще здесь, уставшая, но довольная, и безропотно перебирала личные досье ведьм, так или иначе попадавших в поле зрения Шибусена в разное время. Некоторые из этих имен были ей совершенно не знакомы, относились, вероятно, к более раннему периоду деятельности отделения, другие напоминали Матильде о выполненных миссиях и заставляли ее даже замедлять работу, мысленно копаясь в прошлом..
Девушка с трудом подняла объемистую стопку папок, тяжелую, возвышавшуюся чуть ли не над ее головой, и осторожно направилась в сторону архива. Огромные шкафы были снизу большей частью заполнены – результат многочасовой нудной работы, никак не рассчитанной на один день и на двух безумных, но довольно хрупких девушек. Мод, каждую секунду боясь сделать неверное движенье, забралась на верхнюю ступень стремянки и попыталась дотянуться до ближайшей свободной полки. Не вышло. Она растерянно оглянулась.
- Миледи, никак не могу достать, - медленно произнесла Матильда голосом извиняющегося ребенка, обращаясь к Урсуле. Только не уронить, только не уронить. Черт, я сама скоро упаду, голова уже кругом идет. Затем девушка медленно слезла со стремянки и, немного подумав, осторожно произнесла, - Может быть.. достаточно на сегодня? Смотрите, как много еще осталось, а мы можем закончить завтра. –  Моди кивнула на горы папок на полу. Повезет, если успеешь разобрать такую хотя бы за еще одни сутки. Еще одна веселая ночь, ну ничего, когда-нибудь они кончатся. Да-а, дорогие?
- Пойдемте, Миледи, у вас синяки под глазами будут. Так нельзя, что вы с собой делаете? Я за вас боюсь. Давайте я вас до дома провожу, вы сами не дойдете.

0

3

"Это - направо. Это - налево"
Урсула моргнула несколько раз, пытаясь собрать в слезящихся глазах прыгающие в разные стороны символы в единый текст. В этом горном хребте бумаг, которые ещё не приведены к единому стандарту или просто не рассортированы, пропадала и Матильда, и Урсуле порой хотелось встать и проверить, не похоронили ли её горы деловой документации. Холод, забирающийся под юбку, заставлял Хартманн время от времени ёрзать на стуле, чтобы хоть как-то согреться. Но ёрзала она только пока никто другой не видел.
Ещё одна папка легла на положенное ей место, и Урсула поняла, что сон пока одерживает над ней безоговорочную победу. Она не спала толком ещё с первого числа, когда лично провалила покушение на Спирита Албарна, и тряслась целые сутки, ожидая, когда к ней нагрянет отряд Кос Смерти, чтобы уничтожить плохую "Непорочную". Тряслась в моральном плане, естественно, но пронесло - видимо, удар славной девочки выбил всю память из конкурента Эрики. Хоть и выспаться она до сих пор не могла. Сырость, холод и неудобство, царившие в отделе по справедливому решению вышестоящих инстанций, что на работе не сидят, на работе работают, давали ей возможность справляться со сном, но сейчас Хартманн достигла своего предела.
Матильду она всё-таки смогла увидеть, когда очередная папка исчезла с неположенного места. Кажется, всё хорошо, но теперь, будучи на обозрении своей подчинённой, Урсула даже не пыталась подышать на свои руки, онемевшие от перебирания бумаги и прохлады. Она подавала пример, хоть и покрылась гусиной кожей так, что самой было страшно. Матильда вызвалась помочь сама - и Урсула удивилась. Но испытала и необозримую благодарность за это. Вэнс была занята вещами, которые не имели к бумажной работе никакого отношения, и всё же взвалила на себя обязанности, которые ей не поручали. Хартманн уважала подобное. Ещё она понимала, какому риску ежечасно подвергает себя Вэнс, входя в тусовку ведьм и вылавливая их по одной.
Эта подчинённая, определённо, заслужила настолько тёплое отношение Хартманн, насколько слово "тёплое" было применимо к Белой косе. Перед ней проявить слабость Урсула не могла, и она ускорила проверку настолько, насколько вообще выдерживали её слезящиеся глаза.
Матильда встала с места - Урсула моментально скосила на неё глаза, следя, как она пробирается с огромным ворохом папок через горы таких же, но неразобранных. Когда Вэнс начала залезать на стремянку и покачнулась, Урсула уже была рядом, схватившись онемевшими пальцами за лестницу. Если сейчас Матильда потеряла бы равновесие, Эрика бы среагировала - но вместо этого подчинённая спустилась, таки не дотянувшись до полки.
- Я положу их. - тон Белой косы был чуть теплее, чем обычно говорила Урсула с теми, кто был ниже её по рангу. Она подхватила груз Матильды и взобралась на стремянку сама. Да, полки здесь явно не были рассчитаны на миниатюрных девочек, коей до сих пор оставалась Вэнс.
А сама Вэнс, меж тем, говорила умные вещи. О том, что можно продолжить завтра, и что уже очень много времени. Хартманн спустилась со стремянки, посмотрела на часы. Подумала немного. Посмотрела на Матильду, очень внимательно и цепко. Снова на часы. Потом - на гору бумаг.
- Я могу закончить сама. - заметила Урсула, возвращаясь к своему столу. Но, вместо того, чтобы сесть и приняться за бумаги, Хартманн взяла со стола ключ, чудом не затерявшийся в этом бедламе. - Но тебе не стоит ходить одной так поздно.
Она прошлась до зеркала, чтоб машинально поправить пиджак и юбку. Да, верно. Под глазами пролегли глубокие тени, нос будто бы заострился. Если бы это было из-за работы... Но это всё из-за сорвавшегося убийства Албарна, сорвавшегося так нелепо и глупо.
Хартманн потрогала зеркало, словно пытаясь проверить на ощупь, какие у её зеркального двойника синяки. Матильда предлагала проводить её, проявляла заботу. Да, одна из тех четверых, кто был её руками, ногами, глазами, ушами... сердцем, в конце концов.
- Я провожу тебя до дома. - как бы завершая сказанное, ответила Хартманн. - Здесь опасно по ночам, а задержалась ты из-за меня.
Минутка тишины. У её зеркального двойника ледяные пальцы.
- Со мной ничего не случится. Но я не хочу, чтобы пострадал кто-то из моих подчинённых.

0

4

Почувствовав, что руки освободились от тяжелой ноши, которая каждую секунду норовила опрокинуться то ли прямо на Матильду, то ли на пол, девушка могла вздохнуть спокойно. Причем было не ясно: то ли облегчение было вызвано тем, что можно было больше не опасаться за свою голову (Матильде чрезвычайно хотелось бы уберечь ее от такого сильного потрясения), то ли приятной уверенностью, что не придется сортировать документы по папкам заново. Пожалуй, и тем и другим. Хотя голова у меня крепче нервов, они вряд ли выдержат множественное повторение экзекуции.. Мод, чуть отойдя назад, чтобы дать место, с благодарностью взглянула на Урсулу. Вэнс невольно залюбовалась, как та с присущей ей – Матильда часто наблюдала за движениями начальницы, чаще всего незаметно, исподтишка, не столько опасаясь вызвать гнев Хартманн, сколько интуитивно стараясь оберегать неприкосновенность ее личного пространства, но иногда и с открытым восхищением, как сейчас – легкостью и ловкостью добралась до недосягаемой для Моди полки. Сила и энергия во всем, почти как всегда. Она настолько хорошо владела собой, что внешняя усталость, казалось, не могла взять над ней верх. По крайней мере, Хартманн делала все, чтобы не показывать ее, не давать слабину на глазах подчиненных, то есть и ее, Матильды. Мод в эту секунду искренно хотела, чтобы Урсула поняла, что ей не стоит, не нужно сейчас держать себя под контролем. Но это было невозможно. Урсула без ее суровой сдержанности, ее холодной рассудочности, была - если и была, существовала такая где-то внутри Хартманн – другим человеком, незнакомым и никогда не зримым окружающими людьми. Но едва ли Мод имела право желать видеть ее другой, не будучи на месте Белой Косы, не понимая, не зная, каково это – постоянно ожидать нападения и всегда быть готовой держать удар, откуда бы он ни пришел.  Не мне рассуждать об этом..  Я понимаю, что при всем желании быть лучше, чем мы есть, быть теми, какими нас хотят видеть другие - это сложно, невозможно подчас. Даже стремится к этому, осознавать необходимость меняться для других - тяжкий труд. Многие и смысла в этом не видят. Поэтому и любят себя люди такими, какие они есть, поэтому и хотят, чтобы такими их любили другие. “Полюбите нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит”. Как же это похоже на нас, на всех нас, на меня тоже, на меня, гадкую, в первую очередь.. Впадая в задумчивость, Мод к окончанию потока беспорядочных мыслей нередко теряла нить рассуждений. Так случилось и сейчас, поэтому она, очнувшись, с плохо скрываемой растерянностью взглянула на стоящую рядом девушку.
- Сами можете, можете, все можете, - негромко проговорила Матильда с грустью в голосе. Вблизи она поняла, что ошиблась. Что-то было не так, не как всегда. Теперь ей ясно казалось, что фройляйн выглядела не столько уставшей, сколько измученной и чем-то озабоченной. Едва ли такое состояние могла вызвать чисто формальная работа для поддержания порядка, которой им сейчас приходилось заниматься. К ней было невозможно относиться столь серьезно. А к чему можно? Будучи одной из самых младших кос смерти на данный момент и только недавно получив это звание, Матильда была плохо осведомлена о том, что происходило в последнее время “наверху”. Поэтому девушка не могла знать наверняка, что вызвало обеспокоенность начальницы, в ее распоряжении были только слухи. А они на этот раз действительно вызывали мало радости. Впрочем, сгущать краски было неизменным свойством устного творчества. В какой-то момент Матильда даже приоткрыла рот и хотела заговорить об этом, но, взглянув на Хартманн, тут же осеклась. Раз Миледи мне сама ничего не говорит, значит, это меня не касается. Право вмешиваться в такие дела нужно заслужить. Я птица пока маленькая, больше важности. Смех, да и только. Так что.. я могу только постараться не загружать ее еще больше.
-О, это будет чудесно. Я только уберу здесь немного, иначе ребятам завтра туго придется, - с этими словами Мод опустилась на пол и принялась собирать листы бумаги, в пылу работы раскиданные по всему кабинету. Вэнс не любила захламленные пространства и совсем не терпела лишнего под ногами, посторонние предметы ее раздражали. В этом она была солидарна с начальством. Но споры иногда возникали, ведь при всем при том из-за крайней рассеянности на деле ее руки редко доходили до того, чтобы наводить порядок. Поэтому, при идеально чистом полу, на всем, что выше, нередко творился ужасный бардак. Подобрав последний лист, она мысленно вернулась к словам фройляйн и задумалась. Разве? Но в городе, кажется, безопасно, нечисть сюда ни в жизнь не сунется. Правда, придурков все равно хватает, как и везде..  А ведь от меня немало проку и без напарника, не просто так же меня осчастливили громким званием и так рано. Ладно, нужно идти, пока Миледи не передумала. Матильда энергично выпрямилась (будто сна ни в одном глазу), сложила поднятые листы на стол и направилась к двери. Здесь она немного задержалась, ожидая пока Урсула пройдет вперед нее, и вышла следом. Штаб отведения находился на верхнем этаже Шибусена, выход располагался в другой части здания, так что будь Матильда сейчас одна, она, пожалуй, изрядно бы трухнула. Но в сопровождении Урсулы девушка была спокойна, но все-таки почувствовала облегчение, когда пустынные мертвые коридоры остались позади и они вместе вышли на улицу.
Кожа ощутила приятное прикосновение теплого ветерка. Однако тревожное чувство не оставляло Вэнс. Прекрасный успокоенный город, но ночь выдалась безлунной и девушка даже при очень остром зрении (чего было ожидать от прицельного оружия?) с трудом различала в темноте очертания предметов. – Хороша ночь.. Особенно хороша будет, если ничего не произойдет, - негромко произнесла Мод, нервно засмеявшись в конце.. Что-то приближалось.

Отредактировано Matilda Vance (2014-07-05 18:57:13)

0

5

http://aniavatars.com/data/avatars/168/393.gif

Короткими перебежками ты передвигаешься по городу Смерти. Тут хорошо пахнет, очень! Запах такой... такой... насыщенный, ага! Явно много вкусных чистых душ, не то что в предыдущем городе, где подобных тебе было навалом. Да и город был шумным и большим, там не поохотишься, не то что тут! Ты останавливаешься посреди улицы и принюхиваешься. Кажется, недалеко от тебя есть два человека, которые не знают о том, что ты рядом. Интересно, а они вкусные? Не ведьмы? Душа ведьмы тебе не понравилась, больно она была большой. Маленькие души - в самый раз! Ты наклоняешь голову набок и задумываешься над тем, как лучше бы встретить этих двух людей. А они случаем не из этого большого здания на холме, нет? А что за здание? В твоей голове роится столько вопросов, что ты попросту не знаешь, что делать! Задумавшись еще раз о том, как же лучше встретить этих двух людей, ты решил просто подойти к ним. С одним парнем, который был другом твоего нынешнего тела, было легко разобраться - ты подкараулил его на железнодорожном переходе, побил, а потом, когда его переехал поезд, ты забрал душу и скрылся. И волки сыты, и руки не забрызганы кровью. Ну, не сильно. Ага, вон они, две женщины! Ты облизываешься и неспешно идешь им навстречу. Останавливаешься напротив и смотришь. Молча. Интересные особы, а каковы их души на вкус?

0

6

Гордость, сколько не старайся, не даст желанного отдыха, но обязанности, лежавшие тяжким грузом на плечах Урсулы, не давали ей покоя. «В конце концов», думала она, «я могу просто проводить Матильду и вернуться назад, чтобы закончить к утру», и эти мысли позволяли ей безболезненно заставить замолчать хоть на минуту своё чувство долга. Глаза у неё наливались свинцовой тяжестью так, будто собирались лопнуть, и Урсуле приходилось часто моргать, пока она проверяла напоследок, всё ли в порядке. Матильда где-то в стороне грустно отметила, как обыденно ведёт себя её начальница – и Эрика согласилась с ней. «Именно так, Мэтти», вздохнула Эрика про себя, «И никак иначе, потому что я отвечаю за вас»

Сказать это вслух Хартманн никогда бы не решилась, не из-за неуверенности – из-за изначально поставленной между собой и подчинёнными границы, которую она не пересекала. Работа – не то место, где стоит выбирать любимчиков, но четыре генерала, как окрестила их когда-то сама Эрика, были для неё, возможно, самым дорогим.

Порой, засидевшись за бумагами, уснув на рабочем месте и проснувшись от того, что бестолковый напарник ворчит над ухом, какая чушь тут происходит, Урсула думала, что её заветная мечта – стать орудием самого Шинигами – несбыточна, и ей почему-то становилось от этого хорошо. От того, что «временный» напарник так и будет временным, что Матильда будет приходить с охоты и наслаждаться вниманием сразу двух мужчин, и что ей самой останется только ворчание Джейка над ухом. Урсулу пугало это робкое счастье, но сама она, ещё не поняв до конца, какая жизнь её устраивает больше, уже тянулась к нему сама.

– Спасибо. – коротко поблагодарила Урсула Матильду, когда услышала о приборке. Её занимали сейчас совсем другие мысли – ведь не только возможное наказание за несостоявшееся покушение волновало её. Что, если бы это удалось – что бы тогда было с её четвёркой? Всех во дворец Шинигами не возьмёшь, и они остались бы здесь одни.

«А ведь я, несомненно, предала бы их этим»

Когда Вэнс закончила попытки навести здесь порядок, Урсула уже успела мысленно пообещать себе больше не делать опрометчивых шагов.

– Пойдём. Ночь сегодня обещает быть тёплой, там явно будет теплее, чем здесь. – Эрика напоследок повела плечами, словно стряхивая с них груз тяжёлой работы, и пошла к выходу.

Луна не хохотала сегодня на небе, а снаружи и правда было тепло, и Урсула снова едва ощутимо задрожала – контраст между «внутри» и «снаружи» давал о себе знать. А потом – она, видимо, опоздала с осознанием на секунду – и Хартманн почувствовала угрозу, уже после нервного смешка Вэнс.

– Бог сегодня спит. – покачала Эрика головой, ощущая, как что-то несётся к ним.

«Это» шло им навстречу. Остановилось. Принюхалось, кажется. Нечто в капюшоне, нечто, от чего веяло смертью. Урсула с тоской подумала, что Джейк, наверное, сейчас десятый сон видит, сопя в подушку и распинав одеяло по всей кровати. Он спит, бог спит, а враг не спит – вот он.

– Вэнс, ты владеешь оружием? – быстро, но чётко проговорила Хартманн. Ей не хотелось признаваться, что она сама – а это была самая горькая правда о Белой косе – не имеет почти никаких навыков как повелитель, хоть и знала, что кому-то доводилось совмещать эти роли хотя бы на время. – Тебе придётся сражаться мной, быстро!

Не дожидаясь ответа, Белая коса, ощутив знакомое чувство того, как меняется тело, сама скользнула в руки Вэнс – огромная, величественная, белая и непорочная. Слишком, чёрт возьми, огромная для такого тела!

«Ох, Вэнс, ведь ты сильнее, чем кажешься… удержи меня, прошу» – мысленно взмолилась Хартманн.

Отредактировано Ursula Erica Hartmann (2014-07-29 16:33:27)

0


Вы здесь » Death Weapon Meister Academy » Архив » 03.06.13. Охота: Демон Рейни


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC